Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Армия № 13 (808) 6–12 апреля 2022 13+

Передислокация российских войск на Украине вызвана военными причинами

, 19:38

Передислокация российских войск на Украине вызвана военными причинами

На Украине продолжается Специальная военная операция (СВО) армии России. Её некоторые ключевые моменты – в нашем материале.

 

Топливная удавка

Одной из основных целей ракетных и авиационных ударов к концу первого месяца СВО стала топливная инфраструктура Украины. А именно – нефтебазы, склады ГСМ ВСУ, которые активно уничтожались с самых первых дней, но их пытались восстанавливать, а также хранилища при нефтеперерабатывающих заводах. Они поражаются крылатыми ракетами воздушного, наземного и морского базирования как большой дальности, так и оперативно-тактическими. В одном из кадров камеры наблюдения во время недавней атаки на нефтебазу в Одессе засветилась ракета Х-59М2/МК2 с дальностью порядка 300 км, обычно применяемая ударными машинами фронтовой авиации по кораблям или по высокопрочным целям вроде мостов или укрытий. Наверняка для таких атак используются и бомбардировщики с корректируемыми или обычными бомбами и ударные беспилотники. А если цель относительно недалеко – туда спокойно долетит и управляемая ракета РСЗО «Торнадо-С». Благо их теперь есть несколько серийных моделей, и они активно применяются.

Остатки украинских ПВО пытаются этому противодействовать, но толку от этого уже практически нет. Каждую ночь в разных уголках Украины пылают новые огромные костры, которые часто даже не пытаются тушить – всё догорает само. Эти нефтебазы пытаются восстанавливать, но несколько повторных ударов показали, что подобная практика отслеживается. Добрались и до НПЗ, в частности, в Одессе и Кременчуге. Причём, надо заметить, что заводы не уничтожаются – потом пригодятся. Уничтожаются хранилища топлива или же какое-то важное оборудование, которое невозможно быстро восстановить, но без него нельзя работать.

На Украине власти даже запретили снимать и выкладывать кадры с поражением объектов. Якобы чтобы ВС РФ не узнали результатов. Это глупость – удары всегда контролируются беспилотниками и спутниковой разведкой. Так что эта мера, как и прошлые запреты на съёмки разгромленных колонн и объектов ВСУ, нужна для оболванивания населения. Правда, в отличие от сгоревших колонн и военных баз нефтебазы и НПЗ находятся в городской черте или рядом, так что весь город всё равно всё видит. Да и видео, несмотря на запреты, всё равно расползаются по Сети.

Набрасываемая армией России на Украину «топливная удавка» душит всё сильнее. Если некоторое время назад даже в частях ВСУ на Донбассе выдавали не более 50–60% топлива от нормы, то сейчас нет и того. В других местах проблема стоит ещё острее. При этом экспортная трубопроводная структура не трогается.

Говорят, руководство противника, из-за того что топливо стало негде хранить, решило прятать ГСМ в составах на станциях или в автоцистернах. Поэтому транспортные железнодорожные узлы начали подвергаться ударам – такие составы тоже будут уничтожать. А в автоцистернах много не спрячешь, да и их будут вылавливать на дорогах и районах сосредоточения. Это было отработано ещё в Сирии. Нефть и нефтепродукты – это кровь армии и экономики. Без них можно быстро улететь в XIX век. Перед грядущими серьёзными сражениями это очень важная и нужная мера.

Также российские ВКС могут обратить внимание на системы обеспечения электровозной тяги на железных дорогах. Если их выбить, то топливный голод станет намного сильнее, а на тепловозах всю железнодорожную сеть не потянешь. К тому же тепловозы потребляют очень много топлива. Раньше железные дороги российская армия почти не трогала, очевидно, не желая мешать эвакуации людей. Но раз уж в НАТО решили попробовать поставлять на Украину технику, то можно продолжить практику разгрома железнодорожных ключевых узлов, а то и мостов. Заодно и отучить натовцев от поставок тяжёлого вооружения.

 

Вопрос о планах на территории

К сожалению, Минобороны России не очень охотно освещает реальные цели, задачи и планы СВО. Равно как и политическое руководство страны. Хотя по ­поводу судьбы освобождённых территорий уже пошли намёки и от официальных лиц. Например, сенаторов из СФ с их высказываниями о том, что «Украина вряд ли сможет сохранить суверенитет по итогам операции», и уточнениями, что у неё и не было этого суверенитета никогда. Впрочем, куда больше о судьбе ряда территорий Украины говорят реальные действия.

Например, в южных регионах, то есть в Херсонской и Запорожской областях, военные власти с самого начала активно наводят новые порядки. Там первыми были сформированы военно-гражданские администрации (ВГА) под патронажем военных комендантов. Силы правопорядка из Росгвардии, ФСБ и новоформируемых «временных отделов внутренних дел» уже активно «шерстят» провокаторов и диверсантов и просто прячущихся «бывших» из ВСУ и СБУ. Формируются некие народные дружины и казачество. Простым же гражданам простили долги по ЖКХ и долги украинским банкам, снизили тарифы до среднероссийских. Принято много мер по оживлению торговли, доступу местным аграриям и предпринимателям на рынки России.

Более того, с апреля на этих территориях в параллельном обороте находится российский рубль, активно ведётся вещание российских ТВ-каналов (украинские отключены) и радиостанций. Разумеется, на русском языке. Ставится вопрос о начале обучения в школах уже по российским учебникам и программам или по аналогичным из ДНР/ЛНР. Везде снимаются украинские флаги – они заменяются российскими. Убирается и украинская символика вроде бесконечных «тризубов». В общем, сценарий очень знакомый. Однако чем в итоге закончится дело – вопрос открытый, хотя догадки имеются. Но официальные власти РФ на эту тему пока помалкивают.

 

Отойти, чтобы вернуться

А вот на северных территориях Украины – Киевщине и Черниговщине такого не происходило. И потому начатый внезапно отход сил северных оперативно-тактических группировок армии России из этих регионов не выглядел так уж странно. Было внутреннее ощущение, что в этот раз они пришли туда не навсегда или ненадолго. Некоторые решили, что эти действия являются следствием т.н. «переговорного процесса» – но это не так. Военные планы Генштаба от говорильни г-на Мединского зависят мало. Возможно, основная цель этих переговоров с Киевом – показать недоговороспособность Украины. Хотя вопрос – кому показывать? На Западе всё равно верят в любой бред, исходящий от Зеленского, а в России эти переговоры вызывают только раздражение населения, «заряженного» на войну до полной победы.

Сам отход с военной точки зрения не означает никакой «победы» для Киева. Там могут разве что раздуть информационную «перемогу» перед будущими «зрадами». Заодно сдабривая всё фейками про «резню в Буче» и прочее. Неприятный момент тут только один – приблизившиеся к нашим и белорусским границам ВСУ могут начать обстреливать наши территории. И тогда придётся принимать меры. Возможно – возвращаться.

 

Битва за Юг и Восток

Отход и передислокация войск с северного фаса фронта вызваны чисто военными причинами. Неизвестно, были ли эти действия в первоначальных планах именно в таком объёме. Возможно – да. Или они были скорректированы, потому что сейчас требуется сконцентрировать куда больше сил на восточном и южном фронтах.

Целью этих действий может быть завершение окружения донбасской группировки ВСУ, насчитывающей порядка 45 тыс. человек. С последующим её рассечением и уничтожением и принуждением к сдаче. Одновременно должны быть разгромлены и собранные в районе Запорожья и Днепропетровска силы, которые ВСУ рассчитывают использовать для деблокады будущих «окруженцев». Это приведёт к падению украинской власти в этих регионах и военной катастрофе Украины на всём востоке. Попутно должна решаться и проблема «харьковского мешка», где сидящая группировка представляет угрозу и для нашей территории в Белгороде, в чём все недавно убедились. Харьков должен быть взят.

Впрочем, донбасская группировка Украины уже практически в полукотле. Отойти украинцы не могут уже сейчас – отступление по степным дорогам под огнём наших ракетных войск и артиллерии и под ударами авиации и беспилотников будет страшнее, чем белорусские дороги для немцев летом 1944-го во время операции «Багратион». Попытка деблокады по тем же степям приведёт к такому же результату.

Маневренная война – это то, что отлично умеют в ВС РФ, но совсем не могут в ВСУ. Так что сражение на Павлоградской дуге, как его уже окрестили, не станет маневренным сражением. ВСУ, как обычно, забьются по населённым пунктам и попытаются спрятаться за спины гражданского населения. Их придётся долго и нудно перепалывать и перекапывать, стараясь беречь мирных жителей и нести поменьше потерь.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram

Общество