Человек должен знать свои корни

Знания о своих предках дают нам силы жить сегодня

, 19:07

Человек должен знать свои корни
Виктория Салтыкова

В прошлом году в канун празднования 70-летия Великой Победы учительница моего внука дала своим второклассникам задание – написать сочинение о своих прадедушках и прабабушках. О том, как они воевали на фронте или трудились в тылу на благо Победы, а заодно и нарисовать своё генеалогическое древо. Кто как сможет.

Конечно же, мне пришлось помогать внуку. Рассказывать о том, как один прадед воевал на Прибалтийском фронте, а прабабушка – с шестнадцати лет! – всю блокаду Ленинграда проработала на городской электростанции. А вот его вопрос «а кем были их бабушки и дедушки?» заставил меня призадуматься…

Желание ответить на этот вопрос привело меня к знакомству со многими людьми, занимающимися изучением своего генеалогического древа. Слушая их рассказы о поисках и находках, о том, как иногда приходилось идти им по ложному следу, тратя на это огромное время и немалые деньги, не перестаёшь изумляться их настойчивости. И возникает вопрос: почему люди этим занимаются? Ведь без малого почти век генеалогия была в нашей стране чуть ли не под запретом, и разговоры о том, кем были твои родственники до 1917 года, властями не поощрялись. Молчание хранили и наши бабушки о годах довоенных…

«Человек должен знать свои корни!»

Последние три десятилетия фраза эта вдохновляет тысячи людей, кропотливо восстанавливающих свои родословные, истории своих семей, биографии предков. Зачем? Зная свои родовые корни, человек совсем иначе относится к своей жизни, поступкам. В Китае, например, есть традиция на Новый год собираться в семейном кругу и по очереди вспоминать всех родственников за семь поколений – какими они были. Это делается не просто так. В каждой китайской семье, как правило, есть книга, куда записываются все основные вехи в жизни каждого члена семьи и которая передаётся из поколения в поколение. Именно поэтому китайцы так боятся потерять лицо, совершить неблаговидный проступок – ведь это бросит тень на весь род.

В большинстве случаев люди хотят знать что-то о своих предках: где они жили, кем были, что делали. Кому-то интересны праотцы только по мужской линии, с определённой фамилией. Кому-то хочется знать всех своих кровных прародителей. Кому-то важно решить конкретный вопрос: был ли, например, его прапрадед незаконнорождённым сыном графа. Кому-то важно доказать, что его предок был прекрасным печником или плотником, потому что в семье есть такая легенда.

Однако далеко не всегда те, кто занимается собственной генеалогией, могут дать рациональный ответ на вопрос: зачем им это нужно? В основе генеалогических поисков лежат какие-то трудноуловимые, скрытые чувства. Назвать их можно как угодно: зов предков, голос крови – и в любом случае это определение будет неточным, неполным. Но при этом каждый, кто однажды вступил на этот путь, подтвердит: знать свои корни очень важно.

Именно об этом мы и решили поговорить с нашим сегодняшним гостем – Викторией САЛТЫКОВОЙ, генеалогом, руководителем и основателем «Проекта Жизнь».Она и её коллеги уже несколько лет успешно занимаются изучением родовой истории.

– Виктория, а как становятся профессиональным генеалогом? Где вы учились и как пришли к этому занятию?

– В школьные годы мне, видимо, очень повезло с учительницей русского языка и литературы, разбудившей во мне интерес к письмам Добролюбова. Уже в школе я стала заниматься социальными проектами, но, поступив в Финансовый университет при Правительстве РФ, я стала почему-то мечтать о том, что буду работать экономистом в крупной международной компании. Но на втором курсе всё резко изменилось, я начала заниматься бизнесом. Одним, вторым, но истинное удовлетворение я получила, лишь основав «Проект Жизнь», в рамках которого и занимаюсь генеалогическими исследованиями. Знаете, знаменитый генеалог Савёлов считал,что «доброе чувство к предкам означает присутствие чувства и к Родине, и к своему народу, а именно эти-то чувства и заставляют человека жертвовать всем для блага своего народа и для величия своей Родины». Вот почему я так увлеклась генеалогией.

Скажите тогда, а с чего же начинается составление собственной родословной?

– Чтобы создать свою родословную, необходимо прежде всего иметь очень много свободного времени, да и немало свободных средств, ведь ответ на любой запрос бесплатно никто теперь не даст. А ещё, конечно, необходимо знать правила работы государственных архивов и уметь анализировать большие объёмы информации. Но, по сути, всё это осуществимо. Первым делом стоит опросить ближайший круг своих родственников и завести досье на каждого из них, а также на тех уже ушедших родных, о которых сохранились знания в вашей семье. Фамилию, имя и отчество, места жительства, даты рождения и смерти и другую важную информацию в пределах двух-трёх поколений можно узнать исключительно от представителей ближнего семейного круга.

Затем следует начать составление родового древа. Для этого можно использовать, например, отечественную компьютерную генеалогическую программу «Древо жизни» и самостоятельно заносить туда все данные по каждой персоне.

– Очень часто старшее поколение нынче слышит от молодёжи: «И зачем вы храните весь этот хлам? Кому нужны все эти бумажки и потёртые удостоверения?» Как объяснить нынешним двадцатилетним, что лет через 30–40 они или их дети спохватятся и зададутся теми же вопросами?

– Безусловно, настанет время – и ответы на эти вопросы будущим поколениям захочется получить. Поэтому так важно хранить семейный архив. Придёт время – и кому-то захочется найти артефакты: фотографии, документы, письма, воспоминания, а может, даже какие-то предметы, которые способны многое рассказать об их владельце. Это тоже очень интересно, потому что историю можно изучать не только по событиям и датам, но и по судьбам родных людей, по тому, чем они занимались, что сохранилось в ваших архивах.

Страх потерять свое лицо 

Понятие «родословная» на Руси появилось в конце XV века. Впервые это слово в русском языке употреблено в 1499 году. С этого же времени составителя родословных именуют генеалогом. Началом практической генеалогии в России считают родословные книги 40‑х годов XVI века. При Иване IV появился разрядный приказ, который проверял частные родословцы. При Фёдоре Алексеевиче в 1628 году эта деятельность была продолжена, появилась Бархатная книга, содержащая родословие боярства и дворянства. Появление Департамента герольдии при Сенате в XVIII веке и вовсе заставляет привести в порядок вопросы формальной генеалогии. В 1714 году при Петре I появился закон «Наследование имущества» и возникает необходимость защищённости родословца от самозванства. XVIII век для России стал веком истинного расцвета отечественной генеалогии.

Тайна исповеди оказалась не тайной

– Общаясь с теми, кто самостоятельно создаёт своё генеалогическое древо, обращаешь внимание на то, что люди жалуются на трудности по получению запросов из архивов…

– Действительно, следующий этап самый непростой. Это обращение в областные и федеральные архивы, куда можно послать запрос о своих родственниках. И тут хочу прежде всего обратить внимание на то, что нужно обязательно учитывать, что, по Закону о персональной тайне, информация о частной жизни гражданина охраняется и после его смерти. В этом случае право на её защиту переходит к детям, родителям и супругу. Такой же запрет уже содержится в законодательстве об архивном деле: ограничение на доступ к таким архивным документам сохраняется в течение 75 лет. Так что, отправляясь в архивы, нужно запастись документами, на основании которых вам могут предоставить информацию.

– А где ещё можно вести самостоятельный поиск?

– Немало полезной информации можно извлечь из церковных исповедных росписей, в которых фиксировались акты рождения, крещения, бракосочетания и смерти, сведения о социальном положении, месте жительства, возрасте и составе семьи прихожан. Эти записи в обязательном порядке делались священником каждого прихода. И если законодательно вести такие книги начали с 1722 года, то обычай их заполнения известен с древнейших времён. Метрические книги тоже содержатся в архивах. По сути, это был ежегодный учёт населения, за исключением младенцев в возрасте до года. Как правило, он представлял собой посемейный список всех проживающих на территории прихода прихожан. Стоит заметить, что священники заносили в росписи и сведения, составляющие тайну исповеди. И это обстоятельство также стоит учитывать. Всем нам кажется, что если ты идёшь на исповедь, то это строго конфиденциально. Тем не менее очень много информации мы, генеалоги, получаем именно из подобных записей.

– В Интернете можно часто наткнуться на предложения получить информацию о своём происхождении по фамилии, найти по ней далёких родственников. Разве это возможно?

– Конечно же нет! Человек с дворянской фамилией, например, ищет свои корни и надеется, что его предки были дворянами, и вдруг узнает, что его предок был крестьянином. Просто дворяне имели привычку давать свои фамилии крестьянам. Или недавний пример с фамилией Пирогов. На первый взгляд может показаться, что обладатель этой фамилии был связан с пирогами, например, пёк пироги. Но, оказывается, это не так. Пирог – это маленькая монетка, полкопейки. Поэтому человек, ковавший эти «пироги», носил фамилию Пирогов. А сколько сложностей испытывают воспитанники детских домов?! Порой они цепляются за свою фамилию, как за якорь, единственную ниточку, связывающую их с родственниками, а на деле оказывается, что фамилию им придумал… директор детдома. Но даже в таких трудных случаях наши специалисты продвигаются в восстановлении генеалогического древа.

А вообще-то история появлений русских фамилий крайне интересна, но это тема отдельного разговора. Вкратце скажу лишь, что первые фамилии на территории Древней Руси появились у жителей Великого Новгорода, перенявших этот обычай у своих европейских соседей.

Большинство княжеских и боярских фамилий указывали на наследственные земли или местность, откуда человек был родом: если Шуйские – значит, из города Шуи, если Вяземские – значит, владели вотчиной на реке Вязьме.

Окончательное офамиливание русского населения произошло после отмены крепостного права в 1861 году. Тогда бывшим подневольным крестьянам пришлось придумывать наименования, которых у них раньше никогда не было. Тем не менее почти половина сельского населения страны не имела настоящих фамилий вплоть до 1930-х годов. Лишь всеобщая паспортизация советского населения 1933 года поставила точку в процессе получения фамилий в России.

– Жителю Москвы или Санкт-Петербурга, где масса архивов, безусловно, гораздо легче вести поиски своих корней. Не получается ли, что у человека из глубинки значительно меньше шансов построить родовое древо? И ещё. В одном из интервью вы рассказали, что возможно установить свои родовые корни даже в деревне, которая ныне находится на дне Рыбинского водохранилища.

– В 90-е годы XX века все кинулись доказывать свою голубую кровь, поэтому в принципе все родословные по знатным родам уже выбраны. А вот крестьянские – нет. Сейчас к этому появился интерес. То, что ты крестьянин, не является сдерживающим фактором, ты гордишься своими предками.Изучение родового древа – это самоопределение и самопознание, понимание своей причастности к чему-то большему, чем просто «ты». Оно даёт человеку силы и абсолютно новое ощущение жизни.

Шансы разыскать свои корни есть у всех. Например, к нам попало свидетельство о рождении одного дедушки из деревни Ногинск Ярославской губернии. Тогда мы обращаемся в Ярославский и Рыбинский архивы, смотрим базовые документы, которые там есть. Документов много: это ревизские сказки, исповедальные ведомости, рекрутские ведомости, увольнительные от барина. Несмотря на то что деревня уже не существует 73 года, потому что залита Рыбинским водохранилищем, а документы сохранились и по ней. Можно искать даже по крестьянским переписям. Там будут написаны хозяйства по каждому двору, описания (чем владеют, что имеют, что сажают, сколько продают, сколько оставляют себе, кто из детей помогает на земле, кто и где подрабатывает), то есть эта информация есть по каждой персоне. Для того чтобы понять эти данные по крестьянам из конкретной деревни, должны быть зацепки от последнего предка.

– Виктория, а до какого колена можно узнать о своём роде?

– По архивным материалам XIX века может пройтись практически любой.

Дальше начинаются сложности, и без профессионала разобраться с ними будет трудно. Они начинают ощущаться уже где-то на уровне V ревизии 1795 года. Дело в том, что писали тогда совсем по-другому. Соответственно, нужно обладать определённым навыком, чтобы все эти документы читать. Поэтому, если человек хочет искать своих предков дальше, ему придётся осваивать старославянский язык и делопроизводственную скоропись XVII века.

Есть люди, кто создаёт своё дерево более 20 лет: у них оно может достигать XIV века. Тут большую роль играет удача. Одно дело, когда архив в Москве (все документы раньше XVIII века хранятся в Москве). Другое дело – ехать в область. Тут уже вопрос личного профессионализма. Бывает такое, что после просмотра одного дела (в среднем книга в тысячу страниц) необходимо повторно обращаться к документу. Бывает, что находятся и пропущенные метрики. В среднем за 3–8 месяцев при хорошем раскладе можно сделать генеалогическое древо на 12 поколений.

– Всё чаще и чаще мы слышим и читаем о совершенно невероятных успехах ДНК-генеалогии. Неужели пропадёт необходимость рыться в архивах и ревизских сказках?

– Это, конечно, очень далёкая перспектива. Однако уже существует единая база данных, куда люди сдают свои анализы крови. Более того, в эту базу данных попадает информация и от археологов. Все открытые могилы проходят проверку, проводится ДНК-экспертиза, тем более если это известные исторические персонажи. Перспективы у ДНК-генеалогии просто огромные, потому что у людей интерес заниматься своей родословной постоянно растёт.

А не было ли у вас в роду Кулибина?

Генеалогия увлекла Петра Петрова около 20 лет назад, причём началось всё, как это часто бывает, с интереса к истории своего края: однажды ему стало интересно, кто и когда основал его родную деревню Николаевка Кармаскалинского района Башкирии. Как оказалось, этими основателями были три его родственника. Это открытие стало причиной увлечения генеалогией. Энтузиаст-исследователь работал в архиве на протяжении 10 лет. Первым результатом стало родословное древо на 3 тысячи имён. Промежуточный результат насчитывал уже около 10 тысяч, а потом родословное древо разрослось до 30 тысяч человек. Сведения о самых древних предках относятся к 1673 году. При этом исследователь выявил родственные связи своей семьи со многими известными людьми – актёрами Владимиром Стекловым и Еленой Драпеко, художницей Прасковьей Кориной, поэтами Константином Ивановым и Яковом Ухсаем.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Глава МИД Литвы Ландсбергис: Вильнюс считает необходимым на уровне Евросоюза запретить въезд граждан России в страны сообщества

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Политика

Политика

Политика

Политика

Политика

Политика

Политика