Аргументы Недели В мире 13+

Тотальный контроль: как государства следят за людьми после снятия режима ограничений

, 19:21 [ «Аргументы Недели», ]

Тотальный контроль: как государства следят за людьми после снятия режима ограничений
фото: соцсети

COVID-19 оказался не настолько опасным, как его предшественники SARS и MERS, смертность от которых была на порядок выше. По этой причине первой реакцией государств на распространение инфекции стало введение массового режима ограничений.

Если нет страха, приходится удерживать людей с помощью принудительных мер. Параллельно с этим началось формирование правильной картинки в сознании общества. Эпидемиолог Нил Фергюсон из Имперского колледжа в Лондоне пообещал в марте, что в случае отказа от «жесткой стратегии сдерживания», умершие от COVID-19 будут исчисляться миллионами. Через месяц, когда эпидемия в ЕС достигла пика, а затем вместо анонсированного Фергюсоном экспоненциального роста наступил спад, стало очевидно, что никакие запреты далее не смогут удерживать людей в изоляции. Одна из основных причин – необходимость зарабатывать на жизнь.

Между тем проблема с ожидаемыми новыми волнами COVID-19 после снятия ограничительных мер никуда не исчезла. Соответственно, перед государствами мира встала насущная задача: как сдерживать распространение инфекции после принудительной изоляции, которую дальше невозможно затягивать, если, конечно, нет желания полностью уничтожить национальную экономику, а заодно и благосостояние населения. За пару месяцев в мире была разработана и внедрена добрая дюжина решений по контролю за распространением вируса после отмены режима ограничений. Показательно, что решения эти полярно отличаются друг от друга, как по идеологии, так и по технической реализации. Оказалось, что выбор конкретных инструментов технического контроля за социальной активностью населения зависит от того, что думают властные элиты в разных странах о собственных гражданах.

Первое, что пришло всем в голову, - задействовать классический «ручной» способ. Армии операторов будут обзванивать всех подряд, узнавать о самочувствии, а в случае возникновения жалоб или подозрений отправлять потенциальных носителей вируса в стационар, либо закреплять в домашней изоляции. Второй «ручной» способ - это рассылка сообщений, массовый контроль за состоянием здоровья граждан с помощью СМС. Такие инструменты оказались неэффективными. Самые продвинутые владельцы смартфонов обложились программами-спаморезами, которые на корню глушат «нежелательные звонки». Остальные просто не поднимают трубку, когда на экране высвечивается незнакомый номер. Отказ от «ручного» контроля развернул государства в сторону «высоких технологий».

Один из способов слежения за социальными контактами населения можно условно назвать тоталитарным. В Израиле, к примеру, контроль выстроен на слежке по GPS, а самый эффективный вклад выполняет служба секретной разведки «Шин Бет». Так, по данным на 10 мая, минздрав Израиля запросил информацию по состоянию здоровья 16 тысяч 587 граждан, ранее показавших позитивный тест на COVID-19. Из этого числа - 11 тысяч 889 случаев (!) отследили еврейские разведчики.

В Китае тотальный контроль показывает высочайшие результаты. Приложения трекинга установлены в смартфонах, слежение осуществляется по всем мыслимым и немыслимым каналам: по чат-мессенджеру (WeChat) и приложениям для электронных платежей (AliPay), по GPS, по Bluetooth, по видеокамерам, по QR-кодам, которые милиционеры сканируют на входах в общественные места - от транспортных систем до торговых центров.

Самая своеобразная вариация тоталитарного подхода реализована, опять-таки, кто бы сомневался, в России. Функция контроля эксклюзивно делегирована мобильной программе под названием «Социальный мониторинг». Запущенный в конце марта ««Социальный мониторинг» требовал у пользователей доступа ко всему, что только теплилось у них в смартфоне: фото- и видеосъемке, точному местоположению в фоновом режиме, осуществлению телефонных вызовов, всем нательным датчикам (например, пульсомеру и оксигенометру), изменению и удалению данных на встроенном и внешнем носителе, просмотру любых данных, запуску любых сервисов, включению и выключению устройства.
По состоянию на 20 мая «Социальный мониторинг» был установлен 60 тысячами вирусоносцев, которым программа выписала 54 тысячи штрафов на 216 миллионов рублей. Если добавить к штрафам оскорбительные для человеческого достоинства экзерсисы «Социального мониторинга» с требованием прислать селфи посреди ночи, мы получим довольно странную в плане целесообразности и здравого смысла картину.

Цивилизованные техники слежения за контактами граждан в период эпидемии после снятия режима «самоизоляции» основаны на добровольности и гражданской ответственности. Например, пользователь устанавливает приложение, которое подключается к головному серверу, координирующему взаимодействие всех участников системы. Пользователи перемещаются в пространстве, и эти перемещения отслеживаются не датчиком GPS, а протоколом Bluetooth, действующим только в радиусе 10 метров. Как только на радаре приложения пользователя появляется другой участник системы, устройства обмениваются специальными обезличенными цифровыми метками (ID), которые хранятся (!) в смартфонах самих пользователей. Когда человек заболевает коронавирусом, он добровольно оповещает программу о своем новом статусе, после чего анонимный ID пользователя отсылается на сервер системы вместе со всеми собранными цифровыми метками людей, с которыми данный пользователь ранее вступал в ближний контакт.

Доминирующий тренд в конце мая 2020 в реализации цивилизованных техник слежения установил консорциум двух крупнейших игроков в сфере корпоративных IT — Google и Apple. Они создали эффективный API для пространственного слежения за гражданами. Речь идет не о программе для мобильного телефона, а о коде, который встраивается в сами операционные системы — iOS и Android. Иными словами, в ближайшее время после планового обновления прошивки вашего телефона интерфейс слежения будет встроен в ОС, поэтому заинтересованным ведомствам будет достаточно лишь подключиться к готовому решению и запустить собственную систему социального слежения. Похвально, что решение, предложенное Google & Apple, реализовано на открытом коде и исповедует цивилизованную модель слежения — только ближний круг (за счет Bluetooth Low Energy малого радиуса действия).

Очевидно, что разнообразие представленных решений продиктовано различием задач, стоящих перед властями конкретных юрисдикций.

Общество

Адвокат: в публикациях Сафронова сведений, содержащих гостайну, не нашли. ФСБ считает, что он их зашифровывал
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью