//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Национальный Акцент

//Тема номера

О вкусной индейке замолвите слово!

№ 44(535) от 10.11.16 [ «Аргументы Недели » ]

О вкусной индейке замолвите слово!
Фото В. Матыцин / ТАСС

Любимые темы редакции «АН» тесно связаны с крыльями. В первую очередь это гражданская авиация, моторостроение. Но есть и другие «крылатые сферы», не менее важные для страны, чем самолёты. К примеру – промышленное птицеводство. Здесь мы стремительно выбились в мировые лидеры по темпам роста и качеству мяса.

В Ростовской области как грибы после дождя выросло несколько сот промышленных комплексов по выращиванию и откорму индеек и уток. Сюда едут специалисты со всего мира. И прежде всего из стран, где индустрии выращивания индеек десятки и даже сотни лет. Фирма «Евродон» стала главным российским чудом последних десяти лет. Мотором новейшего промышленного монстра был и остаётся его основатель Вадим ВАНЕЕВ. Сегодня он – гость главного редактора Андрея УГЛАНОВА.

Важное замечание. Предлагаемый материал и все предыдущие репортажи и интервью о ростовском чуде не являются рекламой, редакция денег за них не берёт. Рассказать о «Евродоне» – для редакции огромная честь.

По индюку на москвича

Вадим, мы не говорили на страницах «АН» о твоём промышленном комплексе больше двух лет. С тех самых пор, когда на первой полосе поместили твою фотографию с огромным индюком, килограммов на сорок.

– Сорок пять.

– Бараны мельче. Вообще за это время было много чего. Отчасти из-за наших публикаций на твой бизнес положили чёрный глаз плохие парни. Захват огромного комплекса был почти неминуем, и я был готов назвать в газете имена захватчиков, чтобы конфликт из «подковёрной» фазы перешёл в публичную. Но не понадобилось. В дело вмешался Сам, и плохие парни отползли в преисподнюю, откуда и появились. Одним словом, ты выдержал. Поэтому начнём с простого, человеческого – как с производством мяса, с импортозамещением и перспективами?

– Я бы сказал словами Владимира Владимировича: «Человеку, который занимается бизнесом в России, уже надо памятник ставить!» Ну сегодня то, что было два года назад, мы уже прошли.

– Я помню, в сутки у тебя получалось 80 тонн индейки.

– Сейчас 240 тонн.

– Это живого веса или готового мяса?

– Живого. 17% выкидывай в отход. Со следующего года будет 430–435 тонн в день живого веса.

– Если перевести на железнодорожные вагоны…

– Давай лучше на машины.

– Фуры, которые везут тонн 20?

– Нет. Если «охлаждёнка», то 12 тонн, потому что верхние коробки раздавят нижние. В среднем возьмём 14.

– Хорошо.

– В следующем году выходим на 430 тонн в сутки, убираем 20% отходов. Получается почти 350 тонн в сутки, или 25 машин.

– Каждый час и круглый год с твоих фабрик выходит многотонная фура?

– Да. Этот поток надо расформировать по городам, магазинам, сетям. При этом выдержать температурный режим, чтобы донести до потребителя.

– Сколько времени нужно, чтобы из Шахт (Ростовская область) перегнать фуру за 1000 км?

– Обычно выходим вечером, чтобы меньше пробок было, и на второй день, вечером, в ночь машина прибывает.

– А машины чьи?

– Наёмные.

– Сколько автомобилей вас обслуживает?

– Очень много. До 200 машин. Это большие. Маленькие вообще не счесть.

– Два года назад промышленных комплексов в Ростовской области было 85.

– К февралю 2017-го их будет 310.

– 310?! Кто видел эти «птичники», а я видел, скажут, что каждый из них больше футбольного поля. При этом птицы совершенно чистые – ослепительно белые. Утки – нежно-жёлтые.

– Два футбольных поля.

– Территория, уходящая в бесконечность. Можно сравнить с театральной сценой – если смотреть в зал – ряды уходят в туманную даль. Сколько на «двух футбольных полях» индюков?

– До 12 тысяч.

– Впечатление фантастическое. Такой российский размах, чтобы было много, не как в Западной Европе.

– Там другая система: мелкие фермеры выращивают птицу и везут её на мясокомбинат. У нас полный цикл – «от и до». Единственное – у нас нет земли для выращивания зерна на корма. 2,5 года назад выращивалось 2,6–2,7 миллиона. Индюков в следующем году будет 10 миллионов голов. В России всегда считали по головам.

– 10 миллионов индюков – это почти население Москвы, если по головам.

– Да. Каждому москвичу – по одной голове.

– То есть ты каждый год будешь производить «по Москве», если бы она была населена индюками.

– Да. Самец – 21,5 кг, самочка – 10,5–11, вот так вот. Если у нас в стране живут 146 миллионов человек, то в следующем году на одного россиянина будем производить 1 кг индейки.

– Это только твоё, не говоря о других хозяйствах?

–Да, хотя есть и такие, которые пишут, что они нас чуть ли не обогнали. Мы улыбаемся…

Импортный девиз: и так сожрут! 

– Скажи, в чём была беда птицепрома Советского Союза? Не хватало кормов? Говорят, основной кормовой базой были отходы рыбной промышленности?

– Да. Поэтому иной раз от куриц шёл запах рыбы.

– Кстати, о запахах. Рядом с твоими гигантскими комплексами запахов нет. Не летают тучи голубей и воробьёв, мух – постоянных спутников птицеводческих ферм.

– Комплексы, по сути, герметично закрыты. В них даже обслуживающий персонал практически не входит – всё автоматизировано. Тем, кого ты перечислил, делать там нечего. Всё стерильно чисто даже вокруг комплексов.

– Но индюки «жрут» с утра до ночи. И десятки фур мяса в сутки должны соответствовать ещё большему количеству кормов. Где ты его берёшь?

– Корм производим сами.

– В Ростовской области?

– Да.

– То есть на своих полях?

– Нет. Полей нет. Покупаем зерно у всех.

– В основном кукурузу?

– В основном зерно.

– Пшеницу?

– Да, пшеницу и кукурузу.

– Сколько на 10 миллионов индюков уходит зерна?

– 2,7 килограмма кормов на один килограмм индейки. Такая конверсия.

– Сколько нужно кормов, как раньше говорили, «на круг»?

– 400 тысяч тонн комбикорма в год. В нём 45–50% зерна. В комбикорм добавляются кукуруза или пшеница, соевый шрот, витамины. Кстати, витамины – это не стимуляторы роста. Нам они без надобности.

– Недавно показывали по телевизору китайскую ферму – какой-то тихий ужас! Валяются дохлые птицы… Чем отличаются твои комплексы от традиционных птицеводческих ферм в Китае и в США?

– Кардинально. В Китае я не был, но наши сотрудники были, они показывали фотографии: очень печально. В Америке я видел всё лично. Не впечатлило ничего. Преимущество российских компаний в том, что, начиная с нуля, мы взяли всё самое современное. А им нет смысла строить, у них всё построено.

– У них построено и полуразрушено. Считают – и так «сожрут»?

– И так жрут, и всё есть. А мы построили самые современные комплексы. Лет 6–8 назад завозили птицу миллионами тонн. Кто мог подумать, что будем экспортировать?

– Кто бывал в европейских, китайских и американских птичниках, видели, что там запросто валяется дохлая птица. Когда спрашивают владельца: «А почему у вас не убирают? И от чего она дохнет?», ответ очень простой: «А чего её убирать, когда мы всё равно кормим их антибиотиком и они никогда не заразятся». У тебя сколько дохлых птиц можно наблюдать? Валяются они в комплексе?

– В Америке я дохлых птиц не видел, но вообще не сильно убирают птичники. Зачем – издержки огромные. А антибиотики – и вправду, чтобы не болели.

– То есть они подстилку не меняют?

– Нет.

– А ты сколько раз меняешь подстилку?

– Каждый тур. Всего за год три тура.

– Что значит три тура?

– Период выращивания – 140 дней. После этого сразу всё до блеска вымываем и дезинфицируем. И потом, после обработки, ветеринары принимают птичник, делают пробы, контролируют,  чтобы никаких микробов не осталось для новой партии птенцов.

– А они?

– А они нет.

– То есть проходит 140 дней, они птицу забивают и запускают птенцов?

– Андрей, чтобы мы всех не обвиняли. Где я был, мне говорили: «Мы ничего не убираем». Вот и всё.

– То есть новый птенец приходит на чужой помёт?

– Все болезни там. Вот и колют птицу антибиотиками или дают с кормом.

Фермерская птица – кот в мешке

– Что касается применения антибиотиков. Вы ими пользуетесь? Сам я кур недавно завёл у себя на участке, пятнадцать голов с петухом. Пару раз было – стояла в сторонке курочка, вся какая-то задумчивая, да потом и померла. А твои индюки все радостные. Вот-вот закричат: «Да здравствует Путин!» Почему они такие? Чем их пичкаете?

– Ничем не пичкаем. Допустим, у нас  310 птичников, двойных футбольных полей, – на одном «футбольном поле» теоретически раз в два года возможна вспышка. Мы её в таком случае заблокируем: дадим антибиотик, чтобы вспышка не распространилась, как грипп, на другое поголовье. То есть вся птица останется здоровой. А когда птицы здоровы, их не нужно ничем пичкать.

– Всем подряд в комплексе?

– Всем подряд в этом «птичнике», но я сам всегда ем только своё индюшиное мясо.

– Последние два года и я. Вот ещё у меня какой вопрос. Появляются фермерские магазины, на рынках специальные отделения, где стоят люди и говорят, что у них своя ферма, где аж 20 индюков и один другого краше. А можешь ли ты достичь такого фермерского уровня, когда можно сказать: «У нас фермерское!»

– Выскажу своё мнение. Это от лукавого. Я очень сомневаюсь в том, что все они пишут, что это фермерское. Приведу простой пример. Сколько индеек может выращивать ферма? Ну 100–150.

– Это если он и его жена работают, и все их 15 детей.

– И соседей.

– У меня 15 куриц. Не то чтобы это было совсем затратно. Но всё равно – нужно за ними следить.

– Разделим 10 миллионов индюков на 150. Получается, на такое стадо фермеров нужно 67 тысяч человек! И где они будут птицу забивать? И как они это делают дома?

– Как где? Стоит пенёк на улице, и он его топором…

– Я видел даже европейское фермерство. Ездил во Францию. Приехал в птичник – еле зашёл в него из-за помёта.

– Это во Франции, у фермера?

– Да. Там выращивалась деревенская курица. Я чуть не утонул в помёте. Куры бегают на улице. Спрашиваю, где ветврачи, кто за всем этим следит? Нет. Фермерство может быть только для себя. Если твои птицы заболеют, что ты будешь делать? Куда звонить?.. Они или сдохнут, или ветеринары пропишут им антибиотики, чтобы заглушить болезнь. Это тенденция.

– А вот подожди. Как у тебя? За 10 птицами следить легко, а если 10 миллионов? Врачи нужны.

–У нас есть врачи. Как только в птичнике находят подозрительную птицу, моментально уносят её в лабораторию, оперируют, смотрят, в чём проблема. Постоянно следим за микроклиматом. Везде стоят компьютеры. Отслеживают 26–28 параметров.

– Это в каждом комплексе
26–28 параметров?

–Да.

– Круглый год одинаковые температура, влажность, всё остальное?

–Да. Сколько они едят, всё контролируем.

– Получается, фермерский индюк, которого продают на рынках, – это кот в мешке. То есть фермер на рынке не даст никакой гарантии? Индюка осматривают по внешним признакам. Ему же никто не проводит лабораторные исследования?

–Да. Никто не следит за тем, как он выращивается, чем его кормят. У нас в Ростове сейчас такая тенденция: очень много мясных магазинов. Я задаю себе вопросы: ребята, а где вы это мясо берёте? Чем коров забиваете, овец? Свиней? Где?

– Топором.

– Это до первого инфекционного отравления. Потом всё будут закрывать. А у нас на «убойном» заводе три государственных плюс три наших ветврача стоят. И не только у нас. На откормочных комплексах по КРС, в свинокомплексах и курице – везде.

Два процента полезного мяса 

– Прошу читателей не считать это рекламой, но я, как всегда, всё испытываю на себе. Как удобрение «Биоклад» испытал на себе, так и индейку. Поэтому я честно могу советовать. Вся моя семья перешла на индейку. Говядину и свинину покупаем, только когда вспоминаем о них. Очень редко.

Давай по поводу перспектив. Для всех бизнесменов, чем бы они ни занимались, есть главное правило – нужно завоёвывать рынки. Рынки, рынки, рынки. «Газпром» завоёвывает рынки газа в Европе, хотя в стране газифицировано 60% территории. Все наши производители зерна и перекупщики гонят самое лучшее зерно с клейковиной выше 25% за границу. Остаётся здесь только фуражное зерно. Вот скажи, пожалуйста, среднее потребление индейки в мире – порядка 15 кг на человека в год?

–Нет. Обновлённые данные – 13–14, но, скорее всего, ближе к 13 кг. Это Израиль. Производится 110 тысяч тонн в год.

– А ты уже производишь 175.

–Индейки и утки. Да. Я обошёл весь Израиль, который номер один в мире. А когда начинал, на одного человека в России приходилось 76 граммов. Сегодня – один килограмм. Когда 8 лет назад я говорил в Израиле, что обгоню их, они называли меня фантастом.

– Ну чего ещё ждать от евреев? Это известно.

–Израиль на первом месте в мире, на втором – американцы. Около 8 кг. И Европа в зависимости от стран колеблется от 3 до 5 кг на душу населения. Но какие перспективы? Если мир, грубо, произвёл в прошлом году 318 миллионов тонн мяса всех видов, индейка не дошла даже до 6 миллионов – 2% мирового производства. А это самое полезное мясо!

– Это что-то невероятное.

–Да-да. Меня Владимир Владимирович два раза переспросил во время нашей встречи. Он говорит: «Точно 2%?» Я сказал: «Нажмите кнопку, вам сейчас дадут данные». Да. Всего 2% самого полезного мяса. Многие потребители не знают, что огромное количество мяса разного вида им есть нельзя: большая аллергенность. 17% людей страдают аллергией на мясо.

– Имеется в виду коровье мясо?

– Любое. Даже курицу многим нельзя есть. У детей на коже выступает сыпь. Только по двум видам мяса не зафиксировано ни одного случая аллергенности – крольчатине и индейке.

Индейка – ключ к победе

– Продолжу мысль. В чём ты видишь своё предназначение? Понятно, можно зафрахтовать Ан-124 и каждый день отправлять куда-нибудь в мусульманские страны по 80 тонн прекрасного кошерно-халяльно-диетического мяса. Быстрее долетит, чем доедет до Москвы.

–Хорошая идея – фрахтовать самолёт, чтобы каждый день отправлять мясо в арабские страны.

– Самолёты частенько стоят свободные: возить нечего. Такие гиганты возят либо натовские войска и вооружения, либо «айфоны» с «самсунгами». Ими затаривают целые страны ко дню начала продаж.

Но ты хотел бы, чтобы в России было 3 кг индейки на человека в год? Понятно, что цена индейки в Арабских Эмиратах, например, 10 долларов за кило. Это 600 рублей. А у нас индейку продают килограмм – 250–300 рублей?

–350, если грудка. А так – в разы меньше.

– То есть индейка под брендом «Индолина» в России скоро закончится?

Нет. Россию мы будем кормить обязательно. Но я вижу и огромный экспортный потенциал. Даже в мире этого не видят. Если бы видели, делали бы по 10 миллионов тонн. Сегодня около шести миллионов тонн.

– Курятины, наверное, производят миллионов 40?

–Почти 100. Свинина – 95, а индейка – 6.

– По себестоимости, по трудоёмкости, если с курятиной сравнить?

–Не-е-е. Выше намного, о чём ты говоришь! Никогда не сравнивайте курицу с индейкой. Никогда! Индейка – это не курица. Это не птица. В Америке, к примеру, считают индейку не птицей, а индейкой. Это отдельная отрасль. Нижнее мясо индейки – это как говядина, а верхнее – нежирная свинина. То, что я могу приготовить из индейки, я никогда в жизни не смогу приготовить из курицы.

У индейки есть ещё одно большое преимущество. Это единственное мясо, которое можно добавлять в другое мясо, и она примет вкус этого мяса. Угощу тебя бараниной, а через час спрошу: «Ну как баранина?» Ты скажешь: «Вкусная». А это была индейка.

– Дома уже год, как делаем узбекский плов с индейкой. Редкий получается по вкусу. У вас недавно акция была по всей стране – День индейки.

– Всероссийский праздник. У нас таких проектов два. День индейки и Фестиваль русской утки. День индейки – в мае, в сезон шашлыков. По всей стране проходит уже пять лет. В этом году сделали рекордный шашлык из 55 тушек индейки. Тысячи, сотни тысяч  человек не могли угадать, из какого мяса пробовали шашлыки. По вкусу – не то баранина, не то свинина. А всё была индейка.

Почему такое?

–Специалисты знают: у индейки катастрофа – не хватает жира: она впитывает в себя любой жир.

– Ну всё! Побегу в магазин за индюшачьей шеей. Говорят, из неё потрясающий суп с лапшой получается.

– Это чистая правда. Хочу обратиться к тем, кто занимается продуктами питания. Если ты свой продукт не ешь и хочешь заработать деньги, ты должен быть проклят. Ты травишь людей. А я горжусь тем, что произвожу. Россияне должны быть сильными. Если мы будем есть индейку, мы всех победим, любую армию. Это чистейший белок! В американской, израильской, турецкой армиях индейка уже входит в рацион. У нас ещё во времена СССР в 1979 году постановлением ЦК КПСС была создана индюшиная компания для Олимпиады. Для спортсменов.

А вообще Россия может кормить почти миллиард человек. Мы об этом только говорим, имея 20% мировой пашни и 25% водных ресурсов планеты. Но назовите хоть одну мировую российскую компанию, которая известна в мире по продуктам питания? Такой нет – это вам не тупо зерно вывозить. А вот посмотрите на Nestle – 90 миллиардов евро годовой оборот. У «Газпрома» 120 или 130. Но сопоставьте – газ и еду. Так что у нас должны быть мировые продовольственные компании. Тогда и Ему (Самому) будет намного легче.

– Пожелаю тебе от имени всех четырёх миллионов читателей «Аргументов недели» стать первой мировой продовольственной компанией из России. Осталось совсем немного!

– Спасибо!

Чтобы продолжить чтение номера, оформите подписку

Годовая подписка на газету за 490 руб.

- или -

Купить этот номер за 25 руб.

*Подпишитесь на газету и получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

?>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

sent

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости GlobalTeaser

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

//Новости Redtram

//Мы в соцсетях

//Наши партнеры