//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//События/Афиша

poster

//50 Плюс

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

//Новости news.net.finam.ru

//Поп-новости

//Национальный Акцент

//Образование

МГУ в Китае

№ 23 (415) от 26 июня 2014 [«Аргументы Недели », Сергей РЯЗАНОВ ]

МГУ в Китае

На майской встрече российского и китайского руководителей был подписан меморандум об открытии в Китае университета на базе МГУ. Это без преувеличения прорыв. Как для совместного российско-китайского будущего, так и для национальной системы образования. Речь идёт о беспрецедентном интеллектуальном проекте России на международном уровне.

На вопросы «АН» отвечает куратор проекта – доктор юридических наук Сергей ШАХРАЙ, проректор МГУ, декан Высшей школы государственного аудита МГУ.

Не филиал

– Этот филиал…

– Давайте сразу оговорим: речь не о филиале. Китайское законодательство не допускает филиалов иностранных вузов на территории страны – только совместные вузы. Безусловно, это «МГУ в Китае». Но юридически это Российско-китайский университет (РКУ) на базе МГУ и Пекинского политехнического университета (входит в первую десятку лучших китайских вузов). Из МГУ позаимствуют и образовательные стандарты, и преподавателей – они будут периодически приезжать, работать «вахтовым методом». Каждый выпускник по окончании учёбы получит и диплом РКУ, и диплом МГУ. Университет рассчитан не только на китайских студентов, а на всех желающих получить высококлассное образование. В первую очередь мы ожидаем молодёжь из стран Средней Азии, из регионов Юго-Восточной Азии, немного с нашего Дальнего Востока. Преподавание будет вестись на русском, китайском и английском языках с преобладанием русского.

– Каков замах проекта? На что рассчитываете?

– Полагаю, в течение семи-десяти лет РКУ войдёт в мировую десятку вузов. Потенциал МГУ, помноженный на китайский масштаб, должен дать результат. Китайцы вкладывают три миллиарда юаней в строительство. Вклад России преимущественно интеллектуальный. Но и денежный тоже. Например, уставной капитал, затраты на разработку передовых образовательных стандартов, экспертизу, перевод и т.д. Частично командировки преподавателей будут оплачиваться за счёт российской стороны (на первоначальном этапе).

Китайские родители тратят 39 миллиардов. долларов на обучение своих детей только в американских вузах. В России обучаются лишь 14 тысяч китайцев – это капля в море. Но, как говорится, если гора не идёт к Магомету… то мы создаём совместный вуз на базе МГУ в Китае. Там уже действует несколько подобных иностранных учреждений высшего образования – главным образом американские и британские. У России в Китае таких проектов пока не было, хотя предложения с нашей стороны поступали давно. Китайцы – непростой народ в плане переговоров.

– Сыграла ли роль нынешняя ситуация в мире?

– Сложная международная ситуация, конечно, ускорила процесс. Но ни в коей мере не должно быть впечатления, что она первопричина. Переговоры начались в июле прошлого года – задолго до нынешних событий на мировой арене.

Политика. Экономика. Цивилизация

– Насколько серьёзной поддержкой на высшем политическом уровне пользуется проект?

– Очень серьёзной. Напомню, главой попечительского совета МГУ является Владимир Путин. Российский оргкомитет по реализации проекта возглавил председатель Госдумы Сергей Нарышкин. В Китае проект курирует вице-премьер Лю Яньдун, которая нашла общий язык с нашим вице-премьером Ольгой Голодец. Также проекту активно помогает глава МИД Сергей Лавров, российское посольство в Китае. Ну и конечно, «двигатель проекта» – наше Министерство науки и образования (Н. Третьяк, Ю. Распертов). Если бы не поддержка такого уровня, наш проект долго бы буксовал на нижних этажах китайской бюрократии (университет в Китае должен создаваться по законам и процедурам, принятым в КНР). Кроме того, в оргкомитете состоят руководители крупнейших российских предприятий и корпораций, которые работают на китайском рынке или имеют к нему интерес. Надеюсь, они возьмут кураторство над соответствующими направлениями в университете, чтобы выпускники приходили работать именно к ним.

– То есть проект «спустили сверху»?

– Наоборот, «подняли наверх». Руководство России и руководство Китая увидели: есть желание пересадить на китайскую почву лучшие стандарты нашего флагманского университета, есть воля МГУ к проекту, есть высококлассный китайский университет-партнёр, есть мэр Шэньчжэня, готовый способствовать нашей инициативе. На высшем политическом уровне нас поддержали тогда, когда стало ясно, что мы и без поддержки всё сделаем, просто это будет происходить гораздо медленнее. К тому же наш проект выгоден государству, в том числе с точки зрения международной репутации. Что Россия экспортирует на мировой рынок? Нефть, газ, вооружение, «мозги». А теперь – образовательные технологии. Это очень престижно для страны.

На мировом рынке высшего образования крутятся 2,4 триллиона долларов. К 2017 году эта цифра вырастет вдвое. Китай и Россия совокупно занимают лишь 1% рынка. Надо осваивать его. Торговля природными ресурсами – это вчерашний и сегодняшний день. Будущее – за человеческим капиталом.

– Кстати, а почему в российских вузах так мало иностранных студентов? Учитывая востребованность наших специалистов за рубежом, не очень-то верится в западные рейтинги, в которых российские вузы занимают низкие места.

– Действительно, эти рейтинги составляются очень странно. Собственно, количество иностранных студентов как раз и является критерием. Как же оценивать направления, на которые иностранцев не принимают принципиально, например на ядерную физику? По моему глубокому убеждению, МГУ входит в 50 лучших вузов мира. Но, выбирая зарубежный вуз для своего чада, родители оценивают не только имидж вуза, но также имидж страны, в которой он находится. В этом смысле Россия уступает Западу: у нас выше уровень преступности, отвратительные студенческие общежития, не слишком благоприятный климат. Вот ещё одна причина для открытия МГУ в Китае.

– В общем, проект не только образовательный, но и политический, экономический…

– А также цивилизационный. Уходит старшее поколение китайцев, а вместе с ним из Китая уходят русская культура и русский язык. Наш университет можно считать одним из механизмов восстановления прежних связей, стимулирования интереса к русскому языку, истории, литературе, углубления диалога наших народов с такими непохожими культурами.

По большому счёту средний россиянин тоже мало что знает о подлинном Китае. А это – сложнейшая, интереснейшая цивилизация. Если мы лучше узнаем друг друга, может, и переговоры будут проще проходить. Не представляю, сколько седых волос я приобрёл из-за общения с китайскими дипломатами: улыбаются и при этом делают всё по-своему (смеётся).

Детали

– Образование в РКУ задумано платным? Сколько планируется мест?

– На первом этапе – 5 тысяч мест, далее – 15 тысяч, и это не предел. Бюджетных мест в китайских вузах нет вообще (в школе у них являются бесплатными лишь первые девять лет учёбы). Стоимость обучения в РКУ будет примерно соответствовать среднекитайской. Сейчас обсуждаем, сделать ли её чуть ниже, чтобы легко войти на сложившийся рынок, или же чуть выше, чтобы обозначить наш уровень. Я лично склоняюсь к первому варианту.

– Какие планируются факультеты?

– Первый курс – русский язык и несколько общих дисциплин, обязательных в Китае. Далее пойдёт разделение на специаль­ности. Точное количество факультетов и специальностей пока согласовывается, но образовательные направления в целом уже определены. Это русская литература, информационные технологии, науки о земле, науки о человеке, экология, биотехнологии, экономика и право, культура и телевидение.

– Кто возглавит вуз?

– Ректором, согласно китайскому законодательству, будет китаец. Председателем совета директоров – россиянин. Конкретные имена пока обсуждаются.

– Почему вуз решено построить в Шэньчжэне, а не в Пекине? Или не в Харбине?

– В Пекине и без того много вузов. Не в Харбине – чтобы не навредить нашему Дальневосточному университету. Представьте ситуацию, когда в Харбине появляется МГУ.

А Шэньчжэнь имеет целый ряд преимуществ. Во-первых, это особая экономическая зона КНР, активно развивающийся кластер высоких технологий. Во-вторых, это место имеет особое значение для нынешнего китайского лидера Си Цзиньпина, поскольку ОЭЗ создавал его отец. В‑третьих, в Шэньчжэне очень сильное, прогрессивное руководство, которое серьёзно заинтересовано в привлечении лучших образовательных технологий из России и оказывает большую поддержку проекту. В-четвёртых, это место с прекрасной экологией и одновременно город Универсиады-2011 с отличной спортивной инфраструктурой. Таким образом, наши студенты получат ещё и возможность для всестороннего спортивного развития. Я как президент Российской федерации бадминтона обязательно поспособствую созданию на территории университета бадминтонного центра. Китай – как известно, мировой лидер бадминтона, нам есть чему поучиться у него.

– Когда открытие?

– 1 сентября 2015 года откроем несколько факультетов. А ещё через год университет будет готов полностью, и состоится торжественная церемония. Надеюсь, в присутствии национальных лидеров (личном или виртуальном).

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Скачать весь номер «АН» бесплатно

Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте


//Новости ADWILE

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Наши фотогалереи

//Читайте также

//Новости GlobalTeaser

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

//Наши партнеры