//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//События/Афиша

eta-prekrasnaya-zhizn

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Национальный Акцент

//Тема номера

«Кислородная подушка» для углекопа

Перфторан – гениальное открытие наших ученых. Но его больше знают на Западе, нежели в России. Почему?

№ 21 (211) от 3 июня 2010 [«Аргументы Недели », Надежда ПОПОВА ]

«Кислородная подушка» для углекопа

Это не выдумка: многие иностранные дипломаты, закончив срок службы в Златоглавой, непременно укладывают в чемодан несколько упаковок с искусственным заменителем крови – русским перфтораном. Они прекрасно осведомлены о волшебных качествах «голубой крови».

Об этом замечательном препарате «Аргументы неделi» рассказывали в материале «Голубые алмазы перфторана» (№133, 20 ноября 2008 г.). Почему «голубые»? Эмульсия перфторана имеет цвет летнего неба, за что и получила название «голубая кровь».

Эта публикация вызвала огромное количество откликов. В редакцию обратились не только простые читатели, но и врачи-практики, доктора медицинских наук, которые много лет работают «бок о бок» с перфтораном. И знают все его ценные качества. И все они жалуются на недостаточно почтительное отношение к перфторану со стороны чиновников от медицины. И на то, что до сих пор не начато строительство завода по производству этого кровезаменителя.

Без государственной поддержки

Перфторан до сих пор не получил государственной поддержки (хотя разрешен к применению с 1996 г.), более того, чиновники продолжают наделять перфторан нелестными эпитетами: «очень дорогой», «опасный», «токсичный». Но перфторан уже прошел свой драматический путь внедрения в клиническую практику. И занял достойное место в тех областях медицины, которые называют: «неотложная», «экстренная» и «чрезвычайная». Перфторан давно и успешно применяется при шоке, огромных кровопотерях, гнойных ранах, термических ожогах. И если принять во внимание скудное положение с донорством и донорской кровью в стране, будет ясно: перфторан – та «живая вода», которая уже сумела сберечь сотни человеческих жизней!

Но получается, что этот ценный препарат до сих пор не может занять достойное место в огромной семье лекарственных средств, хотя в России открываются очень мощные фармацевтические производства, но штампуют эти заводы совсем иные препараты. И иной раз – с очень сомнительной «родословной».

Обо всем этом наш разговор с заслуженным врачом РФ, доктором медицинских наук, профессором Ильгизом Галеевым. После выхода публикации «Голубые алмазы перфторана» профессор Галеев прислал в редакцию книгу «Перфторан в медицине катастроф Кузбасса». На титульном листе значились слова благодарности в адрес «АН».

Заметки на полях

Статистика утверждает: в России каждый миллион тонн добытого угля сопряжен с гибелью одного шахтера.

Помощь у ствола шахты

Профессор Ильгиз Галеев руководит Центром медицины катастроф Кузбасса. А что такое Кузбасс? Это сотни шахт. Общая численность шахтеров, ежедневно спускающихся под землю, более 55 тыс. человек. За 60 лет в Кузбассе погибли более 17 тыс. шахтеров. Для их спасения Центр медицины катастроф с 2001  г. использует «голубую кровь».

– В реаниматологии есть такое понятие: временная замена органа, – рассказывает профессор. – Мы задумались: а можно ли заменить функции легкого и крови? Искусственная вентиляция легких не подойдет. А аппараты искусственного кровообращения? Но они громоздки и требуют стерильных условий операционной. На взрыв в шахте их не повезешь. А погибающий от удушья шахтер до больницы не доедет, умрет. Значит, замена ему нужна рядом с местом аварии. Так и появилась идея использовать «голубую кровь», которая вводится в кровяное русло и легко несет кислород к тканям, минуя легкое.

 Именно Кузбасский центр медицины катастроф впервые в России стал использовать в качестве временного протезирующего органа «кровь-легкие» искусственный кровезаменитель перфторан. Инструкция предписывала применять его лишь при больших потерях крови. Про ожоги и химические отравления там нет ни слова. Но врачи отступили от инструкции и начали вводить пострадавшим шахтерам перфторан в порядке экстренной помощи. И прямо у ствола шахты.  С помощью «голубой крови» после аварии на «Распадской» в марте 2001 г. откачали 18 угольщиков. В мае 2010 г. после аварии на той же шахте у горняков были зафиксированы тяжелые термические ожоги и баротравмы, полученные из-за ударной волны. Пять шахтеров, поднятых на поверхность, сразу получили перфторан.

– Именно кровезаменитель, а не кровь были нужны в первую очередь на месте трагедии во время пожара в «Хромой лошади» (Пермь, декабрь 2009 года), – продолжает профессор Галеев, – люди умирали оттого,  что кровь не могла идти в легкие, они были забиты угарным газом. И если бы экстренно был введен перфторан, многих удалось бы спасти!

Заметки на полях

В 1996 г. Приказом МЗ РФ от 13.02.1996 г. №50 препарат перфторан (получивший регистрационное удостоверение) был занесен в реестр новых лекарственных средств как газотранспортный кровезаменитель и разрешен к промышленному производству.

Перфторан против медного купороса

Таким образом, кузбасские ученые – единственные в стране, кто сегодня занимается шахтной патологией. Специалисты научной школы центра получили 24 патента, большинство которых связано с нетрадиционным применением перфторана. Врачи стали использовать его при лечении огнестрельных ран и выведении пациентов из клинической смерти, перед реплантацией ампутированных конечностей. Токсикологи кемеровской больницы №3 спасли с помощью перфторана двухлетнего Олега Мячина. Малыш случайно выпил полстакана медного купороса. И таких случаев сегодня – десятки.

По инициативе Федерального института промышленной собственности разработки Кузбасского центра медицины катастроф уже внесены в банк данных перспективных разработок России. Они экспонировались на различных выставках и несколько лет подряд удостаивались золотых медалей международного салона «Архимед» (2003–2006 гг.). А технология спасения людей из завалов, отработанная в Кузбассе, взята на вооружение Всероссийским центром медицины катастроф. Профессор Галеев создал уникальную научную школу.

Но почему же тогда перфторан до сих пор находится на положении Золушки? Почему в стране в «золотую» фармацевтическую десятку входят совсем иные препараты типа голиковского арбидола?

Помогает при печеночной недостаточности

Но вот что интересно. Несколько лет назад, а именно в 2002 г., отечественная медицина вдруг заинтересовалась «голубой кровью». И в десятках регионов России началось массовое применение перфторана. Но это, как оказалось позже, был лишь некий всплеск интереса к неординарному лекарственному препарату. Тем не менее восемь лет назад Центр крови Минздрава России сделал очень доброе дело: провел исследование под названием «Применение перфторана в трансфузионной терапии». В исследовании приняли участие 263 учреждения здравоохранения из 53 областей России. На исследования израсходовали 403,6 л перфторана.

 Как выяснилось, основными причинами, по которым перфторан раньше не применялся в ряде регионов, оказались недостаточное финансирование (97%) и малая информированность (95,6%).

Повторный опрос клиницистов в 2004 г. показал, что расширилась география регионов и организаций – участников исследования. Появились и новые показания для оказания скорой  помощи с перфтораном – это интоксикации, обморожения, печеночная недостаточность…

 «Голубую кровь» ввели больным с тяжелой кровопотерей. Это сделали в Центральном военном клиническом госпитале им. А.В. Вишневского. Перфторан применили в городской больнице в Ессентуках при выведении больных из кетоацидоза (осложнение при сахарном диабете). Его попробовали при гестозе (токсикозе) беременных и синдроме задержки развития плода в Федоровской городской больнице (Сургутский район, Ханты-Мансийский АО). Перфторан прекрасно себя показал у больных с острым лейкозом. И при защите мозга при операциях на сонных артериях.

Какой вывод? Испытания прошли. Результат везде получили хороший, но перфторан на службу так и не поставили. И продолжили работать по-старому – с ожиданием донорской крови. Но с этой кровью (как и с самими донорами) в стране очень большие проблемы.

Из досье «АН»

К 1940 г. в СССР была создана мощная сеть Службы крови. Было проведено 220 тыс. трансфузий. В Великую Отечественную войну в стране было около 5,5 млн. доноров, армия получила более 1,7 млн. литров консервированной крови. В госпиталях было произведено 7 млн. трансфузий.

Служба крови: программа есть, крови нет

А что у нас сегодня со Службой крови?

Министерство здравоохранения и социального развития РФ и Федеральное медико-биологическое агентство совместно реализуют (с 2008 г.) масштабную программу развития Службы крови. Цель программы – развитие российской Службы крови для обеспечения лечебных учреждений необходимым объемом безо­пасных и эффективных компонентов и препаратов крови.

Но, видимо, программа движется не очень быстрыми темпами, поскольку донорской крови как не хватало, так и не хватает. Да и число доноров за 10 лет сократилось с до 1,8 миллиона человек. То есть на 1000 человек приходится 13–14 доноров при общепризнанной норме не менее 40. А ежегодно в переливании крови нуждаются не менее 1,5 млн. человек. На реализацию Программы только из федерального бюджета выделено более 16 млрд. рублей. Выходит, мало?

Но если так трудно с донорской кровью и с донорами, не проще ли – в параллель – развивать и программу внедрения перфторана, тем более есть положительный опыт применения «голубой крови» в Центре медицины катастроф Кузбасса?

В списках не значится

Но, может быть, на строительство новых фармацевтических предприятий у страны нет денег? Но факты говорят об ином.

Сегодня в Петербурге возводят новый центр, специализирующийся на выпуске медицинских препаратов на основе эндокринно-ферментных веществ. Проект будет реализован на территории фармацевтического кластера в промышленной зоне «Пушкинская». Стоимость – 50 млн. долларов.

Новый фармацевтический завод появится и в Ярославской области в г. Переславле‑Залесском. Ярославская область уже включена в Стратегию развития фармацевтической промышленности РФ до 2020 года как перспективный регион для размещения новых фармпроизводств. Почему бы не построить там и завод по производству перфторана? Если возможности позволяют.

 Завод по выпуску лекарственных препаратов планируется построить в Липецкой области на территории особой экономической зоны «Тербуны» (под это уже выделено 5 га).

Государство думает о фармацевтическом производстве. О необходимых лекарствах. И строит новые заводы. Но ни в одном из списков не значится завод по производству «голубой крови». Похоже, что мы все еще не понимаем, каким изобретением владеем.

О вредности «голубой крови»

А сегодня чиновники от медицины вообще выступают против строительства завода по производству кровезаменителя «перфторан».

Руководитель Федерального медико-биологического агентства России Владимир Уйба в одном из своих недавних интервью договорился до того, что назвал перфторан «вредным». Процитируем кусочек из этого интервью: «Да, создали так называемую голубую кровь и поняли, что она не может заменить настоящую. И все бы ничего, но дорого, пассивно, и фтор вреден для организма по многим показателям».

 Что возразить господину Уйбе? С работой Центра катастроф в Кузбассе он явно не знаком. Не знает и о массовом успешном использовании перфторана в больницах Санкт-Петербурга, Ессентуков, Ханты-Мансийска…

 А сегодня научная и исследовательская деятельность по перфторану и перфторуглеродной тематике продолжается в Московской государственной академии тонкой химической технологии им. М.В. Ломоносова в лаборатории перфторуглеродных эмульсий (руководитель – профессор С.И. Воробьев). Она идет в Санкт-Петербурге в Военно-медицинской академии, где организована специальная перфторуглеродная лаборатория (руководитель – академик РАМН Г.А. Софронов) и в Российском институте гематологии и трансфузиологии в Санкт-Петербурге (член-корреспондент РАМН Е.А. Селиванов), в Институте общей реаниматологии (директор – член-корреспондент РАМН В.В. Мороз).

Выходит, именитые академики – за перфторан, а чиновники – против? Тогда понятно, почему «голубая кровь» до сих пор находится на положении бедного родственника. Значит, наш кровезаменитель так и будет уезжать за кордон в дипломатических чемоданах?

Заметки на полях

Перфторан внесен в «Справочник Видаль». Это список препаратов, используемых Российской армией, МЧС и центрами медицины катастроф.

«Золотая» аптечка

Замечательный русский писатель Михаил Булгаков в своем романе «Мастер и Маргарита» мудро заметил: «Вопросы крови – самые сложные вопросы в мире!» Весь мир с этим согласен. Во всем мире идут энергичные поиски кровезаменителя, потому что проблемы с донорской кровью есть везде, не только в России. Но у России давно есть свой проверенный кровезаменитель. Но почему-то к нему относятся без пиетета.
 Кстати, про дороговизну.

– Этот недостаток «голубой крови» на поверку оказывается ее  преимуществом, – уверен мой собеседник, руководитель Центра медицины катастроф Кузбасса  Ильгиз Галеев. – Использование перфторана позволяет в большинстве случаев избежать длительного использования более дорогих препаратов (к примеру, последние поколения антибиотиков) как на этапе лечения, так и в реабилитационном периоде, сократить сроки лечения и, соответственно, его стоимость.

Или вообще отменить операцию. Сколько таких случаев уже было!

Предлагаем нашим чиновникам посчитать затраты. И сравнить. А потом уже делать выводы про «дороговизну» и «вредность» «голубой крови».

Но когда же «голубая кровь», эта своего рода «кислородная подушка» для углекопов, диабетиков, сердечников, рожениц (список тут длинный) займет свое достойное место в «золотой» аптечке? Пока же это место занимает арбидол – лекарство с очень сомнительной «родословной».  Об этом  постоянно пишут СМИ.

Но на арбидол работают мощности одного из крупнейших фармацевтических гигантов страны. Перфторан продолжают выпускать крошечными партиями.

Заводы в Пущино и Кирово‑Чепецке

О перфторане и его возможностях очень много писали несколько лет назад. Цитируем: «Проект строительства завода по выпуску перфторана рассмотрен экспертным советом при аппарате полномочного представителя Президента в ЦФО. Этот препарат в недостаточном количестве выпускается в городе Пущино (Подмосковье). В США идет третья стадия разработок кровезаменителя, однако российский перфторан не имеет аналогов в мире».

Строительство завода оценивалось в 10 млн. долларов. Но с мертвой точки дело не сдвинулось. Перфторан по-прежнему малыми дозами выпускается только в городе Пущино.

А основной компонент перфторана – перфтордекалин уже много лет производится на заводе полимеров в Кирово‑чепецке (бывший химкомбинат). Об этом «АН» рассказала глава пресс‑службы Надежда Воронова.

Значит, при желании и некоторых усилиях можно всю Россию снабдить «голубой кровью».

Перфторан и ДТП

Но перфторан – палочка-выручалочка не только для шахтеров, рожениц и диабетиков. «Голубая кровь» всегда готова прийти на помощь при ДТП.

Известно, что при дорожных авариях очень часто возникает дефицит времени для доставки пострадавшего в больницу и определения группы крови. На это отводится – при кровотечении
150 мл/мин – не более 20 минут. И тут на помощь может прийти «голубая кровь», но важно, чтобы кареты «скорой помощи» были снабжены перфтораном. Но, увы… Чаще всего «скорая помощь» приезжает на место ДТП без «голубой крови».

С 2004 г. все бригады «скорой помощи» в Ленинск-Кузнецком (опять же – в Кемеровской области) выезжают к травмированным, вооружившись флаконами с «голубой кровью». Перфторан уже спас десятки жизней.

К слову, каждый день в России в ДТП гибнут более 100 человек. Получается, что каждый год мы закрываем одну среднюю школу, а 70% летальных исходов в ДТП происходит непосредственно на месте совершения аварии или в пути следования в больницу. Но если применять перфторан, таких жутких потерь не будет! К тому же использование перфторана уменьшает расход донорской крови и ее компонентов в 1,5–2 раза.

Гепатит дельта

Почему так важно заниматься перфтораном на государственном уровне? России ежегодно нужна донорская кровь в количестве 1 млн. литров. Она – иммунный защитник и в то же время очень мощный источник инфекций. Но сегодня все чаще при трансфузии – переливании крови – можно получить  целый набор инфекционных заболеваний.

Особый страх вызвала пандемия СПИДа. Еще в 1983 г. медики обнаружили, что вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) передается через кровь. Но широкое тестирование на ВИЧ началось лишь в 1985 году. Тогда казалось, что проблема уже решена. Но через четыре года была обнаружена новая форма, ВИЧ-2. Эту форму уже разработанные тесты не «улавливали». На создание новых систем тестирования потребовалось еще несколько лет. Но потом ученые снова попали в «мертвую зону».

Похожая ситуация и с гепатитом. Мягкая форма гепатита (тип А) известна давно. Более тяжелая форма распространяется через донорскую кровь (тип В). Но заболевание гепатитом возможно даже при переливании проверенной донорской крови. Это новый мутант – гепатит С. Его тоже научились тестировать. И еще один вирусный мутант обнаружен учеными – гепатит D (гепатит дельта). Сегодня известно восемь видов гепатита. В развитых странах ратуют за аутодонорство, то есть создание индивидуального запаса собственной крови. Но оно доступно не всем.

А как обезопасить всю нацию? Надо иметь надежный заменитель крови! И он у нас есть. Это – перфторан. Он даже не требует совместимости по группам!

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

//Подписаться на рассылку эксклюзива от АН

?> sungrado

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

sungrado

//Новости партнеров


//Новости redtram.com

//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости GlobalTeaser

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

//Мы в соцсетях

sungrado
//Наши партнеры