Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Спорт 13+

Вековой юбилей великого мэтра нашего хоккея

№ 48 (641) от 6.12.2018 [ «Аргументы Недели », ]

Вековой юбилей великого мэтра нашего хоккея
Фото С. Метелицы / Фотохроника ТАСС

10 декабря – большая дата в нашем хоккее. 100 лет назад родился Анатолий Тарасов – отец и движок этой игры в СССР. Выдающийся пропагандист и первый наш человек, кого ввели в Зал хоккейной славы в Торонто ещё в 1974 году.

КАК в НХЛ в прошлом году широко отмечали столетие лиги, так и в России с размахом празднуют столетие Анатолия Тарасова. Ему открывают памятник, в его честь проведут турниры, хоккеисты сборной России на Кубке Первого канала сыграют с нашивками Тарасова на свитерах…

Никто не будет отрицать, что Тарасов – глыба. Накануне его юбилея мы вспоминаем байки о великом тренере, которого многие считают своим учителем.

 

О детстве

– Я родился и вырос в Москве, – рассказывал Тарасов. – Отца помню плохо. Он умер, когда мне было семь лет. До его смерти мама Екатерина Харитоновна занималась только домашними делами, потом пошла работать на швейную фабрику. Надо было кормить семью, выживать.

Своим воспитанием я обязан школе, пионерии. Но больше всего – маме, которая научила меня самому необходимому в жизни. Даже готовить – стряпала она очень вкусно. Часто «из топора». Детство у меня было бедное, как и у многих детей того поколения. Помню, когда выезжали по Савёловской дороге, обязательно брали с собой лукошко. Собирали грибы, ягоды, ландыши… Всё это продавали, а вырученные деньги до копеечки отдавали маме.

В 13 лет я пошёл учиться в училище на слесаря-инструментальщика. Была у меня тяга к ножовке, напильнику, молотку и зубилу, неплохо мастерил своими руками. Но особенно любил чертить. Чтобы выточить деталь, надо было уметь читать чертёж. Жить стало полегче. Как-никак, нам платили зарплату. В день получки всегда покупал себе на обед шесть винегретов – были они бесподобной вкусноты.

Свою первую награду получил за победу в футбольном матче, играя за сборную улицы. О хоккее с шайбой в Советском Союзе тогда никто ничего не знал. В те 1930-е люди бредили русским хоккеем и футболом.

 

О Гретцки

В 1985 году Тарасов был в Канаде и посетил тренировку команды «Эдмонтон», где тогда выступал Уэйн Гретцки. После занятия форвард по прозвищу Великий подарил Тарасову клюшку и спросил: «Смог бы я играть за вашу сборную или ЦСКА?»

Анатолий Владимирович ошарашил ответом: «Нет. Вернее, и сможешь, и не сможешь». – «Почему?!» – «Ты в нашей команде будешь играть за себя. У тебя такое воспитание. А вот Харламов играл для Петрова и Михайлова. В этом вся разница».

 

О женсовете

Когда Тарасов был недоволен игроками ЦСКА, то созывал женсовет, где тонко намекал супругам хоккеистов: «У меня складывается впечатление, что некоторым мужьям нравятся ваши прошлогодние шубы, платья и у них нет желания обновить гардероб. А коль так, то мы пойдём им навстречу, лишний раз не полетим в Канаду. Но если и полетим, то с такой игрой деньги на новые шубы ваши мужья вряд ли заработают».

Этого хватало для того, чтобы получавшие установку от жён хоккеисты начинали играть гораздо лучше.

 

О Брежневе

1969 год. В матче ЦСКА – «Спартак» решается, кто станет чемпионом страны. В ложе «Лужников» за игрой наблюдают главный человек в стране Леонид Брежнев, министр обороны Андрей Гречко. ЦСКА забивает гол вместе с сиреной. Судья Юрий Карандин шайбу не засчитывает, посчитав, что сначала прозвучала сирена. Разгневанный Анатолий Тарасов уводит свою команду со льда. А через три дня его лишают всех званий. Вот так, попал под раздачу!

 

О Суперсерии

На публике Тарасов и звезда нашего спорта Всеволод Бобров могли обнимать друг друга и улыбаться. Но отношения между ними были сложные, далеко не безоблачные. Их сосед по дому, известный баскетбольный тренер Александр Гомельский, утверждал, будто видел, как однажды Толя и Всеволод сошлись на автомобилях при въезде во двор. Один выезжает, другой въезжает. А там узко, никак не разминуться… Они час простояли – никто уступать не хотел.

А самая сильная размолвка произошла между ними в 1972 году после Олимпиады в Саппоро. На сборную тогда здорово надавило руководство страны – требовали, чтобы советские хоккеисты в последнем матче турнира сыграли с чехами вничью. В этом случае СССР занимал бы первое место, а чехи – второе. Но наши разнесли друзей из соцлагеря со счётом 5:2. И вот Тарасов с Чернышёвым попали в опалу. Анатолию не стали даже вручать орден Ленина, хотя это планировалось за победу на Олимпиаде.

Тренеров отстранили от сборной. И отобрали мечту – сыграть с канадцами в Суперсерии-1972. Сборную СССР в тех матчах возглавили Бобров и Борис Кулагин. Принять Анатолия в свой штаб они категорически отказались. А итог вы знаете – Суперсерию выиграли канадцы.

Армия

Азербайджанская артиллерия открыла по позициям армянских войск ураганный огонь

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью