//

Пейте, дети, молоко – будете здоровы

Минувшая осень показала, что россияне готовы проявлять «протестную активность» не только по поводу «честных выборов». Куда чаще их волнуют более насущные вопросы. В сентябре – ноябре сразу в нескольких российских городах вспыхнули волнения, связанные со слухами о закрытии или реорганизации детских молочных кухонь, обеспечивающих питанием детей в возрасте до двух-трёх лет. К сожалению, «модернизация» не обошла стороной и эти – без преувеличения! – жизненно важные учреждения. Где-то их собрались заменять раздаточными пунктами с выдачей фабричной продукции, где-то и вовсе переходить на выплату денежных компенсаций. Корреспондент «АН» попыталась понять, что происходит.

Закрыть нельзя помиловать

Система обеспечения малышей молочной продукцией, как и многие другие социальные «подарки», досталась современной России в наследство от СССР. В Советском Союзе молочные кухни появились сразу после войны и активно поддерживались государством вплоть до начала 1990-х. В новой России, как водится, политика по отношению к молочным кухням резко поменялась. Практически сразу после перестройки власть отказалась координировать их работу и сбросила полномочия на регионы – естественно, вместе с обязательствами по финансированию. Так как молочные кухни формально считались подразделениями муниципальных детских поликлиник, власти субъектов перекинули эти обязанности на районы, которые далеко не всегда могут похвалиться богатыми бюджетами.

Дальше ситуация стала развиваться по-разному. Кое-где молочные кухни сохранились и превратились в современные предприятия, где производится широкий ассортимент нужной продукции с сетью раздаточных пунктов на местах (очевидно, что именно такими они и должны быть в современном понимании). Правда, таких сегодня довольно мало в масштабах страны. Иногда кухни продолжают работать, что называется, «на советской инерции» – со стареньким оборудованием и немногочисленными пожилыми сотрудниками. Однако в большинстве случаев «молочки» стали попросту закрываться. К примеру, сегодня в Нижегородской области молочные кухни открыты лишь в пяти райцентрах (всего в регионе 24 города областного подчинения), в Калужской и Оренбургской – в четырёх. В Липецкой и Архангельской областях и вовсе осталось по одной на всю область. Остальные муниципалитеты перешли на обеспечение детей молочной продукцией заводского происхождения или начали выплачивать мамочкам смехотворные денежные компенсации (о плюсах и минусах такой системы речь впереди).

Тем не менее сейчас над редкими оставшимися молочными кухнями вновь нависла тень. После вступления в силу Закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» в 2011 г. все муниципальные учреждения здравоохранения перешли в региональное подчинение. Муниципалитеты, разумеется, начали радостно и быстро скидывать «молочки» с хилого бюджетного финансирования, рассчитывая, что теперь этим вопросом будет заниматься региональная казна. По логике вещей этому надо бы порадоваться: ведь в региональных бюджетах денег больше, а значит, кухни могли бы рассчитывать на дополнительное финансирование, обновление оборудования. Как бы не так! После того как на региональных чиновников свалился «подарок» в виде молочных кухонь, выяснилось, что эти самые кухни не имеют статуса медицинских учреждений (ещё одно традиционное российское «не предусмотрели»). Это значит, что финансирования из регионального бюджета им не полагается.

Взбудораженные такими новостями родители маленьких детей начали штурмовать кабинеты чиновников. Подобная ситуация, к примеру, возникла в Оренбургской области. Правда, там взволнованных людей уже успокоили: как заявила министр здравоохранения региона Тамара Семивеличенко,оренбургский губернатор принял решение всё-таки сохранить молочные кухни и взять их на региональное финансирование.Однако от язвительного замечания удержаться всё-таки трудновато. По словам министра, таких кухонь на всю Оренбургскую область (с населением, на минуточку, более 2 млн. человек) сегодня, как мы уже отметили, всего четыре. Об открытии новых госпожа Семивеличенко не заговаривала.

«В нашей стране сегодня эта тема абсолютно заброшена, – констатирует Лариса Попович,директор Института экономики здравоохранения. – Во всех развитых странах питанию детей младшего возраста уделяется огромное внимание. Как правило, там строятся крупные комбинаты, где есть возможность производить творожки и кефиры по новейшим технологиям, с учётом всех нюансов. В итоге едва ли не каждый малыш получает питание, которое подходит именно ему. России не помешало бы взять пример с таких государств. Тем более что сейчас наша страна перешла на новые критерии живорожденности – теперь наши врачи выхаживают детей, которых раньше считали безнадёжными. Чем не повод развивать такую систему и у нас? Однако в России почему-то предпочитают плодить проблемы, а не решать их на начальной стадии. Неполноценное питание в раннем детстве приводит к хроническим болезням во взрослом возрасте. Но об этом никто не думает…»

Еда из коробочки

Тем не менее отсутствие кухни не означает полного отказа властей от обеспечения малышей молочными продуктами. В этом случае детям начинают выдавать специальные сухие смеси или «детскую» продукцию заводского происхождения, зачастую аналогичную той, что завозится в ближайшие супермаркеты.

Очевидно, что такая «еда» далеко не всегда конкурент свежей продукции, которая производится на молочных кухнях. Однако закупать оптовыми партиями и развозить по раздаточным пунктам коробочки и баночки чиновникам кажется существенно проще, а порой и дешевле. Кроме того, на сцену выходит и ещё один весомый аргумент – катастрофическая изношенность и устаревание оборудования на большинстве молочных кухонь. Бывает, что готовить там еду для детей попросту опасно для их здоровья.Однако городские и областные власти предпочитают не искать деньги на ремонт и закупки нового оборудования,а закрывать эти учреждения насовсем.

В городе Воткинске (Республика Удмуртия) такая ситуация видна во всей красе. Там молочную кухню «временно» закрыли ещё в начале 2011 г., объяснив это невозможностью работать с устаревшим оборудованием и в антисанитарных условиях. Не открыли до сих пор – и, судя по всему, не собираются. Как выяснилось, привести нынешнее производство в современный вид уже невозможно – нужно строить новое с нуля. Средств на это нет и не предвидится. Поэтому сегодня местные малыши получают творожки и кефир фабричного производства, которые, к примеру, в начале этого года возили в Вот­кинск… из Москвы. Собственного производства детского питания в республике нет, а объявленный конкурс выиграл поставщик из столицы. Бывает, что продукция задерживается на 3–4 месяца. А о молочной кухне, где каждый день выдавали свежую продукцию, остаётся лишь вспоминать.

«Мы её больше и не откроем, судя по всему, – рассказывает корреспонденту «АН» Нина Сторожева,главный врач Воткинской детской больницы. – Сейчас к изготовлению детского питания предъявляются драконовские требования – как по составу, так и по технологии изготовления. К примеру, по действующим санитарным нормам и правилам у меня на молочной кухне должна быть полноценная лаборатория, где сотрудники должны проверять продукцию на наличие солей тяжёлых металлов и радиоактивных веществ. Выдавать еду в стерилизованных стеклянных бутылочках и баночках, как раньше, тоже нельзя: только в одноразовой упаковке «тетра-пак». Понятно, что обеспечить такие условия мы попросту не можем!»

По словам Сторожевой, даже если открыть молочную кухню, максимально приближённую ко всем необходимым параметрам, себестоимость производимой продукции там будет заоблачной. Например, 50 граммов творога обойдутся в 30 рублей. Понятно, что никакой, даже самый благополучный местный бюджет не возьмётся компенсировать такие расходы, даже если обеспечивать «молочкой» исключительно малоимущих. Да и на «платный» спрос при таких условиях рассчитывать не приходится.

Любопытный факт: за замену привычных молочных кухонь при поликлиниках полноценными производственными комплексами порой высказываются и сами руководители этих учреждений.

«При масштабном производстве себестоимость гораздо ниже, – констатирует Игорь Папонов, директор МУЗ «Молочная кухня» в Калуге. – С другой стороны, качество исходного сырья на небольшой молочной кухне отследить проще. Словом, свои плюсы и минусы есть и у того и у другого варианта. У нас в городе шла речь о закрытии молочной кухни, но мамочкам удалось сказать своё слово: мы по-прежнему работаем, а тем, кто к нам приходит, предлагаем выбрать, какую продукцию выбирать: с завода или нашу. Пока больше народа выбирают нашу…»

Младенческая дискриминация

О временах, когда бесплатной молочной продукцией за счёт государства обеспечивалось практически всё «младенческое население» страны, сейчас остаётся лишь мечтать. После того как обязанность содержать молочные кухни перешла к регионам, старая добрая советская система, когда питание получали все нуждающиеся дети (единственным основанием для прикрепления к молочной кухне была справка от врача), затрещала по швам. Повезло разве что Москве: в столице дополнительное молочное питание могут получать все малыши до двух лет. Теперь в каждом регионе страны свои правила, по которым выбираются «счастливчики». Остальным предлагаются либо яркие банки в магазинах, либо то же самое, что «бесплатникам», но уже за деньги.

Большинство российских регионов решили не заморачиваться и провозгласили, что бесплатные молоко и творог выдаются только малоимущим или многодетным. Такую систему ввели, например, в Рязанской и Курской областях, в Республике Карелия.Для того чтобы получить заветный талон на питание, требуется целая кипа документов: справки о доходах всех членов семьи (иногда – за несколько месяцев); справка о составе семьи; копия лицевого счёта из ЖЭКа; копии паспортов и свидетельства о рождении. При этом последнее слово остаётся вовсе не за врачом, который рекомендует ребёнку получать питание, а за чиновниками из соцзащиты. А они, сочтя, к примеру, что мамочка слишком «богата», могут и отказать в бесплатном талоне.

Для полноты картины отметим, что «малоимущий» по чиновничьим понятиям – это тот, чей доход не дотягивает до регионального прожиточного минимума. «Аргументы недели» неоднократно писали о том, что эта планка сегодня издевательски низкая и на эти деньги семье с ребёнком прожить невозможно (в редком регионе прожиточный минимум поднимается выше 10 тысяч рублей). Так что надо ещё умудриться попасть в число «избранных». Не попал – что называется, несите ваши денежки.

Справедливости ради отметим, что большинство районных администраций стараются держать цены на продукцию молочных кухонь на приемлемом уровне, ниже, чем в магазинах. Правда, из этого правила бывают и исключения. Так, на молочной кухне в Данкове Липецкой области в начале ноября цены подскочили аж в 2–3 раза: например, порция творога, которая раньше стоила 8 рублей, теперь стоит 23. В городе ходят упорные слухи, что Управление здравоохранения Липецкой области твёрдо намерено перевести молочную кухню на самоокупаемость. Отметим, что на сегодняшний день «молочка» в Данкове – чуть ли не единственная в регионе, во всех остальных районах они закрылись ещё несколько лет назад.

«Мы неизменно работали с большими убытками, но молочную кухню не закрывали, – рассказывает Валентина Ашурова, заместитель главного врача по детству и родовспоможению Данковской Центральной районной больницы. – Малоимущих обеспечивали бесплатно, остальные покупали – причём довольно охотно. Повышение цен связано с тем, что районная администрация недавно ознакомила нас с новым порядком, исходя из которого мы и должны теперь определять стоимость продукции. Вот и получились такие цифры. При этом производство и реализация всё равно влетают нам в копеечку, да ещё какую. Да к тому же за нашей продукцией приезжает всё меньше народа – район у нас сельский, ездить далеко. Так что не всегда затрачиваемые усилия и средства сравнимы с той отдачей, которую мы получаем».

Остаётся добавить лишь то, что та самая «отдача» была бы куда больше, если бы администрация не разрабатывала «новые порядки», а поддержала молочную кухню – и финансово, и организационно. Но об этом речи, судя по всему, не идёт.

Остановите ФАС!

Если власть отказывается держать молочную кухню и переходит на закупки продукции на стороне, это нисколько не облегчает ей жизнь – скорее наоборот. Система поставок сегодня жутко забюрократизирована. Перебои, сродни тем, что были в Воткинске, случаются не только из-за того, что питание везут издалека. Детское питание, как и любую продукцию, нужно закупать через аукционы и тендеры, на организацию которых порой уходят месяцы. Например, в начале 2011 г. без питания остались малыши в Екатеринбурге. Причина – вовремя не объявили конкурс на поставку молока и творога.

Закупка у сторонних производителей ставит под удар и качество продукции. Сейчас эта проблема стоит особенно остро, так как на детское питание весной этого года внезапно ополчилась… Федеральная антимонопольная служба. Раньше при заказе такой продукции покупатели могли указывать в заявке для аукциона нужные свойства товара: например, наличие определённых витаминов, отсутствие вредных компонентов вроде консервантов и красителей и так далее. Однако в марте появилось разъяснение ФАС, которое… запретило предъявлять какие-либо требования к питанию для здоровых детей.Теперь единственным критерием для аукционов по закупке детского питания остаётся цена.

«В первом абзаце этого документа указано, что разъяснение выпущено после обращения некого «хозяйствующего субъекта», – рассказал «Аргументам недели» Дмитрий Тортев, коммерческий директор компании, производящей детское питание в Нижнем Новгороде. – Поэтому можно предположить, что инициатива исходит от какого-нибудь иностранного производителя, который выпускает очень дешёвые смеси с соответствующим составом. Возможно, что у него были определённые проблемы со сбытом продукции, которую не хотели покупать. Вот он и решил действовать через государственные органы».

Такая борьба за «честную конкуренцию» приобретает гротескные (от себя добавим: и откровенно уродливые. – Прим. «АН») черты. Например, ФАС не обязывает сетевые магазины закупать «любое» молоко: всем понятно, что, например, молоко с различным уровнем жирности – по сути, разные продукты. А всё детское питание при этом «удальцы» из Федеральной антимонопольной службы сочли абсолютно одинаковым! Какое уж тут здоровье нации…

«Мой прогноз – очень жёсткий, – резюмирует Тортев. – Закупая только самый дешёвый продукт, молочные кухни столкнутся с постоянными негативными откликами потребителей. В какой-то момент муниципалитетам надоест поток жалоб, и они могут принять решение вообще прекратить выдачу. Так что от ФАС и её готовности скорректировать свою позицию сейчас зависит очень многое».

Монетизация для младшего возраста

Итак, содержать и ремонтировать молочные кухни дорого, конкурсы организовывать – довольно хлопотно. Немудрено, что в этой ситуации чиновники во многих регионах подхватили идею монетизации «молочных» льгот – проще говоря, решили заменить выдачу натуральных продуктов денежной компенсацией (размер которой реальным затратам, понятное дело, не соответствует). Такие попытки, например, уже предпринимались в Брянской и Нижегородской областях. Самые свежие новости на эту тему сейчас доносятся из Волгограда.Местные мамочки буквально «стоят на ушах»: по городу ползут слухи, что все раздаточные пункты и молочная кухня (она в городе одна) проработают только до 1 января 2013 года. Потом начнётся выплата компенсаций – 500 рублей в месяц кормящей маме, 300 рублей – на ребёнка в возрасте от года до трёх лет. Активистки подсчитали, что на 300 рублей в магазинах Волгограда получится покупать по одной пачке детского творожка в течение менее чем двух недель.

Похожий стресс пережили недавно и родители маленьких детей в Нижегородской области. В феврале этого года в Роспотребнадзоре заговорили о том, что все кухни нужно закрыть, а родителям выплачивать денежные компенсации: мол, слишком много нарушений обнаруживается в их работе. Однако поднявшийся шум не дал планам реализоваться. Сейчас мамочки в городах, где молочные кухни ещё остались, пока могут по своему выбору либо получать деньги, либо брать продукцию.

«На мой взгляд, заменять выдачу питания деньгами нельзя, – говорит Лариса Попович. – Получается, что заботу о здоровом поколении власть полностью перекладывает на родителей – среди которых уж точно найдутся те, кто купит на эти деньги не творожок ребёнку, а бутылку водки. Так что «натуральную» выдачу обязательно нужно сохранять».