Аргументы Недели Спорт 13+

Тренер "Пахтакора" Шота Арвеладзе: Даже грузинскую кухню теперь ставлю на второе место после узбекской

, 17:04

Тренер "Пахтакора" Шота Арвеладзе: Даже грузинскую кухню теперь ставлю на второе место после узбекской
globallookpress.com, © Alexander Kulebyakin

- Начнем с истоков.  Имя Шота – персидское и означает – «огонь». Вас можно назвать властным и ревнивым человеком?

- Не думаю, что я властный. Что же касается ревности, то я уже 25 лет в браке и, слава Богу, все хорошо. Когда отношения с супругой  только начинались, то да, был ревнив, а так нет. Это многих удивляет. Как только появляются сомнения в верности, связь между людьми, наверное, сразу обрывается. Хоть женщины и любят, когда их ревнуют, но в моем случае все не так. Женщина должна быть ревнивой, а не мужчина.

- Вы играли в европейских  топ клубах, амстердамском «Аяксе», шотландском «Рейнджерс»,  тренером работали в Израиле, Голландии. Турции. А сейчас выбрали столицу Узбекистана Ташкент, проигнорировав богатые европейские и азиатские клубы. Почему?

- Даже был момент, когда  меня приглашали тренировать сборную России, но в то время политическая обстановка была такова, что я не мог согласиться. По-дружески и дипломатично объяснившись, мне удалось сохранить с российскими коллегами хорошие отношения. 

Что же касается «Пахтакора», то однажды мне позвонил один очень уважаемый человек и попросил о встрече. Во время разговора выяснилось, что из-за небольшого спада в «Пахтакоре», который наблюдался в течение последних 4-5 сезонов, клубу необходимы перемены. Я два раза приезжал, чтобы оценить ситуацию, пообщаться с игроками и понять, как можно исправить положение. Во время последнего визита я принял предложение стать главным тренером клуба и очень этим доволен. 

Живя в Узбекистане, открыл для себя  много интересных и малоизвестных фактов об этой стране. О самом клубе я, разумеется, знал и до этого. С удивлением отметил, что в наших культурах очень много общего. Это мы на карте европейцы, но на деле являемся такими же восточными людьми, даже в чем-то азиатами. Культура семьи, соседей, трепетное отношение к друзьям и родственникам, гостеприимство, кухня – все одно. Раньше я думал, что это мы, грузины, умеем готовить, но сейчас даже нашу кухню ставлю на второе место, ведь уже успел здесь прибавить в весе! Все время приходится бороться не только с собой, но и с поварами – просить их, чтобы они не готовили настолько вкусно. Мало того, что мне предстоят чемпионат, Кубок Узбекистана, лига Чемпионов, Кубок ПФЛ, так я еще должен выиграть свой личный чемпионат против лишних килограммов!

 - Для любителей узбекского футбола «Пахтакор» является топовым клубом, настоящим брендом «Сделано в Узбекистане». Даже второе место грозит вылетом из группового турнира Азиатской лиги чемпионов.  Не давит такой груз ответственности? 

- Самое большое удовольствие – это, когда ты ловишь кайф от того, что сделал, создал, к чему пришел в итоге. Безусловно, есть и давление, но без этой составляющей все превратилось бы в обычную рутину, с которой каждый может справиться. Я узнал, что такое ответственность еще в 17 лет, когда окончил школу. Моя семья настойчиво советовала выбрать профессию. Мои мама, папа, бабушки, дедушки – доктора и академики. В итоге я и два моих брата окончили университеты, стали химиками по образованию. Получив дипломы, мы приехали к родным и объявили, что теперь мы займемся тем, что любим, и пообещали добиться успеха в новой профессии. Вот этот шаг и было самой настоящей ответственностью. И для нас футбол не столько средство заработка, сколько дело всей жизни. И то удовольствие, которое получаешь от результатов своего труда, ни с чем не сравнить. 

- Раньше все мальчишки знали и «Динамо Тбилиси», и «Пахтакор», и «Спартак Москва», и «Динамо Москва». Сейчас же тенденция изменилась в худшую сторону. Когда я спрашивал у людей на улицах Ташкента, за кого они болеют, слышал в ответ – «Пахтакор». Но радовался я до тех пор, пока не понял, что никто из них не знает ни тренера, ни игроков. Возраст опрашиваемых был от 17 до 60 лет. Те, что постарше, помнили хоть что-то, остальные – ноль. Даже о трагической гибели команды «Пахтакор» молодежь ничего не слышала. Зато практически каждый осведомлен не только о победах футболистов именитых клубов «Барселона», «Арсенал» и т.д., но и об их «грязном белье»: кто с кем спит, кто сколько получает, а кто не заплатил налоги. Как вы думаете, с чем это связано?

- Был такой гениальный человек в Грузии – писатель, поэт и народный отец – Чавчавадзе, который сказал, что своим надо всегда правду говорить. Это же работает и в отношении людей. Мы же что делаем со своими детьми? Вот ребенок маленький – вокруг него суетятся и мамы, и тети, и бабушки, балуют его. А потом раз, и ему уже стукнуло 20 лет. Все! А он-то привык, что за ним вечно кто-нибудь да ухаживает, вот и озирается вокруг в поисках своих нянек. Только вот бабушек уже нет, сестра вышла замуж, а мама постарела. Так и приходиться становиться взрослым, самому отвечать за свою жизнь. Конечно, любить свою мать – это все равно, что любить Родину, именно такое отношение нужно взращивать в детях. Сейчас же по воспитанию «бьют» и школьные программы, которые вечно меняются. Останавливают в Тбилиси прохожих и просто спрашивают у них, кто был царем Грузии в 12 веке? Отвечают – Шота Руставели. Это они поэта имеют в виду, бывает, что и другие имена придумывают. Далее вопрос: кто построил город Тбилиси? Один ответ – а я не из Тбилиси. Ну не дураки ли? Нужно понимать, что человечество охватывает повальная деградация.

Когда мы ужинаем, я прошу своих ребят убрать мобильные телефоны, поговорить вживую, рассказать что-нибудь. Причем приходится ходить за ними, как надзиратель, и следить, чтобы они вновь «не уплыли» в свои гаджеты. Это уже болезнь, иначе не скажешь.

- Вас во всех командах принимали очень тепло. А где было играть  комфортнее всего?

- Мы все буквально сходили с ума по «Динамо» Тбилиси. Отец дружил с Александром  Чивадзе и с Давидом Кипиани, с которым, мы, кстати, можно сказать родственники – его сын стал крестным отцом моего сына. Помню, как Давид жил в центре города, мы часто проходили мимо его дома и спрашивали отца, почему он никогда не выходит на балкон? Для нас, мальчишек, «Динамо» в то время был лучшим клубом мира! Сравниться с ним ни у кого шансов не было, ведь они прямо-таки «рвали» Европу, хотя, конечно же, случалось, что и проигрывали. На их играх мы и росли. А потом и наша карьера «закрутилась», и все время приходилось доказывать, кто ты – физкультурник или футболист. Когда я поехал в 23 года в футбольную академию «Аякса», мне заявили, что без подушки для заднего места туда ехать бесполезно, ибо придется все время сидеть на скамейке запасных. Причем там, когда тебе давали пас, а ты его возвращал и не терял, все – уже считаешься футболистом. Становление шло поэтапно. По духу, по культуре мне был близок «Аякс». К тому же я никогда не был «жадным» форвардом, если можно так выразиться, и им это тоже нравилось. В Амстердаме болельщики очень хорошо чувствуют игру, все ее тонкости.

- Вернемся к «Пахтакору» и к давлению со стороны. Вы сами принимаете решения по составу, по игре? Много ли людей со стороны пытаются повлиять? 

- Нужно изначально объяснить, что главный тренер – решает  сам. Славу Богу, тот, кто мог это делать,  никогда не вмешивался. Это - первое.  Второе, нужно объяснять, что футбол – это такая же профессия, где есть свои нюансы и тут должны работать профессионалы. Вот мой отец доктор, и он мне порой  звонит, как болельщик , и как более старший человек говорит: дай поиграть тому или иному футболисту. И тогда я ему говорю: «Отец, я тебе хоть один раз говорил, какой препарат антибиотика надо принимать»? Он отвечает: «Нет». Тогда я спрашиваю дальше:  «А почему ты думаешь, что знаешь лучше меня? Меня, который этим каждый день занимается  с 6 лет? Ты,  академик, профессор, столько работ у тебя, и ты мне звонишь и говоришь, дай ему играть. А я ни разу в жизни не дал себе права вмешаться в твою работу!»

У меня был случай, президент одного из клубов, владелец медцентра, позвонил мне и сказал, типа  бей вот так штрафные! 

Я ему ответил: почему ты не звонишь гинекологу или онкологу в свою больницу?  То есть, считаешь людей профессионалами и доверяешь им. Тогда почему ты советуешь мне как бить по мячу? Ты разве этим занимался?   Он тогда понял, что он не должен говорить так. Надо волноваться, надо болеть и надо смотреть на процесс. С первого дня, когда тренера поставят, нельзя его критиковать, нельзя комментировать футбол, как комментирует болельщик, который сидит за воротами. Разрушишь всю систему, весь клуб. 

-  Что для вас футбол, профессия, хобби, жизнь, любовь?

- Наверное, жизнь и любовь. Если не жизнь – тогда и любви нет. Если не любовь – тогда это не жизнь. Без любви не жить.

- Какое качество вы больше всего цените в мужчине и в женщине?

- Женщина должна быть верной, а мужик не должен быть трусом, стоять на ногах, иметь свое мнение, даже когда ошибаемся, а ошибаемся много. А для женщины главное – верность.  Толстая она, худая, высокая, неважно. Не  бывает некрасивых женщин. Разве может быть некрасивой жена? Сестра? Мама? Нет!! Это просто невозможно. 

- Недавно брал интервью у Андриса Лиепы, великого артиста балета, сына Мариса Лиепы. Сейчас он главный постановщик в театре  Навои. Я спрашивал у зрителей, а это те же самые болельщики: с приходом Мариса театр Навои ожил? Да. Вы хотите, чтобы он остался? Да, хотим, чтобы остался надолго. Можно провести параллели с вами. На ваш взгляд «Пахтакор» ожил? И надолго ли вы к нам? 

-  Насчет того, что ожил, отвечу статистикой. Раньше на «Пахтакор» приходило в среднем от 500 до 1400 человек. Сейчас в среднем 10 тысяч. Зрителей прибавилось в 10 раз. На Азиатские игры был полный стадион. Нас за первый круг посетило уже 200 тысяч человек, в регионах всегда очень много народа ходит. Статистика на моей стороне, на стороне «Пахтакора».  И это несмотря на жару. Значит, интересно. Как надолго я останусь? Это очень сложный вопрос для тренера.

- Но сами  хотите?

- Я хочу работать с тем желанием, какое у меня сегодня есть! С такой же любовью и желанием я буду работать и в «Динамо» Тбилиси, и в  Барселоне, и в Манчестере.

- Вы интересуетесь чемпионатом России? За какую команду болели?

 - Да, я его смотрю. Мне нравился спартаковский стиль, заложенный Бесковым. Конечно, я смотрю и игры  ЦСКА, «Зенита», но классика «Спартака» для меня до сих пор  жива.

- А если взять национальные сборные? 

- Всю жизнь болел за Аргентину, за Марадону. Понятно, что во времена СССР болел и за Советский Союз. Мне нравились хоккеисты, пятерка Ларионова, за них тоже переживал. Испанцы всегда нравились.  Раньше не пропускал ни одной игры «Реала». Но сейчас больше за «Барселону» переживаю больше, чем за «Реал». 

Справка «АН»

Арвеладзе Шота Юстинович – грузинский футболист, тренер. Родился в 1973 году, клубная карьера началась в 90-м году, тренерская карьера началась в 2008 году.  Чемпион Голландии в составе «Аякса» ( 1997/ 98 гг.) Двукратный обладатель кубка Голландии (1997/ 98. 1998/99 гг) , двукратный  чемпион Шотландии (2002/2003 , 2004/2005 гг) двукратный  обладатель кубка Шотландии (2001/2002, 2002/2003 гг, лучший футболист Грузии (1994, 1998, 2007 гг) лучший бомбардир в истории сборной Грузии - 26 голов. Всего за карьеру провел 601 матч, забил 379 мячей.

В настоящее время главный тренер команды «Пахтакор» (Ташкент, Узбекистан).

 

 

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью