Брянская порода

, 20:35

Брянская порода

Рабочий день у любого губернатора расписан по минутам. Особенно весной. Особенно накануне  дня рождения, с которым редакция «АН» сердечно поздравляет собеседника. Но из-за запоздавшей оттепели руководитель Брянской области Николай Денин даёт интервью не в поле, а в своём кабинете. Только что прошло грозное совещание с «командирами» одного из районов. И развитие сельского хозяйства был одним из главных вопросов. Нужно ли России своё село, как вернуть уважение к людям в военной форме, что испытывает губернатор во время трагедий? Об этом «АН» спросили Николая ДЕНИНА.

О вечном – молоке и мясе

– В области очень активно развивается «быстрое» мясо: куры, свинина. А как обстоят дела с крупным рогатым скотом (КРС)?

– По мясу птицы в лучшие годы производили 17,1 тонны мяса птицы. В прошлом году мы произвели больше 70 тысяч тонн. Реализуется проект: к концу этого года выйти на 100 тысяч тонн. Как вы говорите – по «быстрому» мясу приросты действительно значительные. Но его и проще выращивать. Цыплёнок уже на 37-й день отправляется в магазин. Свинина – через 3–4 месяца. Говядина – через 16–18 месяцев. У нас действительно практически не было мясных пород. Сейчас крупная компания, которая пришла в область, реализует проект на 280 тысяч «мясных голов». Сегодня по России всего – 200 тысяч. А на Брянской земле – уже 40 тысяч.

Ни в СССР, ни в России таких проектов ещё не было. Во многом этот рывок произошёл, потому что о селе, о своём продовольствии вспомнили на самом верху. На областном уровне мы бы ничего не смогли сделать. Бюджет области – 40 миллиардов рублей, а этот проект – 24 миллиарда. Больше половины бюджета. Появились «длинные» кредиты, большая часть ставки которых компенсируется государством. Ранее государство так никогда не поддерживало село. Это объективно.

– А молоко-то будет?

– Будет. Только нужно реально понимать – сколько и каких продуктов мы должны поставлять на рынок. Сколько нам нужно мяса, сколько молока, сколько его реально можно произвести. Тем более что молоко мы пьём каждый день. Надо создать основное стадо и молоко постоянно продавать. Это должны понимать не только крупные хозяйства, но и мелкие сельхозпроизводители.

Плюс надо чётко считать – сколько можно его продать на рынке. Может быть, сейчас крупные удои в 9–10 тысяч кг в год и не нужны. А удои в 7 тысяч кг будут рентабельными. Возьмём любую западную страну, у них фактически плановое ведение хозяйства. Сейчас всё надо считать, каждую копейку.

– Очень большая проблема с семенным фондом. Причём во всех областях сельского хозяйства.

– Надо всё восстанавливать фактически из руин. У нас был филиал института картофелеводства. Убито всё. Сегодня наши фермеры и сельхозпредприятия в основном живут на завозном фонде. А любой сорт должен быть «привязан» к месту. Мы сегодня договорились с бизнесом вскладчину восстанавливать. Это в настоящее время и наши высшие руководители страны понимают.

Крупные акулы бизнеса и мелкая рыбёшка фермерства

– Во всём мире есть и крупные игроки, и фермеры. Как сделать так, чтобы крупные не съели «мелочь»?

– Каждый найдёт свою нишу. И фермер найдёт своего покупателя. Люди сейчас сами ищут товары своего производителя, в качестве которого уверены. Но, естественно, мелкий производитель не может конкурировать с огромными производствами. Сейчас запускается проект, по которому агрохолдинги будут давать на взаимовыгодных условиях животных на откорм. А потом гарантированно забирать мясо из фермерских хозяйств для собственной переработки. Например, АПХ «Мираторг», это Трубчевский район нашей области, может переработать до 400 тысяч голов в год. А стадо пока только 100 тысяч. Такие проекты можно сделать для каждого региона в России с учётом специфики той же кормовой базы. Например, у нас луга и поля – нам удобнее и выгоднее выращивать КРС. А в Воронеже или Краснодаре надо зерно выращивать и мясную отрасль, которую кормят зерном.

– Вступление в ВТО? Какие-то преференции нам дали, какие-то нет. Не разорятся ли эти крупные хозяйства? Ведь мы не сможем дотировать в отличие от «заклятых друзей» свою сельхозпродукцию и снимать заградительные пошлины?

– Я своим говорю: а с чем мы пойдём на рынок ВТО? Тем более что никто не отменяет государственной поддержки на инфраструктурные проекты и социальные проекты для развития села: строительство дорог, водопроводов, линий электропередачи, газа. А это огромные деньги и помощь.

Если бы такая опасность была, а наверху её не понимали, то это было бы неправильно. Но и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев прекрасно это знают. После 2017 года у нас общие вливания в село будут меньше, чем были. Но через социальное развитие села эти средства будут восполнены.

И надо активнее идти на внешние рынки. Мы вполне можем конкурировать с Белоруссией по молоку, маслу, сыру. Пусть покупатель сам выберет, что ему нравится.

– Многие либеральные экономисты говорят, что России своё сельское хозяйство не нужно. Давайте гнать за рубеж углеводороды, и нас за это накормят. Ваше мнение?

– Это слова не патриотов своей страны. Мягко говоря, вредителей. 30% населения России живёт на селе. Пусть тогда программу переселения придумают.

Об армии русской замолвите слово

– 22 июня, 29 июня – День партизан и подпольщиков – будем вспоминать ветеранов, дарить им цветы и говорить о патриотизме. Но как можно воспитывать патриотизм, когда министр обороны снимает с довольствия ветеранский хор и закрывает дома офицеров?

– Я тоже не понимаю. Нельзя этого делать. Раньше в селе на тех парней, которые получали белый билет, смотрели с презрением. Это было позором для всей его семьи. Отношение к человеку в военной форме всегда было уважительным. Как к защитнику страны. Всегда были послабления для старших призывов, но не было таких издевательств.

У России всегда два союзника: армия и флот. И наши «коллеги» сознательно вытравливали этот дух армии-победительницы. Выхолащивали веру, военное воспитание в школах. На каком-то этапе нашли таких людей. И сейчас, к сожалению, есть такие люди.

– И на селе сейчас закрывают школы, медпункты, село после этого точно не оживает.

– Но Брянской области, наверное, повезло немного больше. Пока, наоборот, стараемся возрождать село. Это тоже патриотизм. По настоянию Брянской областной думы День партизан и подпольщиков стал общероссийским. Настоящее патриотическое воспитание только можно подавать личным примером.

– Если «завтра война» – повторят ли подвиг партизан современные дети?

– Думаю, да. Не все, конечно. Но, когда наступает какой-то критический момент, наша страна мобилизуется. Подвиг шестой роты десантников 12 лет назад в Чечне это доказывает. И наши спасатели, которые искали погибшего мальчика в очистных сооружениях. Со спецоборудованием они бы не прошли. Искали без него, зная, на какой риск идут.

Новости о Брянской области носят в последнее время трагическую окраску: ребёнок провалился под асфальт, девочку сбили с мамой на пешеходном переходе. Вы лично чувствуете свою человеческую ответственность?

– Да, и человеческую. И как руководитель региона.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Вице-спикер Совфеда Косачев назвал «очередной пропагандистской пустышкой из Латвии» признание России Сеймом «спонсором терроризма»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

В мире

Общество

Общество

Общество

Политика