Аргументы Недели В мире 13+

Нищета и ложь: жизнь в Туркменистане во времена коронавируса. Свидетельства очевидцев

, 13:36 Источник: Новая газета

Нищета и ложь: жизнь в Туркменистане во времена коронавируса. Свидетельства очевидцев
Аргументы недели, Олеся Аверьянова

Туркменистан является одной из самых закрытых стран мира. Тем не менее, граждане этого государства обходят блокировки интернета и сообщают о дефиците продуктов питания и повальной коррупции. По данным Trace International, Туркменистан занимает предпоследнее место в мире по эффективности антикоррупционных мер. По официальной информации, в стране нет ни одного случая заболевания коронавирусом, но люди из-за COVID-19 продолжают умирать.

Бизнесмен и бывший эксперт одного из госсекторов Туркменистана Тревор рассказал о ситуации в стране российскому СМИ в секретном чате. В туркменский интернет он выходит только из-под надежного VPN.

«Если они узнают, что это я говорил с вами, замучают вызовами, допросами и проверками. Если не сломаюсь под пытками и издевательствами эмвэдэшников, это же они проделают и с моей семьей. Поэтому у нас мало кто соглашается вот так говорить: люди живут в страхе и недоверии».

Кстати, по данным Международного союза связи, интернетом в Туркменистане пользуются лишь 15% населения.

В отделы полиции подозреваемых в нелояльности к режиму и связях с зарубежными СМИ вызывают по звонку и без повестки, но с угрозами. Если человек это отрицает, его могут увезти в следственный изолятор для пыток: там над задержанными издеваются, их избивают и насилуют.

То, что переживают люди, попавшие под пытки и в туркменские тюрьмы, Тревор называет адом, который «невозможно описать»:

«Примерно каждый десятый заключенный погибает за решеткой: там невыносимо. Одну мою знакомую осудили на 15 лет тюрьмы за то, что она рассказала о жизни в Туркменистане и передала копии своих документов родственникам за рубеж. У нее было трое детей. Много талантливых инженеров, экономистов и ученых загубил туркменский ГУЛАГ».

«Жизни граждан напрямую зависят от психически нездоровых людей, у которых есть деньги и власть. Законы - это формальность. Народ ненавидит диктатора и его родственников за красивую жизнь, коррупцию и репрессии. Сегодня туркмены уверены, что условия в стране хуже быть уже не могут, но всегда наступает еще более худшее завтра. Это ад, и я в нем живу», - отметил Тревор.

Он рассказал о том, что на периферии страны начался голод, но жителей регионов не берут на работу в Ашхабад. Государство манипулирует с выездом жителей из страны. Многих граждан погранслужба, не объясняя причин, не выпускает за границу. Туркмены выбрасывают паспорта и буквально уходят из страны.

«Государство почему-то не выпускает граждан. Это приведет к социальному взрыву. Масса критически настроенных против режима людей понимает, что экономика и социальная сфера разрушены. Они вынуждены голодать и умирают от коронавируса, не получая помощи», - рассказал собеседник.

Известно, что еще весной 2020 года президент Туркменистана призывал бороться с вирусами окуриванием дымом гармалы (травянистое растение) и поеданием лапши с перцем.

Тревор сообщил, что в Туркмении также остро стоят проблемы педофилии и детского рабства, причем изнасилования совершаются сотрудниками МВД и прокуратуры. Этой информацией с ним делятся его знакомые по университету, которые работают в органах. Они буквально сходят с ума от того, с чем сталкиваются в работе.

Своей историей поделилась активистка Ханум. Она родилась в России, выросла в Туркменистане, но уже восемь лет живет в Турции, а в последний год выступает против режима Бердымухамедова на протестах в Стамбуле, которые сама же организует:

«Мне страшно. Но я не хочу, чтобы дети росли в этом страхе и нищете, без свободы и образования. В таком положении виноваты наши старшие поколения, которые позволили диктатуре захватить страну. Они терпели и молчали при Ниязове, например, когда тот назвал месяцы года в честь себя, своей матери и своей книги; и молчат сегодня. Не помню, чтобы люди осуждали режим или говорили о президенте даже в узком кругу. Это все страх. Родные наставляли, что такие темы лучше не обсуждать: чужие люди могут донести, а органы прослушать - и будет плохо».

Семья Ханум из Лебапского велаята (велаят - административная единица страны), где, как говорит девушка, живут «второсортные» для племен из других велаятов туркмены. В одной из своих речей президент Туркменистана отмечал, что для жителей Лебапского велаята образование не обязательно, и они созданы лишь для того, чтобы копаться в земле, сажать и собирать пшеницу и хлопок.

«Раньше еще можно было более-менее жить на туркменскую зарплату, но с годами население сильно обеднело и стало недоедать. У моей семьи не было возможности заплатить взятку университету, чтобы я училась, и тогда я выехала на учебу в Турцию. Живя за границей, я узнала, что у человека могут быть права», - отметила Ханум.

Протесты туркменов в Турции против режима в родной стране активизировались после стихийного урагана, случившегося на севере Туркменистана прошлой весной, когда дома жителей Лебапского и Марыйского (частично) велаятов были разрушены, многие люди погибли и пропали без вести, а власти не помогли пострадавшим и вместо этого сделали вид, как будто бедствия вовсе не было.

«Появились протесты, потому что жители Лебапа, лишившись крова, умирали от голода, а президент в это время открывал новые здания из белого мрамора и думал лишь о своей репутации. Это очень возмутило. Многие погибли и пострадали. Две недели люди жили без воды, электричества, газа и связи, ночевали на улице. Они своими силами и средствами восстанавливали дома, сами тянули электричество», - рассказала Ханум.

«Я очень скучаю по Туркменистану. Я бы очень хотела вернуться. Но пока режим существует, это невозможно», - заключила она.

НХ

Экономика

Зампред Госдумы Игорь Ананских прокомментировал заявление главы «Нафтогаза» о закупке газа из России

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью