Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → В мире № 39(834) от 5 октября 2022 13+

Рождаемость в мире продолжает снижаться

, 18:51 , Специальный корреспондент, обозреватель

Рождаемость в мире продолжает снижаться

Такая теория прозвучала совсем недавно. Казалось бы, что за бред? Количество землян растёт ускоренными темпами, и уже сейчас нас на планете 8 миллиардов. Население Нигерии и Индонезии перевалило за 200 млн человек, и наша Россия, может быть, скоро не будет входить в десятку стран с самым большим числом жителей (сейчас мы на 9-м месте). Более того, современный человек потребляет намного больше всего, чем его прадедушка сто лет назад. Экологи заламывают руки: мол, нужно срочно отказаться от полётов на самолётах, пока наш «углеродный след» не уничтожил остатки озонового слоя. А значит, сокращение населения нужно только приветствовать, ведь Боливар не вынесет двоих. Но на самом деле всё не так, как кажется.

Проблема-2100

Повторимся, что сейчас население планеты перевалило за 8 миллиардов. ООН пока официально не объявила, но разные источники утверждают, что это произошло ещё летом. А ведь ещё в 1999 г. нас было 6 миллиардов. Что же будет с планетой, если мы будем размножаться такими темпами? На фоне этого процесса бал правят конспирологические теории: мол, коронавирус специально придумали, чтобы приостановить безудержный беби-бум. А кому-то и возможная ядерная война видится неплохим выходом из «кризиса перенаселения».

Но вся фишка в том, что население не будет расти нынешними темпами. По всему миру рождаемость снижается и будет снижаться. В Эстонии между переписями населения 2011 и 2021 годов «растаяли» 5% семей. Люди чаще живут одиноко и реже рожают детей, хотя отрицательный естественный прирост населения стал нормой для большинства европейских стран ещё 20–30 лет назад.

Эстония не показатель? Хорошо, в Китае доля граждан старше 60 лет превысила 20%. В 13 наиболее густонаселённых провинциях и до 25–30% пенсионеров доходит. На конец 2021 г. в Пекине было 4, 4 млн жителей «за 60» – почти целый Петербург. В августе 2022-го Национальная комиссия по здравоохранению опубликовала отчёт, в котором указывалось, что женщины детородного возраста имеют низкое желание иметь детей и что в течение 14-й пятилетки (2021–2025) общий рост населения будет отрицательным. Концепция «одна семья – один ребёнок» в Поднебесной давно заменена концепцией «одна семья – три ребёнка». Но толку не слишком много: молодые люди хотят многого добиться в жизни, прежде чем заводить детей, а многие постепенно и вовсе отказываются от этой идеи. Сейчас китайцев 1, 4 млрд, но спустя полвека, вероятно, и миллиарда не наберётся.

В Японии 17, 3% мужчин и 14, 6% женщин в возрасте от 18 до 34 лет заявили, что не собираются вступать в брак, – такого никогда в истории не было. Правительство из кожи вон лезет, чтобы облегчить для женщин возвращение на работу после рождения детей, – почти всё напрасно. Уже и мужчины всё чаще говорят: не хочу, мол, чтобы жена сидела дома и суши готовила.

Казалось бы, в стороне от этой тенденции должны остаться страны Африки южнее Сахары, которые занимают первые 43 места в рейтинге стран с наибольшим коэффициентом рождаемости (один Афганистан затесался в этом списке на 28‑м месте). Согласно отчёту ООН, больше половины прогнозируемого прироста к середине XXI века будет сосредоточено в Конго, Эфиопии, Нигерии, Танзании, а также Египте, Индии, Пакистане и на Филиппинах. Но и во всех этих странах, где семьи традиционно многодетные, рост замедляется. Это обычный демографический переход, когда в стране растут средний класс и продолжительность жизни. Демограф Алексей Ракша отмечает, что большинство развивающихся стран либо в процессе перехода, либо уже совершили его. А население Земли пока ещё растёт по инерции: ещё 10–15 лет, и рождаемость опустится до уровня простого воспроизводства населения.

Последние прогнозы Организации Объединённых Наций обещают к 2050 г. увеличение населения земли до 9, 6–9, 8 млрд человек. Предсказания ООН совпадают с оценками Справочного бюро народонаселения и в прошлом были довольно точны: в 2004 г. эксперты предрекали, что к 2020 г. нас будет 7, 6 млрд, а по факту вышло немногим больше – 7, 8 миллиарда. Согласно разным исследованиям, человечество достигнет пика численности к 2064 г. (9, 7 млрд человек), после чего начнёт сокращаться. И к 2100 г. коптить воздух будет всего 8, 8 млрд – почти как сегодня.

Но пенсионеров старше 80 лет окажется в 6 раз больше нынешнего. В Японии, Италии, Таиланде население уменьшится вдвое, а китайцев останется 732 млн человек. Россия, согласно прогнозу, поредеет до 106 млн (минус около 40 млн человек относительно сегодняшнего дня). Сильнее всех опустеет Восточная Европа, а вырастет в первую очередь Африка: в Нигерии и Эфиопии будет жить в 3–4 раза больше людей, чем в России.

Исследователи уверены, что нащупали очередной «железный закон». Нигер, Сомали, Конго и Чад – самые бедные страны мира и одновременно самые плодовитые. По мере роста дохода, уровня образования и процента городских жителей снижение количества детей наблюдается и в Камеруне, и в Швеции. Два, максимум три ребёнка – потолок для среднего класса хоть в Багдаде, хоть в Мехико. Ни ислам, ни скрепы, ни материнский капитал нигде эту тенденцию в корне не сломали.

Конечно, нет гарантии, что всё будет именно так. Писатели-фантасты начала XX века запросто предсказывали появление подводной лодки или танка, поскольку это маячило на горизонте логичного развития вооружений. А Интернет как будто упал на нас с неба и изменил всё, не предсказанный ни Гербертом Уэллсом, ни Вольфом Мессингом. Наше будущее тоже могут пустить по совершенно непредсказуемому пути как технологические открытия, так и социально-экономические идеи.

Экономист и демограф Николас Эберштадт считает прогнозы дальше 20 лет и вовсе гаданием на кофейной гуще: «Главный вопрос, на который у науки нет пока ответа: сколько детей будет принято заводить в будущем? У социологов никогда не было инструмента для таких предсказаний. Учитывая это, рассуждения о численности населения через 50 лет – из области научной фантастики, потому что невозможно предсказать, сколько детей будут заводить те, кто сами ещё не родились».

Страх потребления

Мы наблюдаем уникальный глобальный парадокс. Из каждого утюга мы слышим, что глобальное потепление климата способно сделать человечеству апокалипсис. Потому что чем больше людей живёт на планете, тем больше выбросов пресловутого углекислого газа. Демограф Ракша считает, что если бы все страны мира потребляли столько же ресурсов, сколько США, планета не выдержала бы уже сейчас. К счастью, благосостояние бедных государств пока увеличивается медленно и с очень низкой базы. И есть надежда, что зелёные технологии будут развиваться быстрее истощения ресурсов.

Хитом XXI века становится экотревожность, с которой редко ходят к психотерапевту, но которая уже влияет на политический, экономический, демографический выбор всей цивилизации. «АН» уже рассказывали, что человек разумный придумал себе новый вид невроза: испытывать стыд за собственные технические достижения. В Европе модной становится массовая неловкость за полёты на самолётах, которые оставляют «углеродный след». В Швеции, родине малолетней экоактивистки Греты Тунберг, в 2018 г. по просьбам граждан введён авианалог, количество пассажиров упало на 4%, стали набирать популярность концепция «в отпуск на поезде» и лозунг «я остаюсь на земле».

Миллионы европейцев подсчитывают на калькуляторе свой углеродный след: у кого-то он составляет 2–3 тонны в год, у кого-то – 10 тонн. Некоторые семьи переселяются в дома меньшей площади, чтобы экономить энергию на их обслуживание. А заодно ограничивают количество вещей. Один из идеологов экоистов финский депутат Лео Страниус имеет всего 310 вещей и ездит зимой на велосипеде, чтобы подать «благоприятный пример» жителям развивающихся стран, которые его вряд ли слышат.

Но всё это милые причуды на фоне отказа от детей ради сохранения планеты. В начале 2022 г. газета The Guardian рассказала о том, что всё больше британских мужчин решаются на добровольную вазэктомию – операцию, после которой они теряют возможность иметь потомство. В статье приводится рассказ австралийского доктора Ника Демедьюка: примерно 5% мужчин соглашаются на вазэктомию, чтобы не перекладывать на плечи будущих поколений «экологический груз».

Жару поддали японские и канадские учёные, насчитавшие, что отказ от автомобиля сокращает выбросы на 2, 4 тонны углерода в год, а отказ от ребёнка – сразу на 58, 6 тонны. Откуда они это взяли, умом не понять, ведь человек оставляет «углеродный след» в зависимости от своего уровня потребления. А он в богатых странах куда больше, чем в бедных. Самая высокая рождаемость – в странах Африки южнее Сахары, но и самый низкий уровень выбросов CO2 тоже там. Тем не менее опросы показывают, что почти 38% американцев в возрасте от 18 до 29 лет считают, что пары должны учитывать климатический фактор при планировании семьи. А треть граждан 20–45 лет считают изменение климата причиной, повлиявшей на их решение завести меньше детей.

Многие становятся чайлдфри не от стыда за выброшенные полиэтиленовые пакеты, а просто боятся привести ребёнка в мир, где он будет страдать из-за климатических катастроф. Хотя ситуация с выбросами в развитых странах улучшается. Согласно современным исследованиям, наша планета способна пережить обмен ядерными ударами между Россией и США, а не то что след от самолёта в голубом небе.

Так или иначе, сегодня на выборах голосует молодёжь, которая боится климатической катастрофы с раннего детства. Их ссоры с родителями происходят не из-за короткой юбки, а из-за сортировки мусора и питания. До половины экотревожных людей избегают есть рыбу и мясо. Они не покупают шоколадку, чтобы не утилизировать фольгу, и парятся на вечеринке, куда деть пустую стеклотару.

Около 75% подростков и молодых людей боятся будущего из-за последствий изменений климата – таков вывод учёных из Стэнфорда и британского Университета Бата. «У меня опускаются руки, нет желания что-то делать и вообще жить. Появляется ненависть к людям и их образу жизни», – описывает свои настроения одна юная дива. «Бывает, что я просто целый день лежу в кровати, опускаю жалюзи, чтобы не видеть того, что происходит снаружи, и не выхожу из дома», – вторит ей сверстник.

Тем не менее на парламентских выборах в Швеции в сентябре 2022 г. мы увидели неожиданную победу ультраправых: партия «Настоящие шведы» займёт пятую часть всех мест в парламенте. А их лозунги далеки от экологических. Политологи отметили, что к правым отошли голоса шведов, которые разочарованы в «зелёной повестке» и раздражены на Грету Тунберг. На фоне разросшейся экотревожности возникло движение вспять: дескать, у Европы полно проблем и помимо «углеродного следа». Например, мигранты, создавшие в тихой лютеранской Швеции криминализированные этнические гетто, куда побаиваются заезжать полиция и «скорая». И с этим нужно что-то делать, хотя без миграции развитие нашей цивилизации может сильно замедлиться.

Не пей вина, Гертруда

Наш глубинный народ приезжих с Кавказа и Средней Азии не слишком любит. А кому вообще понравится обнаружить в своём городе толпы людей другой этнической группы, религии и представлений о прекрасном, которые деловито устраиваются в знакомых с детства дворах, подтягивают семьи и занимают рабочие места? К этому можно привыкнуть, но это нельзя полюбить. Поэтому глубинный народ всегда будет бурчать, что всех приезжих нужно выгнать.

Но что тогда будет с жилищным строительством в России, где в стоимости квадратного метра цена работы составляет лишь 20%? Ведь низкоквалифицированный нелегал стоит намного дешевле опытного рабочего с российским паспортом. Да и заменить их русскими физически невозможно, сколько ни плати. Часть проектов непременно встанет. Вырастет и стоимость стройматериалов от кирпича до стеклопакетов – их ведь тоже не японцы делают. Известны очень примерные расчёты, при которых «двушка» у МКАД, если не будет мигрантов, подорожает на 42 тыс. долларов. Что будет с программами ипотеки, выдающими её банками и бюджетами молодых семей?

На этом фоне рост цен на маршрутки и такси уже не столь разрушителен. Но всё-таки прикинем: в Москве около 50 тыс. таксистов, две трети из них – нерусские. А кто сидит на кассах в магазинах и крутится на погрузчиках в супермаркетах, россияне сами видят ежедневно. Эти люди получают 40 тыс. рублей в месяц. Кто их заменит? Русские девочки с айфонами и длинными ногтями? Они же возьмут на себя потуги 45 тыс. столичных дворников? Как скоро в мусоропроводах многоэтажек начнёт регулярно гореть мусор, словно в 1990-х?

Похожая ситуация практически в любой развитой стране. Чем больше человек зарабатывает, тем больше у него возможностей прожить интересную жизнь, тем меньше он готов проводить её с детьми за просмотром «Щенячьего патруля». С Европой давно всё понятно: ФРГ и Франция уже в 1970-е годы не могли обходиться без гастарбайтеров из Турции, Италии и Испании, хотя на рынок труда выходили дети послевоенного беби-бума. Но и высокотехнологичная густонаселённая Южная Корея не может без приезжих рабочих. А сколько небоскрёбов построили бы в Дубае без трудовых мигрантов, которые на 90% заполняют местное метро по утрянке?

За гастарбайтеров в мире ведётся конкуренция, и России очень повезло, что страны Средней Азии культурно и географически с ней связаны. Но большое население – это не только рабочие руки. Почему в Кремле не жалеют усилий на развитие нашего Дальнего Востока, но иностранный инвестор не слишком идёт пока во Владивосток и Хабаровск? Потому что здесь очень скромный по азиатским меркам рынок – 6, 2 млн человек живёт сегодня от Анадыря до Находки. В Японии население –125 млн человек, в Южной Корее – 51 миллион.

Правда, глобального сокращения численности населения, например, до 3–4 млрд не предусматривает ни один даже самый долгосрочный сценарий. Но миллионы перепуганных граждан в самых образованных странах мира призывают полностью отказаться от атомной энергетики, каменного угля и бензина – и выбранные ими «зелёные» политики уже на полном серьёзе пытаются всё это воплощать. Бизнес уже с трудом вывозит своими налогами полубезумные проекты о создании океанских ферм полезных водорослей, которые заменят в нашем рационе мясо. А запреты уже применяют на пассажирские лайнеры и овечьи пастбища – и всё ради углекислого газа.

Климатический экстремизм

До начала 1990-х годов считалось, что периоды колебания температуры Земли совпадали с солнечными циклами. Сравнительно тёплое 30-летие соответствовало активному солнцу, а холодное – спокойному. Гитлеровское нашествие совпало с холодами, при которых бензин замерзал в баках танков, а по льду Ладоги прокладывали железнодорожные рельсы. Что вряд ли пришло бы в голову сегодня, когда МЧС умоляет рыбаков не выходить на лёд. До 1970-х учёные даже пугали человечество глобальным похолоданием, но тогда в моде были другие страхи: коммунизм, ядерная война и т.д.

В 1990-е советская угроза обанкротилась, а левый истеблишмент обнаружил, что никому не интересно бороться против капиталистической эксплуатации. Тут очень кстати выяснилось, что «климат сошёл с ума». При ООН возник бюрократический спрут IPCC (Международной комиссии по изменению климата), а климатолог Майкл Манн прославился «хоккейной клюшкой».

В 1999 г. мало кому известный 34-летний Манн показал углеродное загрязнение на графике, напоминавшем по форме клюшку – после столетий неторопливого пике кривая резко взмывает вверх. Утверждалось, что никакого следования за солнечными циклами больше нет. И если человечество срочно не примет экстренных мер, апокалипсис станет необратим. Соратники Манна, организовавшиеся вокруг IPCC, объявлялись «независимыми учёными», а все, кто с ними не согласен, – дезинформаторами и наймитами сырьевого бизнеса.

Мало-помалу теория «глобального потепления» стала походить на Евангелие. И только в октябре 2019 г. 500 учёных (химики, физики, метеорологи) решились направить в ООН декларацию против «климатического экстремизма». «Климатической науке следует стать менее политизированной, а политике в области климата – более научной», – пишут авторы.

Пять сотен научных диссидентов обратили внимание, что люди производят лишь 5% парниковых газов. А остальные 95% – океаны, вулканы, флора. Один только исландский вулкан Эйяфьятлайокудль за 4 дня «начадил» больше, чем всё человечество за пять лет. Но ничего страшного не произошло, потому что климат на Земле менялся всегда. Потепление конца XVII – начала XVIII века было в два раза более быстрым и сильным, чем нынешнее. А сам по себе углекислый газ не загрязняет окружающую среду – наоборот, на его круговороте основана жизнь на Земле. И если бы его было в 4–5 раз больше, леса и урожаи росли бы намного быстрее.

В 2009 г. хакеры взломали переписку климатологов и ооновских бюрократов, и грянул «климатгейт». Мы узнали, как один из ведущих экспертов IPCC пишет геологу Дэвиду Демингу: «Мы должны избавиться от Средневекового Тёплого периода». Палеоклиматолог Кейт Бриффа с коллегами обсуждают, как лучше подделать научные данные. «Вероятно, сейчас так же тепло, как тысячу лет назад», – признаёт Бриффа в беседе с посвящёнными. Хотя публично он горячо доказывает, что климат резко отклонился от некоей «нормы».

Во времена Эйнштейна и Резерфорда открытия учёных обращались к просвещённой прослойке, а нынче исследователям приходится искать популярности в массах, поскольку путь к высокому статусу и грантам лежит через телевидение и обложки журналов. Эффективнее всего напугать обывателя какой-нибудь разновидностью апокалипсиса. Надо только умолчать, что исчезновение Арала связано с забором вод из питающих его рек, а шапка Килиманджаро исчезает из-за вырубки окрестных лесов. И встроить эти картинки в свои теории.

Из этого не следует, что вся теория «глобального потепления» – фейк. Вполне возможно, что нефтяники тоже заказывают научные исследования и публикации в СМИ. А чадящие заводы и выхлопные трубы авто когда-нибудь вызовут серьёзный коллапс. Но недоверие к науке обойдётся человечеству дороже любого парникового эффекта. Цена – одичание.

Короли научпопа Джаред Даймонд и Юваль Харари продвигают «зелёную» мысль, что величайшей ошибкой является сам переход человечества от охоты и собирательства к сельскому хозяйству. Именно это событие позволило нам создавать излишки продовольствия и расплодиться до нынешних 8 млрд особей. А жили бы сбором ягод и охотой на бизонов – глядишь, были бы счастливее и здоровее. Вместе с земледелием в нашу жизнь пришли неравенство, налоги и тяжёлый изнурительный труд. Даймонд цитирует бушмена, который не хочет пахать землю по примеру соседнего племени: «А почему мы должны это делать, ведь в мире так много орехов монгонго?»

Голод где-то рядом

Перенаселение и голод – одни из самых «перспективных» угроз человечеству. Но какой может быть всеобщий голод даже при населении в 10–12 млрд человек?

Доклад всё той же ООН утверждает, что в США на помойке оказывается около 40% пищевых продуктов. Ежегодно в мире выбрасывают около миллиарда тонн продовольствия, которое слишком дёшево, чтобы его беречь. При этом возможности роста сельского хозяйства огромны: в Ирландии собирают 95 центнеров пшеницы с гектара, в Латвии – 43, а в Казахстане – 12 центнеров. Тем не менее рост численности населения «за пределами способности Земли» поставлен Австралий­ской комиссией по будущему человечества на 3‑е место среди основных глобальных угроз. А Всемирная продовольственная программа (WFP), гигантский отросток ООН, в 2019 г. уверяла, что на фоне пандемии коронавируса голод может коснуться 265 млн человек. Ничего подобного не произошло, ассортимент магазинов кардинально не изменился ни в одной стране мира.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Реклама

20 идей

Общество