//

Побег из Москвы

Москвичи пытаются избежать «атомных» столичных цен: лечить зубы ездят в Рязань, покупать автомобиль – в Смоленск. Всё больше горожан рискуют переехать жить из столицы под Тулу или Тверь, особенно если работа у них удалённая – в столице бывать нужно, но не каждый день. Ищут русского простора, умеренных цен, отсутствия пробок и спокойного ритма жизни. Но Москва сама идёт за ними следом: уже восемь соседних областей объявили о своём желании влиться в границы Первопрестольной при последующих расширениях столицы.

На здоровье!

В 1991 году в Рязанском медицинском университете имени Павлова открыли стоматологический факультет. Как сказано на сайте вуза, за последующие 20 лет он выпустил более тысячи дипломированных зубных врачей. Кто-то из них уехал в другие города и страны, но в Рязани всё равно очень много стоматологических кабинетов и клиник с умеренными по московским меркам ценами: имплант обойдётся в 30 тыс. рублей вместо 60 тыс., пломба – в 2 тыс. вместо 5 тыс. рублей.

Поскольку поезд из Рязани в Москву идёт всего три часа, многие жители столицы катаются в провинцию лечить зубы, а ряд турфирм предлагает услуги по организации стоматологических туров. Стоят они всего 700–800 рублей плюс лечение и, если нужно, гостиница за 1–2 тысячи. Чаще всего предлагают следующую программу: в 10 часов представитель фирмы встречает вас на вокзале Рязани и на своём автотранспорте доставляет в клинику. Следуют два двухчасовых приёма у врача с перерывом. К 17 часам вас возвращают на вокзал, в 20 часов вы в Москве. Есть двухдневная программа с ночёвкой в гостинице, но вариант лечение плюс обзорная экскурсия спросом не пользуется. Хотя рассказывают, будто одна дама после удаления шести зубов отправилась осматривать Рязанский кремль.

– В Европе выезд на лечение – обычная практика, – говорит психолог Людмила Крапухина. – Во Франции издаются журналы о том, где что дешевле лечить. Парижанин едет смотреть монастырь Сен-Мишель и заодно недорого прооперировать колено в Гавре. Но москвичи пока не понимают, чего ждать от провинциального сервиса. Хотя в Брянске шунтирование может стоить втрое дешевле столицы, не говоря уже о размещении в стационаре, ровно с тем же качеством.

Сэкономить от 20 тыс. до 100 тыс. рублей при покупке автомобиля можно, съездив за ним в Смоленск или Тверь. Если иномарки везут фурами из Европы, для хозяина дешевле и удобнее организовать стоянку в 200 км от столицы и подвозить товар по мере надобности. Соответственно в смоленскую цену не войдут наценки за логистику и работу автосалона.

Есть куча мелочей, которые в провинции можно купить в 3–4 раза дешевле, чем в столице, – говорит экономист Дмитрий Матвеев. – Сам недавно ездил на Селигер и купил в Осташкове очки-поляроид за 300 рублей. В Москве они стоят
1,5–2 тысячи. То же самое касается детских игрушек, посуды, книг. Наиболее ушлые москвичи перед поездками по стране закладывают в планы шопинг, пользуясь подсказками из Интернета. А петербуржцы ради экономии в треть цены ездят на закупки в Финляндию – им ещё и налоги на границе возвращают. Причина высоких цен в больших городах – коррупционные откупы от всевозможных проверок и высокая аренда, которые предприниматель закладывает в цену товара.

В Тулу, в глушь

Человек, который умеет экономить на cолнцезащитных очках, почти наверняка захочет сэкономить и на жилье. В Москве всё больше специалистов, которым не нужно ездить в офис, если есть Интернет, пластиковые карты и электронная почта. Но им всё же надо посещать столицу на ключевые встречи и совещания. Тогда возникает соблазн уехать жить за 150–200 км от Москвы.

– Валдайская возвышенность в Новгородской и Тверской областях – это красивейшие леса и озёра, – рассказывает риелтор Алексей Чураков. – Лет шесть назад я не мог поверить, что в большой деревне рядом с железной дорогой дом с баней и хозяйством стоит 150 тысяч рублей. Столь низкая цена, потому что Интернет лишь мобильный, а в Москву или Питер каждый день ездить далеко. Сейчас со связью всё прекрасно, и такое же хозяйство стоит миллион. Но это всё равно в разы дешевле, чем в Подмосковье.

Из столицы бегут не только специалисты с ноутбуками – переезжают целые предприятия. И речь не только о производствах вроде ЗИЛа или «Кристалла». Полтора десятка колл-центров сотовых операторов и служб доставки обосновались в Твери – по 1 тыс. сотрудников каждый. Многие фирмы выводят за МКАД, например, бухгалтерию. Но если раньше столичный бизнес пускал корни в Московской области, то сегодня нет смысла – практически те же цены.

– По данным опросов, каждый четвёртый московский клерк готов уехать в провинцию на перспективную должность, – говорит социолог Сергей Прозоров. – До работы ехать пять минут, со своей зарплатой он – барин. В 2002 году столичная компания, переезжающая из Москвы во Владимир, теряла треть сотрудников, а сегодня увольняется не более 5%. Среди управленцев потерь нет вовсе. Плюс ещё и в том, что многие сотрудники снимали жильё в Москве, а в Туле им по средствам собственная квартира.

Кстати, Тула стала лидером по привлечению беженцев из Москвы. Произошло это не от хорошей жизни: 10 лет назад над городом нависла угроза потерять статус полумиллионника. А москвичи ведь не поедут в «хрущобы», для них надо строить новое комфортабельное жильё. К 2017 году в Юго-Восточном микрорайоне Тулы на площади в 30 га возведут грандиозный комплекс: 33 многоэтажных дома на 16 тыс. квартир, четыре гаражных блока по 300 машин каждый и подземный гаражный кооператив на 2 тыс. авто. Но новые дома в городе есть уже сегодня и стоят они приемлемо: 2,5 млн. рублей за двухкомнатную квартиру. А землю на севере Тульской области (то есть ближе к Москве) можно купить и вовсе даром: 200 тыс. рублей за 12 соток.

Столичный салат

В январе 2013 года Яндекс составил список слов, чаще всего встречающихся в поисковых запросах россиян: в провинции это «игра», «скачать», «бесплатно», в Москве – «Тула», «Рязань», «Ярославль». Это и есть основные маршруты исхода из столицы. Правда, не стоит забывать, что не менее серьёзные потоки людей движутся в обратном направлении.

Во Владимирской области, по данным местного департамента по труду и занятости, ездит на работу за границу субъекта около 50 тыс. человек – почти каждый тридцатый, включая младенцев и пенсионеров. Катаются, конечно, в Москву – в один конец два часа на электричке, а на автобусе – как повезёт. От семи промышленных предприятий, кормивших область в союзные времена, осталась бледная тень, а средняя зарплата здесь – 16,5 тыс. рублей. В Тульской области есть городки, где в одночасье стали безработными 20 тыс. горняков. Им можно поискать работу в Сибири или на Урале, но многие выбрали столицу. А Тверь ещё при Брежневе называли «кузницей московских кадров».

Что произойдёт в итоге с Москвой? Она наконец лопнет от притока приезжих или, наоборот, клерки будут зарабатывать деньги из своих тульских квартир? Эксперты полагают, что ни то, ни другое. По словам заместителя мэра Москвы Андрея Шаронова, к 2025 году московская агломерация может выйти и за пределы Подмосковья – до Твери, Калуги, Тулы, Владимира, Рязани. А вице-президент Союза московских архитекторов Михаил Хазанов отмечает, что уже сейчас дорога от Москвы до Твери – это сплошные посёлки и городки, перетекающие друг в друга.

Наметился процесс, обратный потугам российских властей со времён походов Ермака. И цари, и Политбюро ЦК КПСС старались переселить как можно больше людей из центра на целину, на Север, в Сибирь. Потому что при российских просторах только это может спасти страну от распада. Сегодня повально закрывают провинциальные школы и больницы, люди вынуждены уезжать. В итоге они надеются зацепиться поближе к Москве. А на что надеется власть?