Когда кардиологи рекомендуют нам болеть

, 08:45

Когда кардиологи рекомендуют нам болеть
Победители. Стоят: Д. Камардинов, М. Мамалыга, В. Бузиашвили. Сидят: В. Иошина, С. Мацкеплишвили (капитан команды)

Чемпионаты мира, традиционно вызывающие у зрителей и участников адреналиновые всплески, проходят не только на спортивных площадках или стадионах. Некоторые из них собирают многотысячные аудитории и в лаконично-строгих европейских конференц-залах. Причём и зрители, и участники этих мероприятий – не титулованные спортсмены, но именитые учёные с мировыми званиями, представляющие различные научные школы многих стран и континентов. Таким поединком умов является, например, Европейский конгресс кардиологов. Именно об этом соревновании интеллектов, где в споре побеждает не столько сильнейший, сколько умнейший, рассказывает сегодня главный научный сотрудник Клинико-диагностического отделения НЦССХ им. А.Н. Бакулева, д.м.н., профессор Симон МАЦКЕПЛИШВИЛИ. Итак.

- Симон Теймуразович, вполне допускаю, что о подобных интеллектуальных баталиях наша общественность не знает. Ведь там не кричат: «Шайбу-шайбу!» Расскажите, пожалуйста, как постоянный участник подобных научных конгрессов и как бессменный капитан российской команды о том, что из себя представляет этот интернациональный умственный поединок?

Европейский конгресс кардиологов является сегодня самым масштабным в мире научным мероприятием среди врачей нашей специальности. За глаза его ещё называют чемпионатом мира по кардиологии. Последний конгресс, например, собрал лишь одних участников более 30 тысяч! Это не считая представителей различных специализированных фирм, гостей, журналистов, служб обеспечения и т.д.

– Действительно масштабно! Такой размах подразумевает и соответствующие рекорды. Были?

Куда же без них? Своеобразный рекорд состоял уже в том, что количество стран-участников превышало количество стран – членов ООН! Традиционно уже участвуют Куба, где сильнейшее здравоохранение, Латинская Америка, Африка. По-моему, были медики даже из Северной Кореи.

Врачевание – явление интернациональное. Болеть могут представители любой нации или расы, штамп в паспорте роли не играет. Поэтому и лечить надо всех и совместными усилиями.

Потому Европейское сообщество кардиологов большое внимание уделяет и коллегам как раз не европейского континента. Например, одноимённые конгрессы кардиологов сегодня проводятся в Бразилии, Индии, Китае. В планах организаторов провести такой конгресс и в Японии. В медицине подобная масштабность не прихоть или чей-то каприз, это колоссальный научный взаимный опыт, обмен мнениями, технологиями, навыками, личными наработками и контактами. За каждым из перечисленных символов – жизни конкретных людей.

– История этих научных форумов многолетняя или это явление недавнего времени?

– Традиционно европейские конгрессы кардиологов проводились в крупных европейских городах. Первый состоялся в Лондоне в 1952 году. Кстати, и в этом году в конце августа он снова состоится там же, в Лондоне, и проводится Европейским обществом кардиологов, штаб-квартира которого находится неподалёку от Ниццы.

Внимание этому мероприятию уделяется огромное! Даже английский премьер-министр Дэвид Кэмерон уже объявил, что берёт организацию этого конгресса под личный контроль. Это значит, что участникам будут предоставлены лучшие площадки, отели, минимально упростят процедуру получения британских виз и т.д. Один лишь выставочный зал, выделенный участникам конгресса, имеет площадь 100 тысяч кв. метров!

– Радует, что хоть здесь наши участники не будут испытывать учащённого сердцебиения при прохождении пограничных постов с российским паспортом. Кстати, а с каким научным багажом приезжают участники? Много ли ожидаете новинок, профессиональных открытий или предпочтительнее всё же работать на уже проверенных технологиях?

– В основном учёные планируют свой текущий год таким образом, чтобы к началу конгресса, как говорится, было что показать. Безусловно, будет много нового, наука не стоит на месте. Хотя, конечно, не исключаю, что мы увидим и что-то уже знакомое, но в каких-то интересных модификациях. И то и другое познавательно и полезно.

Представленные к участию работы заранее анонсируются, о них говорят, к их обсуждению готовятся. Так что во время самих баталий на конгрессе пауз не бывает. Тем более что на таких масштабных мероприятиях очень широко представлена мировая пресса, работают крупнейшие информагентства, и все участники свои выступления шлифуют очень тщательно. Слово, как известно, не воробей. Тем более слово учёного-кардиолога.

– Ну а с каким словом туда едут наши кардиологи? России есть чем удивить или хотя бы заинтересовать западный мир кроме новых танков?

– Безусловно! Российские кардиологи участвуют во многих международных исследованиях, наша школа традиционно сильна и очень уважаема в мировом профессиональном сообществе. Кроме того, мы проводим большую научную работу здесь, в России. Об их результатах сообщается на Российском международном конгрессе кардиологов, который обычно проходит в сентябре-октябре. Он очень заметен и масштабен и по представительности, и по общему уровню, и по качеству организации.

Я говорю это ответственно, так как являюсь членом оргкомитета Российского конгресса кардиологов, участвую в формировании его программ и заверяю всех в их исключительной научной значимости.

– А что из себя представляет сам конгресс, его программы?

– В рамках конгресса проходит большое количество различных мероприятий: презентаций всевозможных методов лечения, способов исследований и т.д. Вопросов много – не только, кстати, профессиональных, но и просто интеллектуальных. Например, на Европейском конгрессе кардиологов особо запоминается конкурс «Первый среди равных». Что это такое?

Если схематично, то будет уместно сравнить его, например, с передачей «Что? Где? Когда?». Впервые мы участвовали в таком мероприятии в 2013 году в Амстердаме. Прошли отборочные туры, вышли в финал, где конкуренцию нам составили без преувеличения команды сильнейших мировых кардиологических школ.

Нашими соперниками была, во-первых, команда кардиологов университетской клиники Цюриха, одной из самых сильных профильных школ в Европе. Возглавлял команду директор клиники, кардиолог с мировым именем профессор Томас Люшер. Под стать директору были и участники команды. Например, профессор Фрэнк Ружицка (сейчас он должен стать президентом Европейского общества по сердечной недостаточности. – М.С.) и т.д. В общем, против нас вышли четыре профессора и два доктора наук. Все звёзды!

Также именита была и команда университета Рима, которую возглавлял профессор Франческо Пради, кардиолог тоже с мировым именем, ну и мы, представители Бакулевского центра из России.

– Не надо скромничать. Бакулевский центр давно занял одну из ведущих позиций и в европейской, и в мировой кардиологии. Тем более вы ведь представляли его конкретное подразделение: Клинико-диагностическое отделение, которым руководит академик Ю.И. Бузиашвили, кардиолог с не меньшим мировым авторитетом и опытом.

– Именно поэтому мы и решили собрать команду лишь из сотрудников нашего КДО. Академик Бузиашвили идею поддержал. Наши соперники были этим очень обескуражены, так как не в практике подобных конгрессов выставлять национальную сборную лишь из представителей одного-единственного отделения. Усмотрели в нашей инициативе чуть ли не вызов.

– Апломб в хорошем смысле в жизни иногда необходим...

– В результате в финале мы обыграли команду из Цюриха, затем – команду римских коллег и завоевали главный приз – звание «Первый среди равных»! Мы были единодушно признаны лучшей европейской командой кардиологов.

Тем самым мы получили право участвовать в таком же профессиональном конкурсе на следующий – 2014-й год в Барселоне уже без предварительного отбора – таковы правила.

Победители.  Стоят: Д. Камардинов, М. Мамалыга, В. Бузиашвили. Сидят: В. Иошина, С. Мацкеплишвили (капитан команды). Приз в надёжных руках

– Кто же в тот раз пытался отобрать у вас столь почётный титул?

– Соперники на этих соревнованиях всегда на уровне. В Барселоне нам противостояли команда Королевского госпиталя из Лондона и сборная греческих кардиологов из университета города Салоники. Капитаны у них тоже были с мировыми биографиями.

Англичан, например, «вёл в бой» профессор Карло ди Марио, в то время президент Европейской ассоциации по сердечно-сосудистым интервенциям, греческих коллег представлял лично ректор университета профессор Карвоунис, в общем все – очень достойные и сильные противники. Поэтому, когда мы узнали, что заняли второе место, уступив коллегам из Греции, но обыграв англичан, лишь порадовались за новых чемпионов.

В большом спорте в таких случаях говорят: «Победил спорт», мы трактуем это чуть иначе: «Победила наука!» И это правда: каждое участие во встречах такого уровня в профессиональном плане даёт всем участникам очень много полезного.

– Вы сказали, что по форме этот конкурс сопоставим с передачей «Что? Где? Когда?». Расшифруйте, пожалуйста.

– Это действительно два очень похожих формата. Перед одной командой конкурирующая сторона озвучивает свои интерактивные вопросы, ещё раз подчеркну, сложные и неординарные. Речь идёт не только о смекалке «ответчиков», но в первую очередь об их профессиональном опыте. В качестве подсказки озвучиваются пять вариантов ответа. На обдумывание и сам ответ – 30 секунд! Но и это не всё…

– А что же ещё?

– Ещё одна проверка. Допустим, врач в качестве ответа на первый вопрос отвечает: «Я бы рекомендовал больному провести компьютерную томографию», но этот ответ в данной ситуации оказывается ошибочным. Тут же на всю многотысячную аудиторию звучит резюме: «Вы ошиблись, но вот вам результат компьютерной томографии больного. Что вы предпримете дальше?» И так на протяжении всех пяти вопросов. То есть если врач хоть изначально и ошибся, имеет шанс эту ошибку заметить и всё-таки добраться до правильного ответа. Поверьте, это очень сложный конкурс.

– Ведь предполагается, что виртуальный больной как бы при этом существует где-то за сценой и ждёт единственно правильного решения?

– Совершенно верно! Устроители конкурса ни на секунду не дают участникам возможности почувствовать, что они лишь на мегашоу, но не в конкретной клинической ситуации. Военные в таких случаях говорят: «Ситуация, максимально приближённая к боевой». Это правда!

– Вы упомянули о том, что в рамках конкурса «Первый среди равных» команды проверяют друг друга и на интеллектуальном уровне. Как это выглядит в аудитории?

– Каждая команда обязана задать своим коллегам-конкурентам два вопроса на засыпку. Один непрофильный, связанный с историей своей страны (для нас – России. – М.С.), второй вопрос – профильный, то есть медицинский, но тоже с интригой. В регламенте конгресса они значатся как «ядовитые вопросы».

В Амстердаме мы задали вопрос о так называемой «программатической» музыке, то есть той, что создаётся по конкретным компьютерным программам. Мы просили коллег назвать авторов этой теории.

Наши противники, в частности, команда римского университета на этот финальный вопрос ответить не смогли. Добавлю, что и наш профессиональный вопрос по коронарной фистуле оказался для них неожиданным. Это и сделало команду КДО НЦССХ им. А.Н. Бакулева победителями конкурса и обладателями звания лучшей европейской команды кардиологов.

– Думаю, на такой вопрос не каждый музыкант ответит. Про специфический и говорить не стану. А какие «ядовитые вопросы» вы уготовили для прошлогоднего финала в Барселоне?

– Профессиональный вопрос мы тогда адресовали греческой команде. Он был по болезни Кавасаки. Это редкое кардиологическое заболевание, очень сложной этиологии и названо по фамилии японского врача Томисако Кавасаки, впервые его подробно описавшего.

Греки самостоятельно ответить на этот вопрос не смогли и обратились к «подсказке зала» (есть такая услуга в рамках конкурса. – М.С.). Среди присутствовавших был японский кардиолог, который, естественно, знал об этой болезни гораздо больше европейцев. Его подсказка грекам помогла.

– Второго интеллектуального «ядовитого вопроса» участники не перенесли?

– Увы. Мы попросили уже англичан назвать европейские города, которые не являются городами-побратимами Москвы и Санкт-Петербурга. В качестве вариантов-подсказок были предложены пары: Париж – Марсель, Лондон – Бирмингем и Мадрид – Барселона. В результате ответы были неверные.

– А какой же правильный?

– Париж. По французским законам Париж может быть побратимом лишь Рима! Он таковым и является.

– Прошлогоднее серебро, надеюсь, не помешает нашей команде и в этом году достойно побороться за победу?

– Не только не помешает, но и уже на мировом уровне доказало, что в поединках с российскими учёными лёгких побед ждать не стоит.

Европейский конгресс кардиологов уже считается мировым. Пройдёт он, как я уже сказал, в Лондоне. В финале представлена команда Греции, как победитель прошлого года, там же заявлена сборная кардиологов Бразилии и впервые – интернациональная сборная кардиологов не отдельной страны, но всей Европы! В неё по общим оценкам отобраны лучшие кардиологи семи европейских стран, в том числе и из России.

– Кто будет представлять нашу страну?

– По рекомендации президента Российского общества кардиологов академика Евгения Владимировича Шляхто им выбран ваш покорный слуга. Также общим решением европейских коллег меня избрали и капитаном этой символической сборной.

– Какие страны, кроме России, вошли в состав этой команды?

– Израиль, Германия, Турция, Норвегия, Сербия и Англия. Сразу подчеркну, в каждой из этих стран традиционно сильны кардиологические школы, и я знаю, что в их домашних заготовках уже приготовлено много «сюрпризов».

– Вы можете конкретизировать какие-либо из них? В чём основная суть этих дорогостоящих и масштабных конгрессов?

– Главным продуктом любого научного процесса, особенно в кардиологии, является выработка конкретных рекомендаций для нас, врачей. Формально – это подробный документ, где чётко расписаны способы, условия, методы диагностики и лечения какого-либо конкретного заболевания.

Европейское общество кардиологов ежегодно выпускает до пяти подобных трудов. Это обширные научные сборники-монографии, где собраны и описаны новейшие достижения в нашей отрасли. Очень многое, кстати, при разработке этих методологий берётся за основу именно по результатам перечисленных научных поединков. В прошлом году европейское общество кардиологов выпустило пять таких сборников. В этом году ожидаем столько же. Сразу замечу – Россия в этих трудах представлена достойно и обширно. Нашим кардиологам действительно есть о чём рассказать коллегам из других стран, как и задать им свои вопросы. Они об этом знают. Готовятся. Ждут. Ждём и мы.

– А чего ждать нам, болельщикам?

Успеха! Подобные научные поединки, наверное, единственный случай, когда кардиологи не только разрешают, но и советуют всем активно болеть. А мы постараемся не ошибиться в конечном общем диагнозе.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество