Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Иркутск → Общество № 39(834) от 5 октября 2022 13+

Дискуссия «Почему институт семьи теряет популярность» в программе Игоря Альтера

, 08:49

Дискуссия «Почему институт семьи теряет популярность» в программе Игоря Альтера

Проект «КультПроСвет» — программа, где в дискуссию вовлечены доктора наук из разных вузов Иркутска, а на обсуждение выносятся самые животрепещущие проблемы нашего многоликого социума. В сентябре в студии размышляли об «осени» в семейных отношениях. «В современной России на каждую 1000 браков приходится 829 разводов, то есть 83%, — привел нерадостную статистику журналист Игорь Альтер и задался вопросом: «Почему же в последние годы институт семьи так стремительно теряет популярность? А если называть вещи своими именами, то можно сказать, что этот институт разрушается». Свое мнение по этому поводу в живой беседе высказали доктора философских наук Елена Струк и Андрей Атанов. Цитируем ключевые моменты разговора.

Игорь Альтер: Россия в мировых лидерах по разводам. Так какие именно факторы в последние десятилетия расшатали устои брачных союзов? Как считаете, Елена Николаевна?

Елена Струк: Не соглашусь, что мы — лидеры. И в Европе, например, распадается огромное количество браков. Есть страны, где это показатель превысил 90%. Вообще я не склонна считать, что сам институт семьи разрушается, то есть его функции не выполняются. Брачный союз переживает некую трансформацию, переходит в другие формы.

И. А.: Вы имеете в виду «гражданский брак»?

Е. С.: Нет такого понятия. Оно скорее просторечное, бытовое. Потому что альтернативой гражданскому браку является церковный, а, соответственно, гражданский брак — тот, что в органах ЗАГСа регистрируется между гражданами. Почему-то людям не нравится слово «сожительство». Советский кинематограф его активно использовал для обобщения союзов в негативном ключе. Поэтому, я думаю, люди, которые не хотят называть себя «сожителями», считают себя супругами в гражданском браке. А трансформация института семьи идет достаточно давно. Меняются функции. И, в первую очередь, роль женщины в семье. Посмотрим на первоначальные брачные отношения. Когда-то в общей коммуне, условно, жили люди, воспитывали детей и, в общем, там брачные отношения были не нужны, как парные. Тогда люди не могли парой выжить. В общине — да. А вот переход к аграрному способу производства, когда люди стали жить оседлыми семьями, привел к изменениям. Сначала были браки типа многоженства или многомужества (гораздо реже). Но потом все это сменилось на парный брак, потому что мужчины и женщины функционально дополняют друг друга. Женщина без мужчины в таком обществе не могла, как и мужчина без женщины… Сегодня мужчина вполне может обойтись без женщины и, наоборот. Функционал опять изменился достаточно сильно.

И. А.: Женщины стали намного самостоятельнее.

Е. С.: Лепиться к какому попало мужу они не будут... У них есть выбор. К тому же экономически независимые люди, если любовь прошла, терпеть друг друга до старости не будут. Могут совершенно спокойно найти себе другого партнера. Заметьте, сейчас очень часто говорят о браке, как о партнерских отношениях. Это совершенно иной тип.

И. А.: В интервью федеральной газете известная писательница Мария Арбатова заявила, что институт ЗАГСа теряет свою актуальность. Она обосновывает: миллионы людей живут в том самом «гражданском браке».

Е. С.: Что ещё могла сказать бывшая хиппи?..

И. А.: Чем же союз-сожительство так привлекателен для многих? Количество такого рода «браков» увеличивается.

Андрей Атанов: Арбатова, на мой взгляд, не совсем авторитет. А проблема гораздо серьёзнее. Люди думают, что они и семью вытянут, и в противоположном поле разбираются, а факты говорят совершенно про другое. Мы не знаем, что такое семья как ценность. Мы очень плохо разбираемся в представителях противоположного пола. И эти проблемы в современном обществе начинают накапливаться. Эти вещи достаточно четко фиксируются почти во всех странах мира. Семья свою функцию по воспитанию даже в финансовом плане не вывозит. А государство не занимается благотворительностью, когда понимает, что у семьи тяжелая проблема с воспитанием детей. Можно сослаться на прошлое: органическая крестьянская семья детей приспосабливала к трудовым отношениям, лет с 6-7. Сейчас ребенок, по большому счету, остается на балансе (да, такое нехорошее слово) у своих родителей.

И. А.: Как тепличное растение.

А. А.: Не тепличное.

Е. С.: Иногда на балансе у своих родителей до самой пенсии.

А. А.: Лет до 30 по большому счету. Даже, если ребенок получает стипендию, учится на бюджетном месте, его нужно финансировать. Можно, конечно, сказать, что ребенок должен работать. Но не у всех это получается и не всем платят большие деньги. Другой момент, важный для семейных отношений: в трезвом уме и здравой памяти, прежде чем брачеваться, нужно прочесть семейный кодекс. А после того, как ты понял, что это за штука такая, то вступать в брак, уже не очень хочется.

И. А.: Я брачевался не один раз, но кодекса не прочел.

Е. С.: А зря.

А. А.: Можно было остановиться на первом разе.

И. А.: На первом браке мало кто останавливается.

А. А.: Люди легкомысленно к этим вещам относятся. А ведь развод — сильнейшее потрясение. Как бы ты ни относился к своему супругу, партнеру и как бы его ни называл, разрыв отношений приводит к тому, что психика все равно деградирует. И ты к новым отношениям готов только через 3 года.

И. А.: Но ведь далеко не у всех так. Некоторые счастливы, что они расстались, потому что, хлебнув «радости семейной жизни», они наедаются выше головы.

А. А.: Если ты прервал отношения с партнером, то как бы ты это не маркировал через радость или печаль, в любом случае твоя психика к ресурсу добрачных отношений вернется через 3 года. Ты в любом случае — даже если кричишь «гип-гип ура!» — слабый… В России ещё своя специфика — тяга к страданиям. Многие люди не выходят из отношений, что мужчины, что женщины на протяжении многих лет. Думают об утраченном идеале. Идеала и не было, но в сознании человека он конструируется.

И. А.: Идеал в сознании заложен, а в жизни его нет.

А. А.: Совершенно точно. Нет у человека четкого понимания, что такое семья. Он живет в сфере своих индивидуальных представлений. А речь все-таки о взаимодействии с другим человеком. В итоге — внутреннее сильнейшее расшатывание отношений, «химия» не вытягивает. Люди понимают, что психически законный брак они не выдержат.

Е. С.: Обычно бросаются лечиться в новые отношения и опять — на те же грабли… Возвращаясь к функциям семьи. Первая — это регулирование половых отношений. Было так: 14 лет, половозрелый — его в семью и оттуда никуда. Так мужчина может быть уверен, что воспитывает, содержит точно своих детей. Сейчас это уже не работает.

А. А.: Сейчас любовь даже как чувство начинает строиться, если у людей полноценный секс... Без него — с трудом. Распространены брачные контракты, где прописывается число соитий в неделю.

Е. С.: У американцев. У нас нет.

И. А.: А кто инициатор, чтобы это число прописывалось? Мужчины или женщины?

А. А.: Договариваются. Кстати, на умении договариваться держится институт семьи.

И. А.: Любовь по графику… В ней мало радости. Это же не плановое хозяйство.

А. А.: Вы заходите в тему страстей, Игорь Григорьевич. … Если сексуальный компонент в системе семейных отношений исключим, то у нас получается довольно распространенная ситуация, которая была на Руси. Супруги не совпадают друг с другом, и начинается не пойми что.

Е. С.: Еще одним из факторов разводов является, после 20-25 лет совместной жизни, попытка как мужчины так и женщины ощутить себя юным, взять вторую молодость. И уходят от жены или мужа, которые хорошо знают, какой ты на самом деле. И почему часто на молодых-то женятся? Потому что им пыль в глаза пустить проще. Сыграть роль Д‘Артаньяна, когда ты Портос, гораздо проще перед ней, чем перед той женой, с который ты прожил многие и многие годы. Сдерживающий фактор — это дети. Раз экономически они не состоятельны, то семья их должна поднимать.

И. А.: А как вы относитесь к брачным контрактам? Я считаю, что это очередная химера. Как можно составить контракт, не прожив ещё ни одного дня.

А. А.: Очень даже нормально. Есть семейный кодекс. Давайте все-таки тогда будем регулировать отношения, чтобы они были в юридическом поле. Важно иметь четкое понимание про деньги, про быт, про воспитание детей.

И. А.: А разве, если говорить о сексуальных отношениях, они не должны возникать по взаимному желанию, а не в четверг после обеда или в пятницу с утра?

А. А.: А не получится взаимного желания. Вы в тему страстей начинаете уходить… Человек, может, вступает в брак по любви, но разводиться он будет по кодексу.

И. А.: А в «гражданском браке», о котором мы говорили, размывается, теряется чувство ответственности за свою семью.

А. А.: Я не знаю, насколько она теряется, но если людям так удобнее, то почему нет?

Е. С.: Сегодня все-таки превалирует тема договоренности.

А. А.: Тогда тема гостевого брака для многих людей, может быть, является актуальной.

И. А.: Что такое «гостевой брак»? Люди находятся в свободном полете. Люблю тебя, но до поворота, а дальше, как получится?

А. А.: Игорь Григорьевич, вы акценты делаете на базовое понятие «нормальный брак как ценность». Тогда поворотов нет, но тогда соответствовать надо.

И. А.: Я просто хочу понять, откуда подул ветер такой серьёзной нестабильности.

Е. С.: Мы сейчас путаем понятия брака по закону и брак как общественное явление, как институт. Институту брака, по сути, не нужны никакие доказательства в виде бумажки или чего ещё. Люди считают, что они являются супругами. Они договорились и решили так. Этот так называемый, незаконный гражданский брак существовал всегда. После войны была масса таких браков: в деревнях не регистрировали, где-то ЗАГС не работал, идти некогда… И люди жили до самой старости. Они себя воспринимали как супруги. При этом они не ходили на сторону. Для них институт брака — это, в первую очередь, общественный институт. А мы говорим о государственном институте, том, который регистрирует отношения. Эти институты, как правило, взаимодействуют, естественно. Но общественный институт не нуждается в государственном одобрении.

Мир живет, идёт вперед. Несмотря на то, что институт брака — один из традиционных институтов, тем не менее, он тоже изменяется, тоже трансформируется.

Например, в Италии было принято решение о том, чтобы стимулировать людей жить в браке. Они решили, что разводиться будет очень дорого. Заметьте, Италия — страна, в которой сохранились традиции христианские католические, их таким образом решили держать в узде. И что сделали итальянцы? Они перестали заключать браки. Они просто не идут в государственные учреждения регистрировать. Они живут друг с другом, на этом все. Но брак не регистрируют, потому что если ты захочешь развестись, то, во-первых, процедура очень длительная, во-вторых, это не дешево. И что мы будем говорить о том, что это кризис брачной системы что ли? Нет.

А. А.: В Японии совсем другая ситуация. Дама съехала с детьми — и никто не будет её искать. И ты ее не найдешь. Отношения с детьми прерываются. Сумма алиментов в Японии 10%, а не 25 как в России. И я хотел дополнить слова Елены Николаевны тем, что в 30-е годы люди заключали браки так: ехали в лес и водили хороводы вокруг елки.

И. А.: В возрасте раньше 30 лет трудно осмыслить то, о чем Вы говорите.

А. А.: Ключевой момент: если женщина четко поняла, что она занимается воспитанием ребенка, четко выдерживает правила в педагогическом, воспитательном и медицинском плане, то она контролирует ребенка и создает предельно оптимальную среду. Англичане и американцы это поняли ещё в 50-е годы. К тому же Бенджамину Споку можно относиться по-разному, но он создал некое научное видение системы стройного воспитания ребенка, в которой нет места позиции «я детей воспитываю, что в этом сложного?» На самом деле это архисложная работа, и мужу, который живет с такой женщиной, чтобы ей соответствовать, придется прилагать гигантские усилия.

И. А.: Что крайне любопытно, сейчас 30% пар во всем мире считают себя счастливыми, однако остальные 70% просто не готовы об этом говорить. Вы в какое число попадаете? В 30 или 70?

А. А.: Счастье — это… Если люди действительно находятся в состоянии счастья и осознают это, то это очень развитая психика.

И. А.: Я считаю, что сегодня, даже если 30% во всем мире, в сегодняшней мировой ситуации, считают себя счастливыми, это немало.

А. А.: А я другую историю про себя могу рассказать: помню, был какой-то тренинг, надо было пообщаться с первым попавшимся человеком, задать личного плана вопросы. Для меня это было тяжеловато, но думаю, ладно. И спросил по поводу самого счастливого дня в жизни. Молодые люди и люди среднего возраста на контакт шли легко. Меня поразило то, что большая часть из них самым счастливым днем своей жизни называет тот, когда они вышли замуж или поженились. Не о семейной жизни шла речь. Сам день производил абсолютно потрясающее впечатление и оставался отголоском счастья на всю жизнь.

Е. С.: Какие-то впечатления действуют на психику с вау-эффектом, вызывают очень сильные положительные чувства. Почему хотят шикарную свадьбу? Что-то необыкновенное? Именно для того, чтобы создать иллюзию.

А. А.: Или все-таки подтвердить то, что на самом деле на душе у людей и есть… Подчеркну, в браке ценная вещь — чувство долга. Те отношения, про которые вы говорите, их нужно построить. Только после этого можно вводить долг. А у нас эгоистическое сознание, что у русских, что у американцев, что у европейцев. У европейцев и американцев чуть получше, у нас — чуть похуже. «Ты должен жениться или выйти замуж, ты должна вести так и так».

И. А.: Никто в этом плане никому ничего не должен. Когда ты должен — это раненная модель.

А. А.: Абсолютно верно. Потому что у тебя нет выбора, ты работаешь по схеме, которую тебе предложили. Ты уже не мыслишь, состояния у тебя нет, счастья у тебя никогда не будет.

И. А.: Я обнаружил интересную цифру. Из ряда вон. 17,5% московских девушек, согласно соцопросам, заявили, что рожать они никогда не будут. Это колоссальная цифра, ведь Москва — это огромный мегаполис. Я уже не говорю про демографию, это другая часть проблемы. Меня сейчас больше интересует, где кроются истоки этих настроений? Как так? Это же естественная женская мечта — родить ребеночка, воспитать.

А. А.: Обратите внимание, это мужчина сейчас говорит.

Е. С.: Я тоже не понимаю, откуда взяли, что у женщин прямо мечта — родить детей. Андрей Алексеевич правильно сказал: ребенок был работником, то есть в семью в аграрном обществе ты рожал себе работника, а не муси-пуси. И относились к детям по типу: Бог дал, Бог взял. Там никто особо сильно не страдал о потере, потому что детей было много. И если ребенок был неспособен работать, а лежать 30 лет и 3 года на печи — это была трагедия. А сейчас ребенок воспринимается в обществе потребления как некая игрушка. Ты рожаешь себе игрушку, поэтому, когда люди понимают, что ребенок — не игрушка, что он вырастет и перестанет быть, они лучше себе заведут маленькую собачку.

И. А.: Так стало в последние годы.

Е. С.: Да, когда ребенок приобрел эксклюзивную ценность, когда их один или два… А когда детей семь или десять — это совершенно другое.

И. А.: Семь детей — такого уже давно нет.

Е. С.: А сегодня ты должен вкладывать и вкладывать в ребенка. Вы заметили, что сейчас очень много различных передач, где дети то поют, то пляшут, то соревнуются в чем-то.

И. А.: Да мне кажется, что родители своему ребенку жить не дают: они его и туда и сюда, у него ни минуты свободного времени.

Е. С.: А почему? Потому что он же не работает на семью, пусть хотя бы приносит моральное удовлетворение, что в него столько вложили.

И. А.: А счастливое детство? Ребенок ведь должен как-то и самому себе быть предоставлен.

Е. С.: А счастливое детство — это игрушка. Это ребенок-игрушка.

А. А.: Счастливое детство — это от осознанности ребенка, что я живу с адекватными родителями, абсолютно точно. Идеальный вариант — когда ребенка просто любят в семье.

И. А.: Сегодня, если спросить 100 молодых ребят про то, адекватные ли их родители, сколько ответят «да»?

Е. С.: Большинство.

А. А.: Они не задумываются, какие на самом деле родители. Это уже психоаналитические вопросы, Игорь Григорьевич. То есть любить, но понимать с кем я имею дело. Это две больших разницы.

Е. С.: Мы, родители, всегда составляем портрет идеального ребенка — он у нас будет такой, такой и такой. У нас не укладывается в голове мысль, что это, в общем, другой человек со своими желаниями и потребностями. И настоящая проблема, когда в подростковом возрасте, как говорят, ребенок отрывается от родителей. Он становится самим собой. И он не такой. Почему любят маленьких детей? Маленький ребенок твой, он делает то, что ты ему говоришь. А этот уже другой, и ты понимаешь, что он все — тебе не принадлежит. И он больше не будет на тебя «пахать». Ты в него вкладывал, вкладывал, вкладывал, столько вкладывал, что лучше бы шубу купил, а он не оправдал надежд.

И. А.: А ребёнок и не должен быть идеальным.

Е. С.: А принять-то это как?!

И. А.: Что мне нравится в сегодняшней беседе, что мы говорим о вещах, которые не имеют точных определений. Это здорово. У любви миллион определений, я считаю, что у ребенка ещё больше определений.

Е. С.: Мы все-таки должны понимать, что брак — это работа двоих людей, чтобы приспособиться к друг другу, понять, как они будут совместные цели вырабатывать, совместные традиции семьи и т.п. А мы же знаем, что сегодня в обществе потребления люди хотят получить, причем достаточно легко. Они хотят легких отношений. Зачем заводить ребенка? Потому что ребенок — это все-таки сложно. Нужно знаниями обладать о том, что и как с ним делать, чувство долга, когда ты не можешь пойти туда, куда ты хочешь. Или ты должен отдать ребенка своим родителям, если они согласятся.

А. А.: Обратите внимание, ценнейшее наблюдение: почему у нас сейчас так сильно задействованы дедушки и бабушки?..

Игорь Альтер: Давайте закончим этот разговор на том, что брак — это работа. Я только хочу добавить, чтобы быть объективным, что это та работа, которую мы не всегда выполняем качественно.

Елена Струк: К сожалению.

Полная видеоверсия программы доступна на онлайн-каналах Байкальского государственного университета.

Демография

В клиниках в три раза вырос спрос на заморозку спермы

«В клиниках в три раза вырос спрос на заморозку спермы, — сообщил портал moskvichmag.ru. — После объявления частичной мобилизации к процедуре криоконсервации стали прибегать здоровые мужчины, обычно этой услугой не пользующиеся. …Иметь страховку для продолжения рода захотели мужчины, подпадающие под критерии частичной мобилизации».

Однако эксперты поясняют нюансы: «Даже если человека в живых не будет, он имеет возможность продолжить свой род, технологии это позволяют. Основная сложность в том, чтобы жена могла распоряжаться этим материалом, нужно оформить нотариальную доверенность, а к нотариусам сейчас попасть очень сложно — везде очереди».

Истинные ценности

В Иркутской области зафиксировано рекордное количество браков

После объявленной в Российской Федерации частичной мобилизации служба ЗАГС Иркутской области фиксирует рекордное количество браков. Официальный сайт службы 28 сентября сообщил: «С 22 сентября количество браков по Иркутской области всего за 6 дней составило 1220, из них в городе Иркутске зарегистрировали брак 432 пары. В городе Братске и Братском районе узаконили свои отношения 100 пар, в Ангарске — 85, в Усолье-Сибирском — 61, в Тулуне — 55, в Тайшете — 30».

В связи с увеличением количества обращений в отделы службы ЗАГС Иркутской области к работе привлечено максимальное количество служащих для оперативного оказания государственных услуг. Горячая линия принимает звонки в круглосуточном режиме по номеру: 8-902-56 67 367.

Справка АН

Игорь Альтер

Иркутский журналист Игорь Альтер — давний друг и автор газеты «Аргументы неделi». Несколько лет на страницах «Аргументов недели» он вёл свой проект «Экспертный совет», где ведущие учёные, врачи, экономисты, руководители крупнейших предприятий Приангарья за круглым столом газеты обсуждали самые злободневные проблемы и пытались найти эффективные пути их решения.

За 60 лет своей журналистской работы Игорь Альтер награждён «Золотой запятой» на городском конкурсе журналистов. Он завоевал «Золотое перо» на фестивале «Байкальской прессы», получил почётный знак Союза журналистов России «Честь Достоинство Профессионализм», а также в этом году стал обладателем Золотого пера СЖ РФ в номинации «Легенда Российской журналистики».

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram