//НАШИ ПАРТНЕРЫ

наши партнеры

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Новости news.net.finam.ru

//Сад и огород

//Тема номера

Покушение на убийство РАН

№ 25(367) от 04.07.2013 [«Аргументы Недели », Сергей ШАРАКШАНЭ ]

Покушение на убийство РАН

Скандал с принятием законопроекта о фактическом уничтожении российской фундаментальной науки разделил учёный мир на два лагеря. Некоторые особо приближённые к власти академики заявили, что поддерживают. Но таких единицы. Огромные коллективы институтов, региональные и тематические отделения РАН с гневом заявили о готовящихся похоронах нашей науки. Они отправляют коллективные Обращения на имя руководителей государства. Несколько учёных с мировым именем, которые кланяться не привыкли, вообще отвергли возможность переступить порог «академии», которую планирует создать премьер Медведев. Один из таких принципиальных – академик РАН, дважды лауреат Государственной премии, лауреат золотой медали Дирака, самый цитируемый российский учёный, физик Владимир ЗАХАРОВ ответил на вопросы «АН».

- Владимир Евгеньевич, у нас действительно самая неэффективная академия в мире, как утверждают Медведев и Ливанов?

– Давайте оперировать цифрами. Академия по соотношению затрат и результатов является самой эффективной в мире. Получая 16% научного бюджета страны, РАН производит 60% фундаментальной научной продукции, если говорить о статьях в рецензируемых журналах. Упрёки в низком рейтинге публикаций учёных Академии несостоятельны, поскольку в современном мире по числу цитирования с огромным отрывом лидирует клиническая медицина.

Все нобелевские премии в нашей стране получены сотрудниками Академии наук. Получается как раз наоборот от утверждения господина Ливанова – Академия наук как система организации фундаментальной науки продемонстрировала в этих трудностях поразительную эффективность.

На всех этажах власти повторяют: мы ежегодно увеличиваем вложения в науку. Но почему-то постоянно забывают добавить, что увеличение шло в первую очередь за счёт растущих ассигнований в вузы, а также за счёт проекта «Сколково» и других инновационных организаций. Финансирование же фундаментальной науки, Академии наук, неуклонно падало начиная с 2009 года. Вообще удивительные вещи говорят наши чиновные мужи. То ли сами не понимают, что говорят, то ли сознательно вводят в заблуждение жителей своей страны.

 

– Как у классика: «Поздравляю вас, господин соврамши».

– Да. Теперь что касается Академии как «дома для престарелых». Господин Ливанов в обоснование так называемой реформы сообщил, что сейчас в научных учреждениях РАН наблюдается «кадровая катастрофа», что более 40% сотрудников научных учреждений – пенсионного возраста. Министр обязан быть объективным. И сразу же добавить, что на данный момент молодых научных сотрудников Академии в возрасте до сорока лет – 30%, т.е. треть. Во многие институты РАН стоит очередь из желающих поступить на работу молодых учёных.

И тут же вопрос: а не сама ли власть довела до такого состояния, до демографической пробоины в рядах сотрудников РАН? В проклинаемые ныне 90-е доктор наук, профессор получал зарплату 3 тысячи рублей. Не все учёные согласились подрабатывать таксистами или класть плитку, многие вынужденно уехали за границу, и у нас сейчас большая нехватка 40–50-летних исследователей.

И, вместо того чтобы покаяться, сказать: «Простите нас, товарищи учёные, это наши предшественники виноваты», – чиновники все валят на Академию. Кстати, и сейчас наши сотрудники не роскошествуют. Из тех денег, которые идут из бюджета в РАН, 80% расходуется на зарплаты, оставшиеся 20% – на коммуналку. Это значит, что кандидат наук получает меньше гастарбайтера-дворника. На оплату тепла и электричества в институтах денег не хватает. И кто там говорит о финансировании исследований?!

– То есть деньги на исследования и экспедиции, на доплаты учёным РАН приходится искать самостоятельно?

– Да. Это и работа по грантам, и сдача помещений в аренду. На словах власть заботится о фундаментальной науке, а на деле – пытается накинуть финансовую петлю на шею и удавить. Не получилось. Вот и пошли таким путём.

– Путём рейдерского захвата…

– Очень похожее сравнение. Они «операцию» готовили в полной тайне – ни Совет по науке при Президенте РФ, ни Общественный совет при Министерстве образования и науки, ни руководство РАН, включая и.о. президента РАН В. Фортова, ничего не знали о готовящемся законопроекте. По законам прусской военной науки рейдерский захват академической собственности и развал организационной структуры российской науки должны пройти молниеносно – по планам неведомых нам стратегов Госдума должна провести первое чтение по новому закону в течение текущей недели.

Чем вызвана такая срочность? Может, хотели успеть, пока избранный тайным голосованием Академии президент РАН В. Фортов остаётся в статусе и.о., не утверждённым президентом Российской Федерации, и соответственно будет вести себя скованно и осторожно? Или, может быть, кому-то надо было опередить созыв внеочередного Общего собрания РАН, поставить учёных перед свершившимся фактом – мол, нечего обсуждать, расходитесь!

Всё это вызывает настороженность и недоверие к серьёзности тех, кто замахнулся на столь судьбоносную реформу. Нечего и говорить, что подобная спецоперация невозможна ни в одной цивилизованной стране. Потому что нигде, кроме России, нет правительства, столь откровенно пренебрегающего собственными национальными интересами и столь откровенно презирающего демократические нормы поведения. Судьба российской науки и судьба ста тысяч работников Академии наук решаются тайно и келейно, без детального обсуждения проекта реорганизации с представителями научного сообщества.

– То есть собственность трёх академий – и есть истинная цель «спасателей» отечественной фундаментальной науки? Может, чиновникам могла показаться привлекательной идея выжать из экспроприации академического имущества подпорки для бюджета страны, испытывающего проблемы в связи с падением цен на российский газ?

– Им на науку, прошу прощения, плевать. Для министра образования и науки Ливанова это непростительно и свидетельствует о его некомпетентности.

Он не может компетентно и эффективно управлять даже собственным министерством. Нет ни одного успешного крупного проекта, который привёл бы к заметному повышению эффективности научных исследований и улучшению условий для работы учёных.

Несколько примеров. Сейчас наука не нужна ресурсной экономике, которая закупает высокотехнологические товары за рубежом. Самим же научным школам фундаментальной науки не под силу провести реиндустриализацию страны, хотя некоторые нас в этом обвиняют. Поэтому срочно в качестве радикальной меры необходимо принять решение о направлении 1–1,5% выручки предприятий на финансирование НИОКР и инноваций. В этом случае будут поддерживаться работы – не те, которые запланированы сверху директивными органами, а те, которые нужны рынку. Это делается министерством? Нет!

Для развития науки жизненно необходимо освобождение государственных научных учреждений от уплаты налога на имущество, от импортных пошлин и налогов при покупке иностранного научного оборудования для выполнения фундаментальных исследований. Сделаны хотя бы попытки со стороны Минобрнауки решить этот вопрос? Нет!

– Можно говорить о попытке отвлечения внимания от структурных провалов самого Ливанова?

– Конечно. Нужно свалить с больной головы на здоровую и тем самым решить сразу несколько задач. Пресечь возрастание внимания к Академии и широкой общественности, и политического руководства страны. Уйти от ответственности за срыв инновационных программ. Уйти от ответственности за растрату значительных средств федерального бюджета при провале проектов модернизации научно-технической сферы, таких как «Роснано» и «Сколково».

– Вместе с этими воровскими корпорациями рухнул и миф о том, что в нашу почву можно слепо посадить любое западное дерево?

– Слепо копировать ничего нельзя. Ливанов, поверхностно знакомый с организацией научной жизни в США, хочет заменить РАН на университеты западного образца. Но они работают в обществе с другими традициями и с другим уровнем благосостояния. Обладают солидными собственными фондами и налаженной системой благотворительных сборов. Плата за обучение в университетах достигает нескольких десятков тысяч долларов. Много ли в России семей, имеющих возможность платить такие деньги за университетское образование своих детей? Только дети богатых россиян и чиновников учатся далеко от России.

Западные университеты создавались и создаются как центры научных исследований: с обширными лабораторными корпусами, где можно поместить самое громоздкое оборудование. Наши университеты изначально строились для целей образования, для обучения студентов – с большими лекционными залами и маленькими учебными лабораториями. Здесь невозможно развернуть современные научные исследования, и недаром студенты старших курсов наших университетов проходят практику в академических институтах. Западные профессора имеют маленькую педагогическую нагрузку, которая оставляет им время для научных исследований, а наши университетские профессора – огромную. Зарплата польского профессора в три раза больше, чем у его российского коллеги.

– Резюмируем…

– Давайте по цепочке снизу. Внедрили ЕГЭ и на два учебных года лишили старшеклассников обучения понятийному мышлению. Теперь всё учебное время занято натаскиванием на решение кроссвордов. Приняли новые стандарты школьного образования, и школьник сам решает, нужны ли ему будут в жизни физика, химия, биология. Внедрив по западному образцу Болонскую конвенцию, мы в угоду диплому бакалавра, который должен быть выдан через четыре года обучения, переломали учебный курс наших вузов, который выстраивался много десятилетий. И это резко снизило уровень нашего высшего образования. Ликвидировано 3 тысячи прикладных институтов.

20 тысяч ликвидированных промышленных предприятий, 15 тысяч умерших деревень, трёхметровый берёзовый лес в недавно пахотных полях. Разрушили высокотехнологичное производство, и теперь доля России в экспорте наукоёмкой продукции – 0,3%.

Теперь уничтожение РАН и фундаментальной науки. Не создаётся ли впечатление, что перед нами некая, уже почти осуществлённая «дорожная карта»?

Какой отпуск? Всероссийская забастовка!

Одним из локомотивов сопротивления научного сообщества закономерно стал председатель Профсоюза работников РАН, заведующий лабораторией Института общей физики  РАН им. А.М. Прохорова, кандидат физико-математических наук Виктор КАЛИНУШКИН.

- Виктор Петрович, сколько сотрудников РАН пострадают, если законопроект будет одобрен?

– Я думаю, что все 95 тысяч человек окажутся под ударом. Ливанов забывает сказать, что все сотрудники в связи с полной реорганизацией внутри Академии будут уволены, а потом какая-то часть будет принята обратно на работу. Но у нас 90% работают по договорам на неопределённый срок. А будут приняты обратно на некие «эффективные контракты». Никто, включая самого Ливанова, не понимает, что это такое. Нас ждёт длительный бардак в системе управления – в законопроекте насчёт новой системы ничего не прописано.

При этом (Ливанов, конечно, об этом не подумал) будет расторгнуто большинство договоров, на основании которых мы получаем внебюджетные деньги. РАН становится другой организацией. Договора, которые имеют под собой бюджетную основу, будут расторгнуты автоматически. Одно это может вызвать коллапс на 2–3 месяца.

Вы оптимист – 2–3 месяца!

– Это только при условии очень слаженной работы нескольких министерств. Ведь надо будет перерегистрировать абсолютно все документы.

– Ливанов сказал, что те, кто работает в институтах, ничего не заметят. Какие-то гарантии в законопроекте есть?

– Нет. Там вообще нет ничего. Весь этот закон посвящён тому, что будет с академиками и членами-корреспондентами. Насчёт имущества сказано только, что его отберут. И кому-то отдадут. Тоже никаких уточнений. Про институты сказано только то, что их разделят на три категории и по непонятным принципам кого-то ликвидируют. И директоров отныне будут не выбирать, а назначать. Сейчас их тайным голосованием выбирает коллектив. Примеров назначения директоров институтов, не одобренных коллективом, крайне мало. Также тайным голосованием выбираются Учёные советы. Что с ними будет дальше – неизвестно. Об Учёных советах ни полслова. И таких примеров неизвестности тьма.

– Тогда РАН – единственная организация в стране, в которой нет «волшебника Чурова».

– У нас действительно проходят нормальные выборы, тайное голосование. Даже в мыслях ни у кого нет, что Счётная комиссия способна что-то подтасовать. Так должно быть во всей стране.

– Думцы вроде бы перенесли окончательно решение вопроса на осень. Это тактическая победа?

– Это минимальный плюс, а не победа. Даже принятие в первом чтении означает принятие концепции. Это лучше, чем сразу в трёх чтениях. Оставляет варианты для дальнейшей борьбы. Позиция РАН состоит в том, что так нельзя принимать законы обо всей фундаментальной науке. Просто нельзя. Зачем спешат?

Какие тогда будут предприняты действия в этот угрожаемый период?

– Если будет голосование в первом чтении – всероссийская акция протеста. Ситуация в коллективах так накалена… Ливанов, чувствую, сумеет не только консолидировать коллективы РАН, но и вывести их на улицы!

– Значит, в отпуск не пойдёте?

– Какой тут к чёрту отпуск!

Понравилась публикация? Поддержите издание!

5 руб. [ Сказать спасибо ] 25 руб. [ Получить свежий номер на почту ] 490 руб. [ Получить годовую подписку ]

*Получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Оставайтесь с нами. Добавьте нас в "Мои источники" в Яндекс Новостях и мы позаботимся о том, чтобы вы читали только интересный и проверенный контент

Добавить в «Мои Источники» в Яндекс Новостях

Обсудить наши публикации можно здесь:

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости СМИ2

?>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости СМИ2

//Новости ADWILE

//Новости МирТесен



//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//самое читаемое

//Новости партнеров

//Новости СМИ2

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Lentainform.com

Загрузка...
Загрузка...
//Наши партнеры