«Врезки» на нефтяной жиле

Ежедневно в России из системы государственных нефтепроводов похищаются тысячи тонн «черного золота»

, 10:55

«Врезки» на нефтяной жиле
Нефтяной «ручеек» утекает и в промышленных цистернах...

Самарский конфуз

 

 

Поздней ночью 3 августа 2005 года по трассе Самара - Волгоград проехала странная колонна. Четыре грузовика с прицепами-цистернами в сопровождении легковых «жигулей» и «Нивы» притормозили у поворота в поселок Зелененький (Волжский район, Самарская область), свернули на проселочную дорогу и через несколько минут оказались в небольшой лесополосе. «Нива» осталась на главной дороге. За рулем сидел житель Самары Александр Акимов. В его задачу входило предупреждать сообщников о появлении незваных гостей.

Грузовики подъехали к назначенному месту и остановились. Из темноты вышли два человека, открыли люки в цистернах, достали хорошо замаскированный в земле гибкий шланг и поочередно стали заполнять емкости нефтью. На первом этапе у преступников все прошло гладко.

Их взяли на территории подпольной нефтебазы, когда ворованные 70 тонн нефти сливались в резервуары. Следственные действия и суд длились больше шести месяцев. Но, несмотря на неопровержимые факты, приговор выглядел более чем странным.

20 марта 2006 года федеральный судья Волжского районного суда Самарской области Андреев закончил рассматривать уголовное дело о хищении нефти из магистрального трубопровода «Бавлы - Куйбышев». На скамье подсудимых оказались Александр Акимов и четверо его подельников. Вот несколько цитат из приговора: «Суд установил, что Акимов А.Н., являясь организатором преступной организованной группы, распределял роли между членами организованной группы». Далее: «Указанной организованной группой в составе Акимова А.Н., Аристархова А. В., Лапшина Н.В., Илясова С.А., Самарченко В.С. и двух неустановленных предварительным следствием мужчин был совершен ряд краж неф­ти». И еще одна цитата: «Из материалов дела видно, что все транспортные средства непосредственно использовались в процессе преступного посягательства для достижения преступного результата, хищения нефти».

 Хотя самых главных организаторов арестовать так и не удалось, по всем признакам задержанные преступники, пусть и исполнители, должны были понести заслуженное наказание. Государственный обвинитель нисколько не сомневалась в серьезности приговора. Но именно в этом месте и произошло то, чего никак не могли предположить следователи и оперативники. Всех обвиняемых судья приговорил к условным срокам заключения и освободил прямо в зале судебных заседаний. Более того, грузовики с прицепами, на которых похищалась нефть, но которыми обвиняемые управляли по доверенности, суд постановил вернуть их реальным владельцам.

Справка «АН»

Правоохранительными органами установлено, что криминальные деньги, инвестированные организованными и этническими преступными группировками в развитие теневого нефтебизнеса, возвращаются в течение 1-2 месяцев. Часть из них идет на оснащение преступников достижениями научно-технического прогресса. Приобретаются приборы ночного видения, спутниковая и сотовая связь, портативные газосварочные аппараты и нефтеналивные агрегаты, устройства дистанционного горизонтального бурения и даже дельтапланы.

Слишком хорошо организованная преступность

Нефть и продукты ее переработки воруют не простые бандиты. В этой сфере ОПГ подготовлены и оснащены, как ни в какой другой.

В нефтяных ОПГ все роли четко распределены. У них есть группы охранения, контрнаблюдения (так называемые фишкари), квалифицированные специалисты, в распоряжении которых современные технические приспособления для «врезки» в нефтепроводы. Координация действий - по сотовой связи и портативным радиостанциям.

Преступникам известен график прохождения мобильных групп, места выхода на поверхность магистральных трубопроводов, технические возможности экипажей патрульной охраны. Сформированы стабильные каналы сбыта и переработки похищенных неф­тепродуктов.

Как и в любом легальном бизнесе, в криминальном нефтяном нельзя обойтись без первоначальных капиталовложений. Инвестиции в воровство «черного золота» исчисляются миллионами рублей. Но конечная цель стоит того. На выходе хорошо организованная криминальная группировка может зарабатывать на нефти уже до 10 миллионов долларов в месяц.

Зеленый коридор

Необходимо понимать, что просто так подъехать к нефтепроводу, сделать в нем дырку и безнаказанно выкачивать оттуда нефть невозможно. Хотя внешне это выглядит именно так. Преступлению предшествует большой подготовительный процесс. Для начала определяется конкретный участок трубы. Затем решаются вопросы с сотрудниками нефтепровода. В момент откачки нефти они должны закрыть глаза на падение давления в трубе и на конечный объем официально перекаченного сырья. Если договориться не получается, к непонятливым применяются силовые методы. Одновременно решается вопрос о разделе сфер влияния с другими ОПГ, контролирующими конкретную территорию. Не остаются без внимания и представители местных органов внутренних дел. Их поддержка или просто невнимание к происходящему щедро оплачивается. Дальше преступники изучают местность и готовят схему «врезки».

Еще необходимо договориться с руководителями нефтебаз об объемах поставок похищенной нефти. Если отвод от нефтяной трубы можно проложить сразу на нефтехранилище, с их владельцами договариваются об аренде территорий и емкостей.

Расходная статья

Лидеры криминальных группировок не скупятся на дорогих специалистов, современное оборудование и материалы (например, устройство дистанционного горизонтального бурения типа «Крот» стоит от 4,5 млн. рублей). Для организации многоразовой «врезки» привлекается строительная техника, а вся операция хорошо охраняется. Протяженность отводов от места «врез-ки» может доходить до 8 километров. Стоимость строительства 1 километра такого отвода - более 1 миллиона рублей.

Ворованную нефть перевозят в специальных цистернах. Водитель за один рейс получает от 500 до 2000 рублей. Аренда грузовика - 10 000 рублей. «Фишкари», которые сопровождают автобойлер от места «врезки» до нефтебазы, зарабатывают от 2 до 5 тысяч рублей. На подпольном нефте­хранилище за тонну нефти платят от 3000 до 4500 рублей. Учитывая, что в среднем только одна организованная группа способна похищать за ночь до тысячи тонн нефти - в сутки на данном этапе средний доход составляет 4,5 млн. рублей.

Очень часто автобойлерам от места загрузки до асфальтируемой дороги приходится передвигаться по бездорожью. В этом случае преступники используют трактора. Когда операция завершена, следы от колес грузовиков уничтожаются. Их заметают ветвями деревьев, укрывают либо слоем гравия, либо навозом, либо углем. Чтобы на месте «врезки» не просела земля, ее укатывают большегрузным транспортом, а для полной маскировки на этом месте специально пасут скот.

Но и это еще не все. За участком может производиться скрытое наблюдение. Идеальные места - близко расположенные лесопосадки с «лежками», прилегающие населенные пункты, возвышенности. В этом случае применяется хорошая оптика. Если место преступления обнаружит милиция или работники служб безопасности трубопроводных компаний, воры сюда уже никогда не приедут.

Подпольные нефтяные короли

По оперативным данным, только в Самарской области в теневом обороте нефти и продуктов ее переработки принимают участие около 30 организованных групп и преступных сообществ общей численностью свыше 400 человек. Наиболее крупные из них, около 10, способны ежесуточно похищать от 20 до 30 автобойлеров емкостью по 20-25 тонн каждый.

Элементарный математический расчет и масштабы реальных преступных доходов поражают.

Если взять в расчет именно 10 самых крупных самарских криминальных сообществ, то получится, что в сутки они могут вывозить до 200 автобойлеров с нефтью по 20 тонн каждый - 4000 тонн. С учетом погодных и сезонных факторов, в среднем в месяц удается отработать 15 ночей - 60 тыс. тонн в месяц. На первичных нефтебазах тонна нефти стоит от 3000 рублей. Итого, только на этапе кражи нефти из государственных трубопроводов доходы преступников ежемесячно составляют около 180 миллионов рублей, или почти 7 миллионов долларов (в день!).

А дальше ворованная нефть по поддельным сопроводительным документам поступает на неф­теперерабатывающие заводы, продается оптом в другие российские регионы и даже поставляется на экспорт. Выручка от продажи нелегально переработанной нефти в этом случае возрастает в разы и составляет уже десятки миллионов долларов (в месяц!).

Напомним, что речь идет сейчас только об одном Самарском регионе. А чтобы представить себе масштабы бедст­вия, просто умножьте эти суммы на количест­во субъектов федерации, по которым проходит наша «нефтяная жила».

Справка «Аргументов Неделi»

Только за 2005 год правоохранительными органами был выявлен 1261 факт незаконных «врезок» в магистральные трубопроводы ОАО АК «Транснефть» и 252 в ОАО АК «Транснефтепродукт». 62 «врезки» выявлены на территории Ульяновской области (рост по сравнению с 2004 годом на 100%), 88 - в Иркутской области (рост на 319%), 305 - в Самарской области (рост на 20%), 46 - на территории Республики Дагестан (рост на 111%), 74 и 46 - на территории Краснодарского и Ставропольского краев.

Протяженность магистральных трубопроводов Российской Федерации составляет 48,7 тыс. километров. Ежегодно по системе магистрального трубопроводного транспорта перемещается свыше 90% добываемой нефти. Магистральные нефте­проводы характеризуются большой протяженностью, нахождением на значительном расстоянии от населенных пунктов, наличием большого количества подъездных путей и относительно неглубоким залеганием ниток трубопроводов (0,5-2 метра).

В следующих публикациях мы расскажем о том, в каких условиях приходится бороться сотрудникам Департамента экономической безопасности МВД России с нефтяным криминалом. А пока одна показательная история, которую мне рассказали знакомые милиционеры. Один из сотрудников Центрального аппарата МВД приехал в Иркутск с целью проинспектировать ситуацию с нелегальными «врезками». Местные коллеги встретили его очень тепло, но перед началом работы решили показать столичному гостю здешние красоты. Когда очередь дошла до озера Байкал, кто-то из иркутских милиционеров рассказал красочную историю о рачках, живущих в этих водах. Мол, они такие прожорливые, что не оставляют от человека даже костей. Особенно от не в меру любопытных людей.

Как говорится, после таких намеков комментарии становятся излишними.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество

Политика