Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Спорт 13+

В ЦСКА из-за океана

№ 26(720) 8–14 июля 2020 [ «Аргументы Недели », ]

В ЦСКА из-за океана

Не все интересные и талантливые игроки КХЛ уезжают за океан. Кто-то возвращается домой – как, например, форвард Николай ГОЛДОБИН. Он выступал за «Сан-Хосе» и «Ванкувер», а теперь подписал двухлетний контракт с ЦСКА. Мы пообщались с одним из самых ярких новичков нашей хоккейной лиги.

Было так грустно, что хотелось плакать

– Николай, какой игровой номер вы хотели бы взять в ЦСКА?

– Я уже выбрал – это будет 77. Потому что играл под ним в «Ванкувере» и теперь решил сохранить. Хотя в детстве у меня был номер Сидни Кросби (№87). Но мне сказали в НХЛ, что лучше его не носить и нужно быть скромнее.

– Во сколько лет вы уехали за океан?

– Мне было почти 17 лет. Агент сказал: «Поехали в юниорскую лигу Канады». Ну я такой: «А поехали». Считаю, это был хороший опыт. Всё, что ни делается, – к лучшему. Я не жалею ни секунды. При этом в Канаде с тобой не возятся, как у нас. Ты приезжаешь туда, ходишь в тренажёрный зал, сразу играешь. Если приехал русский, ты должен быть самым лучшим в лиге. Хоть в чём-то уступаешь, тебя сразу выкинут.

Но один из самых больших плюсов – ты начинаешь самостоятельную жизнь, привыкаешь к Северной Америке, учишь язык. Я уехал туда, жил в приёмной семье. У меня не было ни машины, ничего. Жил в одной комнате с одноклубником. Мы вместе ездили на тренировки, потом целый день сидел дома. Поначалу было так грустно, что плакать хотелось.

Меня просто начали «гасить»

– А что у вас не получилось в НХЛ?

– На самом деле, я думал, что всё получится. И провёл ведь неплохой сезон до того, как вспыхнула эпидемия коронавируса. Потом что-то пошло не так.

– Вы провели 51 матч за фарм-клуб, набрали 50 очков. Странно, что вас не вызвали в основной состав «Ванкувера».

– Может, меня уже просто начали «гасить». Даже не знаю, чем это объяснить. В прошлом сезоне сыграл в НХЛ только один матч, когда меня подняли на игру с «Питтсбургом».

Тренер сказал: «Мы ждём от тебя много голов». Поставил в первое звено. Там я провёл только две смены. Потом попал в третье, в четвёртое звено. В итоге я получил всего восемь минут, а со второй половины матча просто сидел и мёрз на лавке. На следующий день сказали: «Ну всё, ты не забил – пора назад, в фарм-клуб».

– Что самое сложное, когда ты приезжаешь покорять Америку?

– Артемий Панарин, с которым мы были в «Витязе», ещё говорил: «Если ты будешь играть хорошо, то можешь не знать английский язык – к тебе приставят переводчика. А если нет, то нет».

Я с ним соглашусь. Кажется, что Панарин до сих пор не умеет разговаривать по-английски. Но вообще это важный фактор, чтобы освоиться в новой стране. И тут речь не только о хоккейной раздевалке. Нужно просто общаться с людьми, хотя бы в быту.

И самое главное – понравиться тренеру, чтобы с ним не возникало каких-то конфликтов. Чтобы коуч понял, какой ты игрок и не начал тебя перестраивать.

– С вами это было?

– Да, главный тренер «Ванкувера» Трэвис Грин начал переделывать меня с первого же дня нашего знакомства. Кого он из меня хотел вылепить? Четвёртого форварда, который может ещё и в силовой хоккей здорово играть, и быстро побежать в отбор за шайбой, и гол забить. Он думал, что у меня будет всё, и я стану выдающимся универсалом. Но так перестраиваться очень тяжело. Тем более за первую же ошибку тебя или сажают в запас, или выписывают предупреждение.

Лучше синица в руках

– Правда, что североамериканские менеджеры много говорят и мало делают? Вы с этим столкнулись?

– Да, мне обещали очень многое в «Ванкувере». Но ничего не выполнили, почти не дали шанса. А сколько лет сидеть в Канаде? Год-два-три? Так и вся карьера пройдёт. Поэтому считаю, что сделал правильный шаг, когда решил вернуться в ЦСКА. Приехал обратно на родину.

– Как и когда вам поступило предложение от армейцев?

– Вообще я ждал конца февраля, когда в НХЛ наступает дедлайн. Думал, что меня из «Ванкувера» обменяют в другой клуб. Я верил в это, но не произошло.

Потом, когда началась эпопея с коронавирусом, сразу полетел в Москву. Слава богу, успел до закрытия границ. А потом из ЦСКА начали со мной общаться насчёт контракта. Реально мне очень тяжело было принять решение. Желал остаться в Америке. Показать всем, что я достоин этой лиги.

С другой стороны, просто хотелось наконец-таки поиграть в нормальный хоккей. Да и зачем ждать? До сих пор непонятно, продолжится ли сезон в НХЛ. Там опять кто-то коронавирусом заболел... Иногда лучше синица в руках, чем журавль в небе.

– Какие воспоминания у вас останутся от Ванкувера?

– Это депрессивный город. Часто хмурые тучи, идёт дождь. Чем-то на Питер похож. Но в Канаде природа фантастическая, и за ней очень ухаживают. Интересно гулять в Стэнли-парке. Пройтись по центральной Робсон-стрит. Это называется Yellowtown. А есть ещё Chinatown – китайский квартал. Идёшь, и там всё украшено красными бумажными фонариками, полно китайских ресторанов. В общем, место интересное.

 

Общество

О предотвращении покушения на Тихановскую сообщил председатель КГБ Белоруссии
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью