NASA по-русски

, 00:00

NASA <nobr>по-русски</nobr>
Высший пилотаж – парадное лицо авиапрома?

Миг между прошлым и будущим

 ПОДМОСКОВНЫЙ город авиационной науки и испытательных полетов Жуковский. Здесь проще всего встретить в очереди за хлебом заслуженного летчика-испытателя или Героя России.
Самая главная достопримечательность города – аэродром Летно-исследовательского института им. М.М. Громова. Четверть воздушного пространства Московского региона «закреплено» за аэродромным комплексом ЛИИ. Одна из взлетно-посадочных полос комплекса самая длинная в мире – ее протяженность 5402 м и ширина 120 метров. Плюс сотни метров зоны безопасности. Здесь мог приземлиться советский космический челнок «Буран», взлететь и сесть любой самолет или вертолет.

 Если думаете, что аэродром – самое шумное место города, то вы жестоко ошибаетесь. Это в лучшие времена круглый год, днем и ночью отсюда доносился рев двигателей. Рекорд был установлен в 1986 г. – в среднем 270 полетов в сутки! Именно тогда создавался технологический задел, которым Россия пользуется по сей день. Перед окнами городских многоэтажек с одной стороны и над крышами садовых товариществ по другую сторону аэродрома проносились порой обычные, а часто совершенно фантастические конструкции летательных аппаратов «тяжелее воздуха». А заказчики из знаменитых КБ выстраивались в очередь. Доводка самолетов и авиационных агрегатов, двигателей, сертификационные работы – это конек ЛИИ.

 Сейчас ЛИИ им. М.М. Громова похож на хорошо охраняемый, но очень старый и оттого непопулярный санаторий. Самолеты с зачехленными двигателями ждут своего часа: «Быть нам списанными или, может быть, еще полетаем?»

 Но ЛИИ – это не только самолеты. Здесь работает 18 отделений, от приборных до двигателей, включая медико-биологические исследования, которые и сегодня не потеряли свою актуальность. Но в коридорах лабораторных корпусов пустота и тишина. Двери, двери, двери – и за ними, кажется, ни души. Это там, где за каждый квадратный метр площади когда-то разворачивались целые административные битвы.

 Молодые и перспективные инженеры, программисты, испытатели ушли в бизнес, кого-то «завербовали» благодетели из «Боинга» или европейских компаний. В раздевалке летного состава гулкое эхо и таблички с известными всей стране именами на шкафчиках, как в пантеоне. Традиция…

 Действующих летчиков-испытателей можно пересчитать по пальцам: один вертолетчик, два истребителя. Только шесть человек способны поднять в небо так называемые неманевренные самолеты – гражданские авиалайнеры, тяжелые транспортники, бомбардировщики и ракетоносцы.

Любит – не любит, плюнет – поцелует…

 ТО, ЧТО ЛИИ не будет, – это неправда, – утверждает недавно назначенное руководство института. – Просто чтобы войти в Объединенную авиастроительную корпорацию (ОАК), надо акционироваться. В президентском указе так и прописано.

 Сегодня идут постоянные консультации всех участников будущего Национального центра авиастроения. Например, в Центральном аэрогидродинамическом институте имени профессора Н.Е. Жуковского (ЦАГИ), куда, согласно указу, ЛИИ в процессе акционирования должен передать часть имущества, до сих пор гадают, что это за «имущество» будет и что делать с таким «подарком». Потому что ЦАГИ – это в первую очередь фундаментальная наука. А ЛИИ им. М.М. Громова заточен под летный эксперимент, там сосредоточен колоссальный практический опыт. Именно здесь самолетостроительным фирмам выдают точные рекомендации по устранению недостатков.

 В странах, задающих тон в мировом авиастроении, существуют подобные ЛИИ структуры. Во Франции в городе Истр процветает Государственный центр летных испытаний, школа летчиков-испытателей. В США это NASA – Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства. Такие центры являются скрытой формой государственной поддержки национальных авиастроительных корпораций.
Поэтому большинство специалистов уверено: ЛИИ, как и ЦАГИ и еще ряд институтов, должны быть федеральными госпредприятиями. И полноценно финансироваться из бюджета.

 В случае с ЛИИ важно, чтобы ВСЕ российские самолето- и двигателестроительные КБ и фирмы имели бесплатный доступ к одному из самых дорогостоящих этапов рождения новой техники – летному эксперименту и сертификации.

Обратите внимание! Пожалуйста…

 ПО БОЛЬШОМУ счету, у России давным-давно есть собственное NASA. Только «государево око» почти полтора десятка лет тупо игнорировало проблемы авиационной науки. Советского задела хватало. Асы, чудо-пилоты, с триумфом демонстрировали на всех континентах непревзойденный пилотаж на «сухих» и «мигах». Третьи страны, основные покупатели нашей авиатехники, исправно переводили и переводят астрономические суммы.

 И вдруг оказалось, что авиалайнерам отечественного производства Европа закрывает свое воздушное пространство – «шумим, брат, шумим!». Теперь многие российские авиакомпании считают за счастье покупку 20-летнего «Боинга-737». Новые российские самолеты – непозволительная роскошь: заводы их выпускают не сотнями, а единицами.

США тем временем давно вооружились истребителем пятого поколения F-22 «Рэптор», готовят модель для внешнего рынка. Самолет-гигант «Эйрбас-А380» и «Боинг-787» «Дримлайнер» прекрасно закроют мировые потребности в широкофюзеляжных самолетах нового поколения – в этом никто не сомневается. И что же Россия, с ее огромными расстояниями? Уже осталась на обочине мирового авиастроения?

 Конечно, нет. Но сегодня каждый кулик сидит в «своем болоте», сам, на своих аэродромах, проводит какую-то часть летных испытаний. А когда сил и технических средств не хватает, обращается на сторону. Так, ОКБ им. А.Н. Туполева гоняет свои самолеты для контрольных замеров технических характеристик в Германию.

 Может быть, ради достижения успеха нужно сконцентрировать ресурсы государства на направлениях «главных ударов»? Какой смысл разбазаривать средства по различным организациям, особенно если они заняты одним и тем же делом? Например, полный цикл летных экспериментов должна обеспечивать одна, причем обязательно государственная, организация – ЛИИ им. М.М. Громова.

Друзья-соперники

 ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ о том, что на одной точке мирно уживутся извечные соперники туполевцы и ильюшинцы, яковлевцы и сухие, вызывало у всех собеседников нервный смех: «В голове не укладывается!» При этом подчеркивали – территория ЛИИ огромная, места хватит всем. Добро пожаловать с московских проспектов!

 А у ветеранов организации возникает вопрос – как обеспечить секретность, как защитить новейшие разработки от зарубежных конкурентов, которые на вполне законных основаниях будут располагаться по соседству с испытательными стендами и лабораториями в офисах под вывеской «Транспортно-выставочный комплекс России». Но у сторонников такого соседства есть весомый аргумент: «МАКС-2007» заработал больше полумиллиарда рублей, без учета заключенных контрактов.

Аргумент специалиста

 АНАТОЛИЙ Квочур, заслуженный летчик-испытатель СССР, Герой России, 1-й замначальника ЛИИ им. М.М. Громова по летно-испытательной работе:

 – Указ президента – безусловно прорыв. Но его подготовкой занимались не те, кто должен был заниматься. К сожалению, меня не привлекли. Как и других профессионалов, которые здесь по 30 лет отработали. Как говорят: «Ум – хорошо, а тот, который соображает, – лучше!» Собрали «сборную команду» менеджеров, и они начали в шахматы шашками играть. Это самая страшная категория людей, бездушных и незнающих. Хорошо, что на последнем этапе в Администрации президента и Объединенной авиационной корпорации нашлись мудрые люди, они сформулировали все верно.

 Национальный центр авиастроения – это еще и инфраструктура. Население города вырастет в разы. Речь идет и о системе специального образования. Мы практически возвращаемся к истокам, на десятки лет назад. Конечно, чтобы начать на качественно новом технологическом и организационном уровне. Сейчас закладывается фундамент, на котором наша авиация и, надеюсь, космос будут развиваться и 30, и 40, и 50 лет. Как это было на предыдущем этапе строительства отечественной авиации.

Грядет великое переселение ученых

 ЗЕМЛЯ, на которой располагаются в Москве здания авиационных КБ в районе Ленинградского проспекта, оценивается приблизительно в 1 млрд. долл. (Приз организатору переселения?) А площади, которые по проекту Нацавиацентра выделяются под жилую застройку для конструкторов и инженеров в городе Жуковском, расположены в пойме Москвы-реки. Заливные луга! Для безопасности «переселенцев» необходимо подсыпать песчаную подушку толщиной 5 метров. А вот чисто пилотская точка зрения. Комментирует Сергей Тресвятский:

 – Выделили 400 га земельных угодий под строительство коттеджных поселков. А это 5-я зона пилотажа! Полеты по кругу и заход на посадку в том числе. Летчик, случись что, должен катапультироваться, а не подвиг Гастелло совершать, пытаясь отвернуть от жилых построек!

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Депутат ГД Морозов призвал кратно увеличить «болезненность» ударов России после обстрела войсками Украины больницы в Новоайдаре

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество

Общество