//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//События/Афиша

vysotskij-rozhdenie-legendy

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

//Новости news.net.finam.ru

//Поп-новости

//Национальный Акцент

//Культура

Князь Владимир, застенчивый агрессор

№ 1(543) от 12.01.17 [«Аргументы Недели », Татьяна Москвина ]

Князь Владимир, застенчивый агрессор

На экраны вышел фильм режиссёра Андрея Кравчука «Викинг», посвящённый молодым годам великого князя Владимира, Крестителя Руси. Масштабное полотно продюсеров картины (А. Максимов, К. Эрнст, Л. Верещагин) привязано к событиям Х века. Однако любой фильм выражает прежде всего настроения своего времени. Хотите спорить – спорьте, для меня это аксиома.

Так вот я бы не рекомендовала показывать «Викинга» за пределами РФ. Не из-за художественных достоинств фильма. Их никак не меньше, чем в голливудских блокбастерах. По идеологическим соображениям. Дело в том, что русские в «Викинге» предстают ровно в том виде, в каком ими и пугают остальную цивилизацию, – в виде косматых, угрюмых, фантастически сильных агрессоров.

Почти все мужские персонажи «Викинга» снабжены длинными волосами и бородами различной весомости (у Свенельда, воеводы при Владимире, – Максим Суханов – она заплетена в два хвоста), лица немытые вследствие бесконечных сражений. На плечах живописные одежды с элементами звериного меха (художник по костюмам – великая Е. Шапкайц). Из-под густых бровей сверкают злобные глаза, но довольно трудно разобраться чьи – кто там Игорь Петренко, кто там Владимир Епифанцев… Ясно, что варвары и разбойники делят власть, но кому сочувствовать, ежели все – страшенные? Есть, правда, намёк на то, что состоянию дикой ярости русских научили викинги. Ладно вам, справились бы и без викингов. Тем более что они в фильме разве что деньги тянут с русских (как и всегда, впрочем). Стиль картины понятен с первых кадров, когда в зимнем лесу травят могучего рогатого зверя (то ли як, то ли тур). Динамика «Викинга» останется довольно ровной на всём протяжении фильма – это динамика боя, сражения, драки. В удивительном перепаде подражания – от голливудских исторических боевиков до германовского «Ленфильма».

Да и не только Герман с «Трудно быть богом» вспоминается – тут вам и эпизод «Нашествие» из «Андрея Рублёва» Тарковского, и «Трон в крови» Куросавы. Режиссёр «Викинга» всё смотрел и всё учитывал – как бы сделать ложь правдой. Проблема в том, что кроме мордобоя и кровопролития у упомянутых мастеров в их фильмах было что-то ещё. В «Викинге» это «что-то ещё» сведено к минимуму. Противостоит кровопролитию разве что задумчивое выражение лица князя Владимира (Данила Козловский) в моменты умерщвления им кровных родственников. Князь не очень уверен, что так надо. Все уверены, а он не очень. Как бы тень сомнения ложится на румяное лицо будущего Крестителя Руси. Уродился он такой – задумчивый. Совершает преступления без вдохновения и делает гадости без всякого удовольствия. Отсюда, с этой уязвимой точки Владимира, и заведётся на Руси христианство. Которое, видимо, и приведёт потом Русь под монгольское иго, поскольку в вопросах сохранения государства и власти задумываться нельзя. Потом-то, ясное дело, Русь переварит и христианство, и станет куда сильнее при лютых московских царях, но пока что крещение выглядит как загадочная слабина Владимира, понятная разве в исторической перспективе.

Итак, драки и сражения. 133 минуты, граждане! Не понимаю, почему фильмы последнего поколения разгоняют до такой величины. За час обычно всё понятно, так что желательный максимум длительности – 75 минут, не больше. Женщин две: жена Владимира Рогнеда (А. Бортич, блондинка) и жена брата византийка Ирина (С. Ходченкова, здесь тонирована в шатенку). Никаких любовных историй не предвидится – какие ещё могут быть сюси-пуси в Древней Руси. Рогнеда то оскорбляет Владимира, когда тот сватается, то под угрозой насилия снимает с мужа сапоги, то бросается с ножом, узнав о его намерении жениться на сестре базилевса Анне. Короче, выносит мозг, как оно повелось у жён с древних времён до наших дней.

Византийка Ирина, взятая в плен, коварно, по-византийски, усмехается и Владимиру сочувствует, мягко подталкивая его в сторону своего бога. В общем женское присутствие в фильме минимально. Из общей массы косматых и грязных древнерусских агрессоров выделяется голым черепом жрец Перуна (А. Адасинский), да и статуя Перуна с зубатой пастью впечатляет. Занимаются ли в этом краю чем-то, кроме мордобоя, неизвестно. В прежние времена режиссёру просто приказали бы ввести образ народа – ну а теперь у нас возлюбленная свобода, и никакого народа вводить в фильмы не обязательно. Тем более этот народ, который по-прежнему что-то сеет и пашет, что-то врачует и свои летописи пишет, сегодня и так не просматривается ни на ТВ, ни в искусстве, ни в планах государства. Так к чему искать его прообразы в прошлом? Все решения принимают власти. Сказано: утром на берегу Днепра всем собраться в белых рубашках. Народ и соберётся. И в Х веке, и в веке ХХI. Не правда ли?

По моему мнению, в обыгрывании тем из далёкого прошлого стремление к «правдоподобию» даже и неуместно. Наилучший путь – это путь композитора Бородина, который из унылого сюжета о жалком неудачнике, князе Игоре, сделал просто конфетку. С половецкими плясками, любовными драмами и прочими самоцветными узорами своей гениальной души. По этому пути некоторое время шло советское кино («Ярослав Мудрый», «Ярославна, королева Франции»). Но в «Викинге» никто не поёт и не пляшет, никто не плетёт любовных кружев, никто не преображает и не украшает «действительность» (мнимую, ибо никакую действительность на временной дистанции в 11 веков никто воскресить не может). Стало быть, «Викинг» – это отражение современного состояния общества. И тут я соглашусь! Да! У нас в каждой коммунальной квартире проживает по берсерку. Наши люди заряжены неимоверной агрессией. Только что видела по ТВ, как пьяного придурка патруль выволакивал из машины, а он ещё орал и кочевряжился – и я подумала, это же был викинг. Несчастный викинг, лишённый возможности вступить в дружину и осадить какую-нибудь «Корсунь» (как в фильме)…

Однако такую правду надо всевозможными способами эстетизировать, укрывать гуманистическими драпировками, украшать пением и плясками, смягчать прекрасными женскими лицами. Тогда можно и в мир двинуть. Эстетизированное варварство от русских приемлемо. В некоторых местах (во Франции, к примеру) его даже любят.

Но голая агрессия 133 минуты? Пощадите, господа русские мужчины.

Чтобы продолжить чтение номера, оформите подписку

Годовая подписка на газету за 490 руб.

- или -

Купить этот номер за 25 руб.

*Подпишитесь на газету и получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

?> sungrado

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

sungrado

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости GlobalTeaser

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

//Новости Redtram

//Мы в соцсетях

sungrado
//Наши партнеры