Пекинский проект

, 17:47

Пекинский проект

Президент В. Путин подтвердил репутацию большого друга Китая. В июне 2012 г., едва начался третий срок, – совершил десятый по счёту в своей политической карьере официальный визит в Пекин. Если поднять статистику: с 2000 г. В. Путин провёл более 30 встреч с китайским руководством на высшем уровне! С такой частотой он не встречался с лидерами ни одной другой страны.

На этот раз глава РФ приехал в КНР – удивлять. Самая влиятельная газета КНР «Жэньминь жибао» опубликовала статью В. Путина. В ней упоминаются загадочные «межгосударственные связи нового типа». Но главное: цитируется китайская поговорка «общие чаяния – общие силы» и делается недвусмысленный намёк на создание российско-китайского стратегического альянса. Экспертов это насторожило: как бы не получились такие же «партнёрство и равноправие», как между США и Латинской Америкой.

Старший брат

Понять китайцев непросто. Например, не удивляйтесь, если в пекинском ресторане официант со всей силы хлопнет перед вами об стол тарелкой с дымящейся едой. Оказывается, это не оскорбление. Так традиционно доказывают: заведение не экономит на качестве фарфоровой посуды.

Вероятно, так же сложно китайцам порой понять соседей с далёкого севера. Не исключено, в Пекине начали подозревать, что в Кремль завезли громадную партию розовых очков. Возможен ли в принципе – с китайской точки зрения – союз между КНР и РФ по типу «не разлей вода»? Как полноправных партнёров, а не как тандем большого и богатого южного промышленного брата и северного – сырьевого.

Экономическая основа альянса просматривается слабо. О каком равноправии речь? Мечты обитателей Кремля разбиваются о статистику. В 2010 г. китайская экономика переросла японскую, стала второй в мире. При нынешних темпах развития примерно в 2025 г. КНР обгонит США и станет крупнейшей экономикой мира. «В 1985 году эта страна уступала по ВВП Нидерландам, по объёму экспорта – ГДР», – отмечает директор Центра исследований постиндустриального общества В. Иноземцев.

Но то была другая эпоха. С 1990 г.
рост китайского ВВП превысил 400%, с 2001 по 2010 г. в среднем шёл в гору на 10,5% в год. Сейчас внутренний валовой продукт восточного соседа почти в пять раз больше российского! В 2011 г. КНР наработала на 11,299 трлн. долл., РФ – на 2,383 трлн. долл. (по паритету покупательной способности). Да и качество китайского ВВП другое. Простой пример: с 1992 г. доля машин и оборудования в российском экспорте упала до значения менее 1%. В экспорте Китая за тот же срок – выросла до 23%.

Экономика Китая развивается в 2–3 раза быстрее, население в 10 раз больше (1,3 млрд. человек), золотовалютные запасы (3,2 трлн. долл.) – в шесть раз выше суммы, которая гремит в копилке РФ (509 млрд. долларов). К слову, военные расходы КНР тоже заметно больше наших – 143 млрд. долл. в 2011 году. Против российских 72 миллиардов. При этом военная нагрузка на китайский госбюджет – в несколько раз легче.

Тут начинаешь понимать, почему, как показывают социологические опросы, население РФ в массе не верит в новую вечную дружбу. Зато всерьёз опасается: спустя сколько-то лет на въезде во Владивосток будет красоваться табличка Хайшенвай, а Благовещенск переименуют в Хайланьпао. Так эти города называют в Китае. А что? Переименовали же китайцы российский форпост Дальний, построенный в 1898 г. на арендованной у Китая территории, в Далянь. Сейчас, как и основанный русскими Харбин, это – один из крупных китайских мегаполисов.

Кстати, Байкал в Китае – Бэйхай. Конечно, большинство серьёзных китаистов из Института Дальнего Востока РАН при разговорах о китайской угрозе и возможной аннексии Дальнего Востока хватаются за головы и называют это полной паранойей. У них – ворох аргументов. Но трудно не замечать и другие факты. Прежде всего: зависимость стран друг от друга несопоставима. Кто кому важнее? Для нас Китай – крупнейший торговый партнёр. Из КНР в РФ приходит шестая часть импорта. Это больше, чем из Германии (37,6 млрд.), Франции (13,3 млрд.) и США (14,6 млрд. долларов).

Тем временем мы для Китая – малозаметная деталь внешнеэкономического ландшафта. В статье для «Жэньминь жибао» В. Путин отметил: в 2011 г. объём взаимной экспортно-импортной торговли РФ и КНР дорос до 83,5 млрд. долларов. Вроде есть чем гордиться: в 2000 г. было 5 млрд., подъём за 11 лет в 17 раз! Только президент забыл уточнить: общий объём внешней торговли Китая превышает 3,6 трлн. долл., доля России в нём очень мала (на уровне 2,5%).

Сравните: в 2011 г. китайский экспорт в Японию составил 148 млрд. долл., в США – 324,5 млрд. долл., в Европу – 256 миллиардов. В Россию – 48,26 млрд. долларов. Если сравнить, окажется: экономически КНР зависит от РФ в ещё меньшей степени, чем мы – от Нигерии или Панамы.

Плотность воды

Возможно, у Кремля есть секретный козырь, особые рычаги воздействия на Пекин? В Европе, которая, в зависимости от страны, на 15–40% и выше зависит от поставок российских нефти и газа, Москва с успехом использует энергетическое оружие. Увы, на дипломатический фронт с Китаем  эту тяжёлую артиллерию не подвезли! Доля российского экспорта в энергобалансе КНР ничтожна. Например, на нашу нефть приходится менее 7% китайских закупок, по газу – ноль. Тут много причин.

Во-первых, Китай, с его третьей в мире территорией и огромным морским побережьем, и сам не обделён природными ресурсами. Есть нефть и газ, огромные запасы редкоземельных металлов, даже по добыче золота КНР недавно вышла на первое место (280 т в год). Какое-то время после начала взрывного роста экономики страна делала ставку на самообеспечение. Не зря энергетика КНР на 70% работает на угле, запасы которого в этой стране – 14% мировых. Китай не привык импортировать углеводороды. До 1993 г. нефти не закупали ни капли, до 2000 г. – возили мало. Что касается газа: относительно крупные закупки начались только три года назад. Хотя и сейчас собственная добыча газа в КНР – более 85 млрд. куб. м, при потреблении 90 млрд. кубометров.

Во-вторых, когда к началу 2000‑х гг. собственных ресурсов Китаю всё же стало остро не хватать, он выбрал других партнёров. «Китай импортирует примерно 160 млн. т чёрного золота в год, что составляет менее половины его собственной годовой добычи. Эта страна традиционно закупает нефть в Саудовской Аравии и Иране, в Нигерии и Анголе. 56% нефти Китаю даёт Ближний Восток, 24% – Африка», – рассказывает ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, профессор Академии военных наук Юрий Морозов.

В-третьих, на выборе поставщиков энергоресурсов сказалась география. До недавнего времени у КНР не было ни труб, которые шли бы с севера, ни особой потребности в них. Дело в том: КНР, хоть и имеет очень протяжённую границу с Россией (4,3 тыс. км), пользуется прилегающими землями слабо. Между прочим, сторонникам теории неизбежной скорой аннексии Сибири Китаем не помешает знать. Провинции Китая на границе с Россией – самые малозаселённые. К тому же, население в них сокращается! Наиболее высокая плотность – в промышленных центрах на юго-востоке страны, у побережья Жёлтого моря. Это – максимально удалённые от РФ китайские территории. Впрочем, есть другой вариант. Ряд экспертов объясняют незаселённость китайского севера не тяжёлыми природными условиями, а банальным дефицитом воды. На юге КНР влаги для орошения пока в достатке, на севере – 10 лет как дефицит. Так что, если появятся новости на тему «Китай начал импорт пресной воды из РФ», – стоит призадуматься.

Разумеется, военное столкновение РФ и КНР выглядит таким же достоверным, как кошмарный сон. Но торговое и промышленное давно идут вовсю. Наш основной экспортный товар – сырьё, тут нас и теснят. Сражение идёт по многим направлениям. Начнём с малоизвестных фактов. Например, КНР целенаправленно отбирает у нас мировой рынок титана, на котором сейчас господствуют российские производители. «На сегодня наше предприятие контролирует около трети мирового рынка титана. Но готовимся к худшему. По прогнозам, уже к концу 2013 года. Китай будет поставлять 37% титана, доля РФ может упасть до 15%. Восточная угроза реальна – недавно Китай раздавил производителей магния, подняв свою долю с 3% до 70%», – рассказывает основатель ВСМПО-АВИСМА Владислав Тетюхин.

Самое известное экономико-политическое поражение – захват Китаем среднеазиатских газовых провинций. Между прочим – зона экономико-политических интересов РФ. Газовая труба из Турк­мении в КНР мощностью до 40 млрд. куб. м в год уже заработала. В ходе прокладки этой исторической линии под крылом восточного соседа оказались и другие бывшие советские республики. Узбекистан взял под козырёк, получив от КНР безвозмездный дар на 10 млн. долларов. Казахстан! И тот подписал нефтегазовый договор с председателем КНР товарищем Ху Цзиньтао. Российский транзит республикам оказался не нужен. Заодно оказалось под вопросом строительство российских газопроводов в Китай. Имея запасные варианты, КНР отчаянно торгуется, не желая платить и половину той суммы, которую «Газпром» получает в Европе. Переговоры тянутся более десятилетия, прогресса никакого.

Новая колония

На всё это в Кремле смотрят с удивительным хладнокровием. Если спросить напрямую, делают круглые глаза. Какая экспансия Китая в Среднюю Азию? Если копнуть глубже, руководство РФ и само не прочь заключить с КНР сырьевые договоры по схемам, которые некоторые эксперты называют «неоколониальными». Уже заключили! Пример: загадочная схема, по которой компании «Роснефть» и «Транснефть», получив от КНР кредит в 25 млрд. долл., обязались поставлять ей нефть ближайшие 25 лет. Цена топлива – строжайшая тайна. Потому что стыдно сказать, она очевидно очень низкая. Так же как российская электроэнергия с сибирских ГРЭС продаётся в Китай по ценам значительно ниже, чем платят сибирские потребители.

Какие ещё варианты совместного развития российско-китайского бизнеса предлагает правительство? На память приходят десятки масштабных сырьевых договоров. Четыре года назад Дм. Медведев и Ху Цзиньтао подписали «Программу сотрудничества на 2009–2018 годы». В списке десятков ключевых проектов, которыми займутся китайские компании на территории РФ, – одни лишь разрезы, шахты и рудники, в том числе Ново-Широкинский (запасы золота – 48 т, серебра – 980 тонн). Также не стоит забывать про аренду Китаем тысяч гектаров российских земель на Дальнем Востоке – под выращивание. Также аренду лесов – под вырубку (дерево – дефицитный ресурс в КНР).

Согласно «Программе сотрудничества», центром переработки дальневосточных ресурсов стал город с названием Муданьцзянь. Там построили огромный транспортный центр и гигантское предприятие по глубокой переработке российского леса. В соседний приграничный город Чифэн везут на переработку российские олово, цинк и свинец (мощность предприятия – 60 тыс. т в год).

Лес да золото, нефть да соя. Как же высокие технологии? Им тоже нашлось место в программе российско-китайского сотрудничества! В ходе июньского визита В. Путина в Пекин страны договорились о совместном создании нового широкофюзеляжного лайнера. Широкофюзеляжники – элита гражданского авиастроения. Например, Япония не смогла создать такой самолёт. Теперь Объединённая авиастроительная корпорация (ОАК), у которой остались подходящие технологии, с подачи правительства поделится ими с китайскими разработчиками. Чем это грозит – напоминать не надо. Вспомним историю с закупкой Китаем российских истребителей. Не выполнив контракт, КНР отказалась приобрести обговорённое число самолётов. Вскоре – наладила выпуск собственной копии. К счастью, китайские инженеры не осилили создание самой сложной детали – достойного истребителя авиадвигателя.

Так что, кроме ресурсов, мы ещё можем одарить соседа оставшимися в закромах секретными технологиями. Оказывается, пока ещё не всё ушло на юго-восток. Видимо, в Кремле считают – это выгодно. Ещё бы: когда собственные производители разорятся, будем дёшево покупать китайские копии нашей собственной техники. Всё дешевле, чем европейские и североамериканские образцы. Но скорее, проект совместного широкофюзеляжника – что-то вроде взятки руководству Компартии Китая в ходе очередных не афишируемых на публике подковёрных переговоров. Интересно: на что променяли технологии?

Конечно, при виде этой картины сами собой появляются мысли: у КНР появился сырьевой отросток. Вопрос: это и есть то, что В. Путин назвал «межгосударственные связи нового типа»? Только что тут нового? Примерно так в своё время европейские империи грабили колонии. Только тогда никому не приходило в голову называть эти отношения партнёрством и равноправием.

Империя без императора

В последние 20 лет Китай превращается в огромную колониальную империю, влияние которой распространяется на весь мир. Судите сами. Во второй половине 2000-х гг. Жёлтый гигант стал крупнейшим в мире торговым партнёром Африки. Товарооборот между странами перевалил за 100 млрд. долл. в год. Четыре пятых этой суммы приходится на нефть и минералы. Их по бросовым ценам выкачивают из Судана, Нигерии, Анголы. Причём добычу, как правило, ведут китайские компании. В российских реалиях это выглядело бы так. За все энергоносители в стране отвечает огромный китайский концерн, по величине сопоставимый с «Газпромом». Он не только добывает сырьё, но и диктует экспортные цены на него – не в интересах страны, где ведёт бизнес, а к выгоде китайских покупателей.

Экономической экспансией на Чёрный континент дело не ограничивается. Китайцы массово переселяются в Африку. Только в Анголе и ЮАР живут почти 1 млн. выходцев из Жёлтой империи. Вдобавок Пекин запустил программу, по которой африканские студенты получают образование в китайских университетах. Пока в них отучились всего 30 тыс. молодых людей с Чёрного континента – но лиха беда начало. Связи Китая и Африки настолько тесны, что на континенте вовсю выходят пекинские газеты. К примеру, с этого года в ЮАР открыт филиал крупнейшей китайской газеты «Чайна дейли».

Африка – не единственная часть света, подпавшая под влияние жёлтой империи. Китайские компании вложили более 20 млрд. долл. в Латинскую Америку. Товарооборот между странами достиг 150 млрд. долл. в год. Схема – примерно та же, что в Африке. Восточные товарищи вкладывают деньги в добычу сырья (к примеру, нефти в Венесуэле), а потом импортируют добытое по скромным ценам. К тому же Китай активно продаёт оружие странам Южной Америки. Поставки начались не вчера – в 1990-е годы.

Щупальца Китая дотянулись даже до стран Восточной Европы. К примеру, начиная с 2009 г. восточная империя активно вкладывает деньги – в Белоруссию! Китайские компании инвестировали в страну более 16 млрд. долларов. Они производят стройматериалы, собираются начать сборку автомобилей. В июне Минск и Пекин подписали окончательное соглашение о создании в Белоруссии огромного индустриального парка стоимостью 30 млрд. долларов. Причём, по сути, он будет принадлежать Китаю, получившему 60% акций. Культурная экспансия в Белоруссию тоже не за горами. Достаточно сказать, что в Минске начинается строительство большого «чайна-тауна» – то есть жилого квартала для выходцев из восточной империи.

Ещё одна европейская страна, в которой хотят обосноваться китайские компании, – Польша. Правда, там экспансия пока захлебнулась. Дело в том, что Жёлтый гигант начал со слишком масштабного и важного для страны проекта – строительства 50-километрового куска автострады Лодзь – Варшава. Дорогу стоимостью 500 млн. долл. следовало закончить к началу чемпионата Европы по футболу. В случае успеха китайские компании получали полный карт-бланш на строительство польских дорог – с контрактами на общую сумму 20 млрд. долларов. Вдобавок их обещали допустить до возведения новых угольных электростанций – проекта стоимостью 15 млрд. долларов. Китайцы праздновали победу, но автострада Лодзь – Варшава неожиданно оказалась им не по зубам. Оказалось, прокладывавшая её компания «COVEC» заложила в проект слишком низкую цену – и не смогла найти качественных подрядчиков. В результате восточные товарищи провалили все сроки строительства. Зимой их с позором лишили контракта, а дорогу теперь спешно доводят до ума чехи.

Оружие из металла

Ресурсы Китая настолько велики, что в некоторых отраслях страна стала мировым монополистом. К примеру, в добыче редкоземельных металлов – таких как рутений, индий, литий. Без этих элементов невозможно представить современную промышленность. Они нужны для изготовления аккумуляторов в ноутбуках и мобильных телефонах. Их используют во всех высокотехнологичных производствах, включая автомобилестроение и электронику. Спрос на редкоземельные металлы постоянно растёт. Сейчас мировая промышленность потребляет их 136 тыс. т в год, к 2020 г. ей потребуется более 200 тыс. т таких элементов в год.

Китай – планетарный лидер по запасам редких металлов. Именно на него приходится 95% их мирового производства. Разумеется, в жёлтой империи не стесняются использовать монопольное положение в своих интересах. К примеру, в 2010 г. из-за политических разногласий Пекин неожиданно прекратил экспорт редкоземельных металлов в Японию. А в прошлом году, чтобы поддержать цены на элементы, попросту ввёл квоты на их вывоз из страны.

В результате разразился отраслевой апокалипсис. В высокотехнологичной промышленности всего мира начался дефицит сырья. Цены на редкоземельные металлы взлетели в 5–10 раз. Это вызвало грандиозный политический скандал. Чиновники США и Евросоюза зачастили в Китай на переговоры. Президент Барак Обама грозно заявил, что жёлтый гигант нарушает все правила мировой торговли. Всемирная торговая организация начала масштабное расследование. Но не тут-то было! Пекин по-прежнему не отказывается от квот. И, похоже, весь мир не в состоянии его заставить.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью