Что год культуры нам готовит?

, 16:50

Что год культуры нам готовит?

Как известно, наступивший 2014 год в России провозглашён Годом культуры. Большинство глав регионов уже озвучили наполеоновские планы по проведению фестивалей, привлечению туристов, ремонту и дополнительному финансированию музеев, театров и прочих «очагов культуры» на подопечных территориях. Между тем такими «очагами» в обыденном сознании россиян, что любопытно, в основном остаются не музеи и не театры. Знакомые подавляющему большинству людей с советских времён словосочетания «дом культуры» и «дворец культуры», несмотря на все пертурбации «лихих девяностых», в прошлое не ушли. Во многих случаях они остались самыми главными, самыми первыми «культурными точками» для огромного количества людей. Хотя порой, как ни печально, и финансирование, и государственное внимание многим из них достаются по остаточному принципу.

Культура на новый лад

Впрочем, говорить о том, что современная власть забыла знаменитый призыв «культуру – в массы!», было бы несправедливо. В последние два года в России стартовали два проекта, которым этот лозунг прекрасно подходит. Так, в знаменитых «майских указах» В. Путина была провозглашена необходимость строить в малых российских городах так называемые многофункциональные культурные центры –этакую альтернативу советским дворцам культуры: организованные по тому же принципу, но с современной «начинкой». Так, в каждом таком комплексе предполагается наличие современного театрального зала, кинозала для показа 3D-фильмов, выставочной зоны (в том числе с возможностью проведения мультимедийных и интерактивных выставок), физкультурно-оздоровительного комплекса, творческих лабораторий, дискуссионных площадок и даже мини-отелей. Изначально в «майских указах» поручалось построить к 2014 г. не менее пяти таких центров. Но Минкульт вместе с региональными властями взялись за дело столь рьяно, что сегодня в стадии проектирования находятся уже 13 объектов. В программу включились такие регионы, как Чеченская Республика, Республика Ингушетия, Забайкальский, Красноярский и Ставропольский края, Белгородская, Калининградская, Кировская, Омская, Оренбургская, Рязанская, Томская и Ярославская области.

«Судя по проекту, хотя пока и не утверждённому окончательно, от традиционного дворца культуры этот центр будет отличаться очень сильно, – рассказывает корреспонденту «АН» Виктор Дёмкин,сотрудник администрации города Шебекино Белгородской области (одного из 13 муниципальных образований, попавших в пилотный проект по строительству многофункциональных культурных центров). – Во-первых, площадь под него отвели приличную – 2,3 га. Во-вторых, когда я смотрю на проект, из знакомых понятий вижу разве что «творческие мастерские». Есть и совсем новые для меня слова…»

Понять представителя администрации провинциального российского города несложно. Например, вряд ли здесь были знакомы с таким понятием, как «коворкинги».Этим модным ныне словом (от английского co-working – «совместная работа») обозначаются пространства, предназначенные для деловых и дружеских встреч и одновременно оборудованные рабочими местами с компьютерами, которыми могут пользоваться представители «вольных профессий», не «привязанных» к офисам: дизайнеры, журналисты, специалисты по рекламе. Их также планируется создавать в строящихся многофункциональных культурных центрах.

Вторым «культурным проектом» нынешних властей стали так называемые дома новой культуры (или сокращённо ДНК-центры). Отметим, что покровители у него – более чем серьёзные. Так, финансирование обеспечивает небезызвестный бизнес-деятель Александр Мамут,а автором идеи стал не кто иной, как одиозный экс-руководитель президентской администрации Владислав Сурков.К слову, первое же его высказывание о ДНК-центрах переполошило общественность: политик заявил, что ДНК-центры станут… «домами для меньшинств». На самом деле он имел в виду всего лишь то, что ДНК-центры по задумке разработчиков должны стать этакими «точками притяжения» для адептов современного искусства, которые не всегда находят понимание в традиционной среде. Также ДНК-центры призваны сыграть роль «трамплина» для тех, кто только пробует себя в современном искусстве.

На данный момент планируется строительство трёх ДНК-центров: в Калуге, Первоуральске (Свердловская область) и во Владивостоке, на острове Русский. Проекты зданий уже есть и впечатляют своими «космическими» формами. Впрочем, сейчас, хотя ни одно из них пока не построено, «культурное содержание» ДНК-центров в пилотных городах уже вовсю реализуется. Под эгидой проекта проходят кинопоказы, выставки, работают творческие студии и лаборатории, в которых может заниматься любой желающий. И, по словам кураторов проекта, в существующую культурную реальность деятельность команды ДНК-центров вполне вписывается.

«В этом году мы пытались нащупать направления, по которым будем работать, найти общий язык с людьми, – рассказывает Марина Башкирцева, ассистент менеджера проекта «ДНК-центр» в Первоуральске. – Могу сказать, что у нас это получается. Главное, к чему мы стремимся, – призываем людей к сотворчеству, освоению новых форм, самореализации. И результат есть: например, в организованную нами фотомастерскую пришли люди в возрасте от 13 лет до 61 года. Также наши участники сняли фильм о городе, который пришло посмотреть значительное количество людей… Словом, работаем и на достигнутом не останавливаемся».

«Все мероприятия, которые проводит команда ДНК-центра, прекрасно влились в нашу культурную жизнь, – подхватывает тему Яна Васина, начальник Управления культуры г. Калуги. – Мы и сами открыты для сотрудничества, эксперименты в культуре нам не чужды. Безу­словно, на каких-то уровнях недопонимание пока есть: представители традиционной культуры, профессиональные «творцы», бывает, смотрят на эту деятельность косо. Но я уверена, что недопонимание – исключительно оттого, что пока прошло немного времени. Рано или поздно оно уйдёт».

«Мне идея ДНК-центров в целом нравится, – подводит итог Евгений Пастернак, внук знаменитого писателя, известный архитектор. – Действенных «культурных» проектов в провинции в последние годы было крайне мало, тем более в области современного искусства. Считаю ошибкой мнение, что в глубинке место исключительно традиционному (впрочем, на этот счёт есть и другие взгляды. – см. «Своё, родное...» – Прим. авт.): развиваться должно и то и другое. Тем более что ориентирован этот проект в основном на молодёжь, которую «консервативные» формы, как правило, отталкивают. А появление новых «точек развития» – это всегда хорошо».

Исторический аргумент

Дворцы культуры и дома культуры, которые как грибы начали расти в стране после Октябрьской революции 1917 года, изначально были не «культурными», а скорее «политическими» учреждениями и преследовали в первую очередь пропагандистские цели. В таких клубах и дворцах читали газеты, проводили курсы ликбеза, агитационные лекции и прочие подобные мероприятия для новых «хозяев жизни», коими объявили рабочих и крестьян. Впрочем, культурно-просветительской деятельностью эти учреждения тоже занимались. В частности, любопытную форму она приобретала в сельской местности и в особенности на национальных окраинах. Там предшественниками современных культурно-досуговых учреждений стали красные юрты на Дальнем Востоке и в Казахстане, красные яранги на Чукотке, красные чумы на Крайнем Севере. Они «несли в массы» не только и не столько культуру в творческом смысле, зазывая коренное население в кружки художественной самодеятельности. В красных ярангах, чумах и юртах аборигенов в первую очередь знакомили с «достижениями цивилизации», до тех пор им неведомыми: учили, например, пользоваться мясорубкой, готовить простейшие блюда и даже… объясняли пользу бани. В целом «политическую» направленность культурные учреждения сохраняли вплоть до конца советской эпохи.

Жизнь вопреки

Справедливости ради отметим, что все строящиеся МФКЦ предназначены всё-таки для городских территорий и размещаться, согласно проекту, будут в густонаселённых райцентрах. То же самое касается и одиозных Домов Новой Культуры (ДНК-центров), которые тоже «подарены» городским жителям. Про финансирование и помощь тысячам сельских домов культуры не вспомнил ни президент Путин в разгар избирательной кампании, ни министр культуры Мединский. А между тем эти учреждения культуры, хоть и перестали закрываться массово, как 10–15 лет назад, тем не менее в роскоши, мягко говоря, не купаются.

«Денег нам всегда мало! – почти весело отзывается на вопрос корреспондента «АН» о достаточности финансирования Ольга Иванова, начальник отдела культуры Слободского района Кировской области. – Одни только требования надзорных органов чего стоят. Например, совсем недавно пришлось искать деньги на установку современных систем оповещения. Сейчас эти системы требуют модернизировать: выводить сигнал тревоги непосредственно на пульт пожарной охраны. Это ещё по 30 тысяч рублей с каждого учреждения – средства для нас немалые. Но ничего, справляемся. За последние пять лет ни одного клуба не закрыли!»

«Бюджетного финансирования, конечно, недостаточно. Всё, на что его хватает, – оплата коммунальных услуг да зарплаты сотрудникам, – рассказывают в Управлении культуры Касимовского района Рязанской области. –У нас каждый директор клуба ходит по своим местным предпринимателям – кто что даст. Как правило, спонсоры помогают праздники проводить: Новый год, например, День матери и другие. Подарки покупают – и на том спасибо.…»

Отношение к возможности зарабатывать самостоятельно в Касимовском районе, образно говоря, сдержанное. «Все секции и для детей, и для взрослых у нас принципиально бесплатные. На чём ещё можно заработать? Ну была бы у нас аппаратура хорошая – возили бы её по деревенским клубам, платные дискотеки устраивали, – размышляет Людмила Батманова, директор методического центра Управления культуры. – Только на что её купишь? Полный комплект, мы считали, обойдётся примерно в 100 тысяч рублей. Таких денег у нас нет и не будет».

Несмотря на то что эпоха массового исчезновения сельских ДК, как уже говорилось, позади, время от времени клубы и дома культуры всё равно закрываются. Например, в июне этого года «умер» сельский клуб в пос. Московка Тисульского района Кемеровской области.Причина – чисто финансовая. Его содержание в прошлом году «съело» 760 тысяч рублей, тогда как организовывать кружки и проводить мероприятия, по меркам чиновников, попросту не для кого. Постоянное население Московки – 58 человек, детей среди них всего трое. Главными «культурными ценностями» клуба являлись… телефон и телевизор. В том же здании располагались библиотека, фельдшерский пункт, почта (после закрытия клуба фельдшер уехала, а почта с библиотекой переехали на дом к их сотрудникам). К тому же деревянное строение полностью обветшало, и находиться там попросту опасно. Как ни печально, речи о строительстве нового клуба для жителей Московки никто не ведёт.

Впрочем, наряду с печальными «историями смерти» периодически имеют место случаи возрождения таких клубов – причём не только стараниями местных администраций. В пос. Восточный Брединского района Челябинской области сельский клуб «возродил из небытия» успешный фермер Наурзбек Манабаев. Средств пришлось вложить немало: как сообщали местные СМИ, ремонт здания, в котором ещё этим летом укрывался от жары местный скот, обошёлся в 2 млн. рублей. Зато теперь в нём есть и кинозал, и зал для дискотек, и помещения для кружков и секций (в том числе спортивных, для которых уже закуплен инвентарь – осталось найти тренеров). При этом посещение всех мероприятий клуба, по принципиальной позиции местного мецената, для сельчан бесплатное.

Тем не менее бывает и так, что истории возрождения сельских клубов одновременно напоминают и добрую сказку, и драму с неизвестным финалом. Например, сельский клуб в чувашской деревне Верхние Хоразаны (Аликовский район) отремонтировала на собственные средства… местная пенсионерка, коренная жительница деревни Надежда Фёдорова. Дом, занятый под клуб на заре советской эпохи, когда-то принадлежал её бабушке и дедушке, в нём же родился её отец. В последние 14 лет клуб был закрыт, а здание буквально разваливалось (к сожалению, не без «помощи» местных жителей, которые тащили всё, что плохо лежит). Спокойно смотреть на всё это Надежда Дмитриевна не сумела. В итоге взяла кредит, продала корову, наняла рабочих… И сейчас односельчане вовсю обсуждают организацию встречи Нового года в обновлённом, «с иголочки», здании.

Правда, в истории есть любопытный нюанс. Шансов попасть на баланс района у этого здания фактически нет, а значит, поиск средств на его содержание становится огромной проблемой. Например, в отремонтированном здании сейчас нет отопления. Вряд ли пенсионерка-меценатка потянет такое дело, даже если обратится за помощью к односельчанам. А в администрации района к инициативе Фёдоровой относятся в целом положительно, но без особого восторга и энтузиазма, и брать здание в свои руки явно не собираются.

«Дело в том, что это здание находится в собственности у Надежды Фёдоровой, – пояснили корреспонденту «АН» в администрации Аликовского района. – Действительно, этот дом принадлежал её предкам, потом совхоз его выкупил, и там долгое время работал бригадный клуб. Но после развала совхоза, когда бывшим его членам раздавали паи, клуб закрылся, и здание вновь отошло Фёдоровой в счёт её пая. Поэтому она им и занялась. Мы, понятно, такую инициативу можем только приветствовать. Однако новое учреждение культуры на нашем балансе в Верхних Хоразанах вряд ли появится. Там недалеко расположен райцентр с хорошим домом культуры, ездить в него жителям села, которых, к слову, всего 100 человек, не так уж сложно…»

Своё, родное…

Пока в городах вовсю идут дискуссии о «современном искусстве», клубы и дома культуры в российской провинции продолжают жить по старинке и на жизнь не жалуются. Там продолжают играть на гармошке, петь народные песни в хоровых кружках и на праздники собираться за традиционным самоваром. Новшества приживаются с трудом и порой принимаются в штыки. Красноречивым примером тому – история знаменитого на всю страну Ильи Фарбера, бывшего директора Дома культуры в селе Мошенка Тверской области. Сразу по приезде он пообещал «модернизировать» культурную работу. Как писали СМИ впоследствии, местные жители, мягко говоря, не поняли новатора. Тот же своеобразный консерватизм прослеживается и в том, какие кружки и секции работают при сельских клубах. Практически при каждом обязательно есть фольклорный коллектив и хор, созданные без всякой указки сверху, – и при этом не жалующиеся на нехватку участников.

«Уж не знаю, чем это объяснить, но у нас в сельских поселениях большинство самодеятельных коллективов – как раз вот в «народном» духе, – делится Ольга Иванова из г. Слободской. – При этом, например, мы опровергаем мнение, что самодеятельность интересна только детям. Из 10 районных коллективов, которые имеют звание «народных» (присваивается за многолетнее существование и творческие успехи: победы на фестивалях и конкурсах и пр. – Прим. авт.), детских только два, в остальных участники – взрослые. Коллективы по мере возможности выезжают на фестивали – как районные, так и областные. Словом, людям хочется, люди тянутся…»

Вероятно, объяснением феномену «своего-родного» может послужить и изменившийся способ подбора кадров в сельских учреждениях культуры. Время внесло в «кадровый вопрос» свои коррективы. Как рассказывали корреспонденту «АН» руководители районных управлений культуры, сегодня ситуация стала прямо противоположной советскому времени, когда на село приезжали работать выпускники институтов культуры, да здесь же и оставались. Сейчас работой в клубах интересуются жители села (в том числе и довольно молодые), которые не хотят никуда уезжать, но в условиях тотальной безработицы не могут найти другой занятости. Пробуют, втягиваются… и находят своё призвание в «народном» и «традиционном». А образование получают уже после этого – как правило, на заочном отделении.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество