Крысы

, 00:00

Крысы

«Крысы приспосабливаются к любым условиям,
устойчивы к большинству ядов,
успешно избегают ловушек, могут питаться чем угодно,
уничтожая пластмассу, прогрызая даже бетон.
В крысином сообществе процветает взаимопомощь.
Крысы обладают своеобразным чувством юмора
и наделены способностью смеяться».

 

Мегаэнциклопедия. VIP.KM.RU

 

 Дмитрий Медведев недавно выразил обеспокоенность переизбытком юристов в России. Действительно куда ни плюнь, попадешь на выпускника какого-нибудь юридического заведения. Это, конечно, и само по себе странно. Но по-настоящему вызывает удивление то, что, чем больше в стране появляется юристов, тем меньше в ней остается права. Складывается впечатление, что юристы питаются законами, а поскольку их стало слишком много, то они подъели весь запас...

 Образовался замкнутый круг. Чем больше юристов, тем меньше порядка. Чем меньше порядка, тем больше нужда в юристах. Может быть, с самими юристами что-то не в порядке?

 Как-то незаметно из нашей жизни исчез тип «советского» адвоката, знакомого широкой публике по киношным образам. На смену ему пришел совершенно другой типаж. Коридоры судов и присутственных мест заполнили серые личности с тусклыми лицами и бегающими глазами. Они снуют стаями от двери к двери, куда-то заскакивают, что-то вынюхивают, кому-то заносят, кого-то выносят. Заходят тихо, уходят быстро, появляются неожиданно, но уже в другом месте. Они достаточно молоды, страшно деловиты и очень довольны собой. Они обладают уникальной способностью лгать, они всеядны, предприимчивы и, как кажется, практически лишены страха. Нет такой бумаги, которую они ни изобразили бы вам за деньги. Нет такой дыры, куда бы они не воткнули эту бумагу за еще большие деньги.

 Они агрессивны и злопамятны. Недавно одно такое существо женского пола, когда его схватили за руку в суде, сначала попыталось укусить, потом жалобно взвизгнуло что-то о том, что не виновато, а лишь выполняет профессиональный долг… А вырвавшись на свободу, тут же побежало на другой процесс, где продолжило делать то же самое.

 В Америке, где адвокаты давно пользуются «всенародной любовью», рассказывают такой анекдот о корпоративных юристах. Будто бы в медицинских лабораториях стали заменять в опытах крыс на юристов. И это дало очень хороший эффект. Во-первых, юристов оказалось значительно больше, чем крыс. Во-вторых, это улучшило имидж лаборатории, так как «зеленые» теперь не только не противятся опытам, но и настаивают на них. И, наконец, в-третьих, есть такие вещи, которые крысы при любых обстоятельствах отказываются делать. Юристы готовы делать все.

 Так вот, в России сегодня выросло поколение юристов, которые готовы делать все.

 Это, конечно, случилось не сразу. Адвокатура в России достаточно молода, она ровесница александровской Судебной реформе. А до нее мир русского права олицетворяли стряпчие – ловкие люди, готовые обтяпать любое дельце, не брезгуя никакими средствами. Стряпчие никогда не исчезали из русской жизни, но в периоды относительной стабильности и порядка они прятались в подполе. Зато в эпоху перемен они наглели и набирали страшную силу. «Лихие девяностые» вдохнули жизнь в эту породу, которую для респектабельности стали называть «системными адвокатами». Главное достоинство таких адвокатов было не в знании закона, а в том, что они были «своими» для бюрократии всех мастей. Особенно для судейских чинов.

 На смену людям, которые «разрешали споры», пришли люди, которые «решали вопросы».

 Крысы плодятся на помойке. Сегодня суд превратился во «всероссийскую помойку». Именно с этим, прежде всего, связано изобилие стряпчих.

 Стряпчие – люди в правовом смысле (да и не только в нем одном) глубоко невежественные. Закона они по-настоящему не знают и тем более не понимают. В то же время – это люди поверхностно «нахватанные», знающие азы, умеющие ловко жонглировать терминами. По-своему они очень изобретательны, умеют эффективно воспользоваться теми несуразностями и пробелами, которыми так богато сегодняшнее российское законодательство.

 На первый взгляд «юридическое второсортье» со своей правовой недалекостью не могло быть конкурентоспособным по отношению к профессионально гораздо лучше подготовленным адвокатам «старой закалки». На деле все оказалось наоборот. Ловкие «крысы» почти полностью вытеснили грамотных юристов из судов.

 Секрет такого успеха прост. В российских судах юридическая квалификация, знание и понимание законов совершенно не востребованы. Потому что Россия живет не по законам, а «по понятиям». Сегодня значимо не столько право, сколько его видимость. Всех интересует только внешняя «правоподобность» принимаемых решений.

Сегодняшнему правосудию не нужен адвокат, докапывающийся до сути вещей. Разбирающий юридические нюансы и выстраивающий Монблан формальных доказательств в защиту своей позиции. Такой человек кажется просто смешным в условиях современной России. Потому что решения у нас принимаются сами по себе, а право существует само по себе. Решение зачастую принято задолго до рассмотрения спора, и весь спор сводится к тому, чтобы натянуть на это решение фиговый листок правовых аргументов. Повторилось ровно то, о чем писал лет сорок назад Юлий Ким: «Судье заодно с прокурором плевать на детальный разбор, им лишь бы прикрыть разговором готовый уже приговор».

 Что адвокату смерть, то стряпчему в радость. Ведь это прекрасно, что кое-кто не вникает в юридическую суть дела. Значит, можно договариваться, можно обманывать, можно использовать шулерские трюки – все сойдет с рук. Перефразируя Достоевского, можно сказать: «Если права нет, можно все!»

 Народ не любит адвокатов. Глядя на самодовольных юнцов, выпрыгивающих чуть ли не из «майбахов» и «бентли», он вслед за Галичем повторяет: «Эка денег у них, эка денег»... Но в действительности адвокатура находится в глубоком кризисе. Хорошие адвокаты зачастую сидят без работы. Но хуже всего то, что честный адвокат не может сегодня позволить себе взяться за работу. Даже тогда, когда ты «на все сто» уверен в своей юридической правоте, ты ничего не можешь обещать клиенту. Потому что в российском суде возможно все.

 Если юридических крыс не травить, они уничтожат правосудие. Но травить их сегодня некому. Напротив, все сделано для того, чтобы они беспрепятственно размножались. Тот, кто знаком с устройством адвокатуры в Европе и Америке, знает, как сложно стать адвокатом, как сильны там профессиональные ассоциации, ставящие заслон на пути авантюристов и недоучек. В той или иной степени даже советская адвокатура умела себя защитить.

 Адвокатскую лицензию в России может получить кто угодно. И это естественно, потому что действующее законодательство было сознательно продавлено через парламент и правительство людьми, которые при других обстоятельствах не имели ни малейших шансов процветать на юридической ниве.

 Сегодня адвокатура сама нуждается в защите. В защите от грызунов. Положение дел кажется беспросветным, а полный коллапс системы правосудия – неизбежным. Надежда лишь на то, что крысы сами первыми побегут с тонущего корабля.

 

Считаете ли вы российских адвокатов людьми, готовыми за деньги на все, даже на клятвопреступление
Спросили мы граждан России

 

 АННА, 27 лет, жена адвоката:
 – Это обычная зависть. Да, зарабатывают адвокаты неплохо. Но только лучшие из них. И платят за это сполна. Бессонными ночами, семейными скандалами, сердечными приступами. Мой муж сутками на работе. Адвокатам, как артистам, завидуют только те, кто сам этой кухни не знает.

 Егор, 29 лет, монтажник, Москва:
 – Разве дело только в российских адвокатах? Это в принципе профессия такая – за деньги отмазывать людей, совершивших преступления. Иногда, конечно, и честных людей спасают, но честные не так уж и часто в поле зрения милиции попадают. За деньги, наверно, многие адвокаты пойдут на обман... Но не все... Но большинство...

 Игорь, 42 года, коммерсант, Саранск:
– Лет 10 назад я попал в милицейские жернова. Партнер по бизнесу подставил. Родня нашла адвоката. На первой же встрече я к нему, мол, не виноват я, подстава, а на самом деле все было так… А он мне сразу – стоп! Знать не хочу, как было на самом деле, будем исходить из того, что ты невиновен. И я его понял. Ему совесть не позволяет защищать вора. Он просто предпочитает этого не знать.

Алексей Орлов, 49 лет, пристав, Вологда:
 
– Какое клятвопреступление? Никакой клятвы вроде Гиппократа они, насколько я знаю, не приносят. А ложь на суде – это не клятвопреступление, это ложные показания. Уголовная статья, между прочим.

Аркадий Затулин, 51 год, начотдела, Якутск:
 
– Это важнейший показатель их профпригодности. Человек постоянно в контакте с криминальными личностями, и его работа – уводить их от правосудия. Он может себе придумать какие угодно оправдания, но все они призваны только для одного – заглушить голос совести.

Сергей Чарский, 44 года, энергетик, Казань:
 
– Выступая в суде, адвокат, как правило, не лжет. Он же не свидетель, заведомо ложные показания не дает. И вообще – любое обобщение хромает. Как в любой профессии, среди адвокатов есть и мерзавцы, и святые. А в среднем «по больнице» – обычная профессия.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Financial Times: теплый прием Лаврова в Африке демонстрирует, что Западу не удалось изолировать Россию

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество

На Колыме в школе обрушился потолок прямо во время урока

В только что открывшейся школе на Колыме едва не случилась трагедия. Прямо во время урока у третьеклассников начал сыпаться потолок. Все произошло слишком быстро. Дети не успели ничего толком понять. Фрагменты конструкции просто повалились вниз. К большому счастью, никто из учеников не пострадал. Только учителю, по словам отдельных источников из Олы, немного досталось, однако этому факту официального подтверждения нет.