Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Спорт 13+

Панарин: Мне очень повезло!

№ 35(628) от 06.09.18 [ «Аргументы Недели », ]

Панарин: Мне очень повезло!
Фото NHL / nhl.com

Звёздный форвард НХЛ и сборной России Артемий Панарин дал большое интервью перед тем, как улететь в Северную Америку и готовиться к новому сезону.

 

Меня в Коламбусе не все узнают

– Мы так понимаем, что вы отказываетесь подписывать новый контракт со своим клубом «Коламбус» – и хотите перейти в команду из хорошего города, где можно долго жить, строить семью. Дайте намёк о своих дальнейших планах.

-А что тут намекать? Я готовлюсь к сезону в «Коламбусе», у меня контракт ещё на один год. Вот и всё. Многие переживают – что со мной дальше будет? Слушайте, я тоже переживаю. Хотя я ведь говорил, что стараюсь контролировать свои эмоции. Да, пусть так и будет. Главное – работа. Я тренируюсь, от меня не всё зависит. А как получится – увидим. И я к этому готов.

– Тогда скажите. Какой город в Америке вам больше нравится?

– Теперь я больше люблю мегаполисы. Коламбус – это хороший город. А занимаюсь я точно тем же, что и в Чикаго, когда выступал там два сезона. Выходим погулять с собакой. Игра, отдых. В выходной идём в магазин – пообедаем, что-нибудь посмотрим – и назад отдыхать.

– Правда ли, что многие люди даже не знают, что в Коламбусе играют в хоккей? Там на арене обычно проходят концерты.

– Да, популяризация нашего вида спорта совсем другая. Так, в Чикаго все дети, которые ходили на стадион, тебя знают. А в Коламбусе я вот шёл мимо группы из двухсот детей – вообще ноль, никто не среагировал. Там популярен американский футбол на уровне колледжа. Весь город ходит в их майках. Кстати, не скажу, что я очень популярен в Санкт-Петербурге, хотя выступал за СКА. Знаете, в Москве меня больше узнают. Не знаю, почему так получается.

 

И у них с женой сразу пьянка

– Вы в последнее время начали работать над своей психологией?

– Да, но это очень сложно. Хотя важно, особенно в спорте. Нужно быть стрессоустойчивым. Это с опытом приходит. Я пока не добился идеала. Хотя теперь всё гораздо лучше. Особого рецепта нет. Однажды, когда тебе всё надоест, ты должен уметь сказать: «Да пошли все куда подальше!» Но с уважением. Не потому, что я такой наглый, а чтобы было лучше для карьеры. Вообще я – добрый, однажды даже муху спасал.

– А вы сильно заморачиваетесь из-за того, что не забили гол в каком-нибудь матче? Или главное – это победа?

– Есть игроки с разными амплуа. Разрушитель, кто не набирает много в атаке, не бьётся за очки. Конечно, если он забросит шайбу, то у него с женой дома сразу пьянка. Но если игрок топ-уровня, чья работа в том и есть, чтобы забивать и отдавать, – он будет переживать, если статистика проседает. Он хочет всегда быть в лидерах. Победа команды – это самое главное. Но любовь болельщиков, большие контракты откуда идут? Не от того, что ты шайбу на себя поймал. А потому что забил больше всех.

– Бросается в глаза, как любят спорт в Америке. А вот в России единственную федеральную радиостанцию о спорте закрыли.

-Я думаю, что Россия – спортивная страна, у нас много талантливых ребят. Но не хватает денег. В этом и дело. А вот американцы – сильные бизнесмены. Продать могут всё. Придумают спорт и заставят тебя поверить, что это очень круто. Тот же американский футбол. Очень мало людей его со стороны поймёт. А если прийти на стадион, когда ты не понимаешь правила? Футболисты бегают пять секунд и лежат минуту, пока их из кучи разгребают после свистка. Ты же сидишь и ждёшь, когда они разберутся. Но в США от этого спорта фанатеют.

 

Погоны для Агасси

– Вы не задумывались о том, кем бы стали, если бы не дедушка, который настоял и отдал внука в хоккей?

 

– Думаю, работал бы менеджером на шахте в Коркино. Однажды ехал на машине, встретил знакомого, с кем раньше играл в хоккей, – он стал заправщиком на АЗС. Трудовой был хоккеист, работяга. Целеустремлённый. Но чего-то не хватило. И вот так сложилась жизнь. Главное – это здоровье, счастье. Остальное – ерунда.

– Получается, что вам крупно подфартило? Хоккеем занимаются миллионы. Большими хоккеистами становятся единицы.

– Наверное, так. Повезло. Всё сложилось. Я что-то делаю, работаю над собой. Но только лет в 16 я начал в себя приходить и понял, что быть хоккеистом не так уж плохо. А до этого даже дополнительно не работал на льду. Но спасибо деду. Он привил мне интерес к хоккею. Это ведь большое умение – сделать так, чтобы ребёнок сам захотел в спорт.

Поэтому я развивался в игровом направлении, всегда был на улице. Везде был мяч – футбол, баскетбол. Нужна физическая форма, но важнее с детства заложить интеллект игровичка. Когда ты не соображаешь, куда шайба может пойти, то не пробьёшься в хоккее.

– Над какой философской темой вы в последнее время задумывались?

-На самом деле я очень запарчивый человек. Могу задуматься сильно. Но с ходу не скажу.

– Может, книжка какая-нибудь подтолкнула?

– Знаете, сейчас я читаю автобиографию Андре Агасси. И он – тот ещё актёр. В одном моменте пишет: «У меня была травма, я не мог ночью встать с кровати. А когда проснулся, то пошёл играть». Без уколов и прочих тем.

Но я как спортсмен понимаю: если у тебя реально была такая травма, и ты не можешь встать – какой там играть? Но Агасси пишет: «После первого удара мне было больно, но потом я разошёлся». Ага, думаю, хорошая у тебя травма, дружище. Нормально ты себе погоны вешаешь!

 

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью