Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Общество 13+

Лайфхак: научная история этого явления

, 20:05 , Журналист

Лайфхак: научная история этого явления

Мы живем в эпоху лайфхаков. Эта концепция, обозначающая оптимистичный инженерный подход к максимизации личной продуктивности, впервые вошла в массовый лексикон (лексикон мейнстрима) в середине 2000-х, благодаря техническим журналистам, блогосфере и статьям, посвященным трендам, с заголовками типа «Знакомьтесь, Хакеры Жизни». С тех пор этот термин стал повсеместным. В каком-то смысле это всего лишь часть атмосферы, наполненной модными словечками эпохи Интернета.

Лайфхак: корни и история

Бизнес и наука

Мировоззрение

Философия труда


Лайфхак – что это и как его понимать?

Различные вариации известной блогерской статьи «50 Лайфхаков, Которые Упростят Ваш Мир» стали по-настоящему вирусными, снова и снова появляясь в лентах Facebook и других соцсетей. Lifehacker.com, одна из многих платформ Gawker Media, посвященных прокрастинации на рабочем месте, предоставляет офисным работникам бесконечный набор идей о том, как жить здоровее, счастливее и продуктивнее. С её помощью Вы можете узнать идеальное личное время сна, узнать, как «перезарядить фильтры Gmail» и то, что чтение романов «снижает тревогу». Трибун лайфхакеров, автор, а иногда и технический инвестор Тимоти Феррис, с неутомимым безумием выдумывает рецепты легкой жизни и перечисляет преимущества книг-бестселлеров и реалити-шоу.

Лайфхакинг не был бы так популярен, если бы он не затрагивал несколько удручающий факт того, что работа сумела проникнуть во все уголки нашей жизни. Идея стала довольно серьезным ответом на проблему фрагментарного внимания и переутомления — то есть попытку вернуть себе свободное время и независимость от требований безграничного труда. Но с тех пор это также стало еще одной навязчивой парадигмой самосовершенствования. Распространение приложений и различных гуру, обещающих помочь справиться даже с самыми элементарными задачами простого существования не заставило себя ждать. Вероятно, развитие «количественного Я» делает сами лайфхаки лучше, превращая простой акт дыхания или сна во что-то, что нужно измерять и уточнять. Предполагается, что просто надобность прожить еще один день стало для многих белых воротничков набором проблем, которые нужно решить, и системами, которые нужно оптимизировать. Оказывается, жить легче, если относиться к жизни как к работе.

На самом деле, одна вещь, которая так поразительна в этой культуре самооценки и самооптимизации, это то, насколько она американизирована и напоминает образ жизни рабочих американцев прошлого века на своем рабочем месте. При этом, данная концепция мировоззрения была исключительно непопулярна среди самих рабочих.

Если появление лайфхаков сигнализировало о появлении желания господствовать в хаосе личной жизни человека, выполняющего несколько задач одновременно, то последующее увлечение этим явлением возникло из желания управлять хаосом первых крупных промышленных рабочих мест. В дико дезорганизованном мире американского капитализма начала 20-го века среди бизнес-элиты присутствовала ярость из-за идей о том, как систематизировать свои фирмы. Это был рассвет экспертов по эффективности, консультантов по менеджменту и восторженной веры в идею успеха, основанного на измерениях, задолго до того, как такие термины, как «показатели», стали частью повседневного дискурса.

Кто и как развил лайфхак? История.

Безусловно, самой влиятельной фигурой того периода был Фредерик Уинслоу Тейлор, инженер, который решил рационализировать то, что он считал вялым и ситуативным планированием фабричного производства. Он пытался стандартизировать рабочие инструменты и ввел сдельную систему оплаты труда для возникновения конкуренции среди рабочих; и людей с секундомерами, чтобы измерять эффективность рабочих привычек людей. Цель состояла в том, чтобы сделать производство более плавным и предсказуемым, а также поставить новый класс научных менеджеров над каждой операцией. Работники цеха подчинялись бы прихотям систематизаторов. В своем трактате 1911 года «Принципы научного менеджмента» он писал: «В прошлом человек был на первом месте. В будущем система должна быть на первом месте».

Но Тейлор был таким же образцом навязчивых идей своего времени, как и первооткрывателем. Еще в 1900 году, задолго до того, как Тейлор укрепил свои методы, группа помешанных на эффективности менеджеров уже уловила дух времени и начала издавать журнал под названием «System» с подзаголовком «Ежемесячный журнал для ЛЮДЕЙ ДЕЛ». В каждом выпуске журнала «System», популярность которого резко возросла в бурные двадцатые, был специальный раздел фотографий под названием «Поля сражений бизнеса», где, в качестве примеров для подражания, приводились различные методы и формы планировки офисов, а также статьи, предлагающие новые модели для подражания. Так же рассматривались и мелочи работы, будь то новая система хранения документов или более эффективный способ заполнения конвертов.

Хваленые эксперты по эффективности той эпохи следили за перемещениями рабочих с помощью камер и вышеупомянутых часов, применяя технику, называемую «исследование времени и движения». И то, что они находили, часто приводило их в ужас. Одним из периодических авторов «Системы» был человек по имени Уильям Генри Леффингуэлл, ученик Тейлора, который проводил далеко идущие эксперименты по организации офиса. В своих статьях для журнала, а затем и в книге «Научный Офис-Менеджмент», он подробно описал ужасы неэффективного и невзрачного офиса, колыбели дорогостоящих и ненужных движений:

«Посмотрите, как девушка бегает с бумагой или различными чертежами. Еще долго после того, как работа сделана, она продолжает спокойно перекладывать их туда-сюда. Посмотрите, как клерк торопливо выполняет свою работу, бросая бумаги в беспорядочную кучу на ходу, а затем, когда он закончит, посмотрите, как он тратит несколько минут на то, чтобы все привести в порядок. Ему никогда не приходит в голову складывать их в упорядоченном порядке с самого начала», писал Леффингуэлл.

Леффингуэлл дополнил свою книгу фотографиями и подписями, мало чем отличающимися от серии изображений с пояснениями, составляющими знаменитую современную публикацию «50 лайфхаков, которые упростят ваш мир» («Используйте скрепки для организации кабелей»; «Поместите заправку для блинов в бутылку из-под кетчупа для беспроблемного использования и потребления»). Одно из его изображений, например, показало, как научно управляемый офис сэкономил 20 процентов на открытии конвертов за счет устранения бесполезных движений и использования индивидуальной мебели. «Этот стол для открытия почты с «контролируемыми движениями» сотрудников позволил увеличить производительность на 20 %, — пишет Леффингуэлл в подписи к одному из писем. — «Эта девушка достает деньги, письма и булавки и сортирует их со скоростью 310 штук в час. Обратите внимание на углубленные корзины для мусора и подставку для ног».

В тех случаях, когда было трудно внедрить научное управление на рабочем месте — то есть когда работники не любили, чтобы их рассчитывали по времени, — Леффингуэлл предложил своеобразные манипуляторные конкурсы, мало чем отличавшиеся от онлайн-программ, таких как Chore Wars и подобных примеров самоуправляемой «игрофикации», чтобы побудить сотрудников к участию. «Один менеджер, который добился значительного успеха в использовании секундомеров в своем офисе, небрежно замечает своему испытуемому: «Интересно, сколько времени вам нужно, чтобы выполнить эту работу?». В то время, как двоих работников проверили на время и никаких сдвигов после этого не произошло, остальные сотрудники офиса обычно не только желают, но и хотят, чтобы их тестировали на время и изучали его в контексте их работы», - писал Леффингуэлл.

Дальнейшее развитие лайфхака и его проблемы. Мировоззрение.

Этот энтузиазм по поводу роста эффективности труда и жизнедеятельности не останавливался ни в офисе, ни на заводе. Соратники и помощники Тейлора вскоре начали систематизировать все, что видели. Медицина, кирпичная кладка, спорт — что угодно - тейлористы пытались сделать всё это более рациональным. Муж и жена, Фрэнк и Лилиан Гилбрет, прославились тем, что принесли концепцию Тейлора в свою большую семью из 12 детей. «Папа фотографировал нас, детей, моющих посуду, чтобы понять, как мы можем сократить наши движения и, таким образом, ускорить выполнение задачи», — писала Эрнестина Гилбрет Кэри о своем отце в книге, которая стала бестселлером, а затем популярным фильмом «Оптом Дешевле».

В конце концов, научный менеджмент касается не только эффективности. Эта концепция также сильно отражает идеологию и эстетику. В какой-то момент в книге Scientific Office Management проза Леффингуэлла становится несколько сложной для восприятия, когда он подсчитывает, что в офисе, где фонтан с водой находится в 50 футах от 100 клерков, работники в конечном итоге будут проходить 50 000 футов в день («почти десять миль!») просто для того, чтобы выпить свою суточную норму жидкости. В отличие от такой «надоедливой, бездумной иррациональности», Леффингуэлл и ему подобные представляли офис местом потенциальной утопии, где жужжащие менеджеры множатся, как летние цикады, где безукоризненно упорядоченные ряды столов простираются до самого горизонта, где американский бизнес становится неумолимым, отточенным и очень гордым.

На практике это означало, что рабочие были вынуждены осознавать свое тело и свои движения в такой степени, которая превосходила бы все, что они знали раньше. Тейлоризм означал постоянный надзор. На фотографиях офисов рабочие, похожие на прорабов, расхаживают по этажам над сидящими клерками с опущенными головами — никто не ведет легкой беседы, никто не осмеливается оторвать взгляд от своей работы. Тем не менее во многих офисах неправильное движение действительно имело свои недостатки. Благодаря распространению тейлоризма, менеджеры почти догматически верили, что небольшие изменения в организации работы офиса смогут изменить поведение, а также привязанности и рабочие привычки их сотрудников.

Некоторые из этих сдвигов действительно имели мощные последствия. Теоретик менеджмента Р. Х. Гуделл описал один случай, когда конторским служащим постоянно мешали посетители, проходившие по коридору. Он решил отвернуть их столы от двери, а также от стола их начальника. Это означало, что их больше не отвлекали прохожие и не отвлекал взгляд их начальника, хотя они знали, что он постоянно наблюдает. Другими словами, работникам было легче продолжать работу, если они не отвлекались на бдительное око своего начальника.

История развития научного менеджмента длинная, но она действительно склоняется к само-тейлоризации. В 1929 году журнал System сменил название на BusinessWeek. В конце прошлого года Bloomberg Businessweek, последнее воплощение журнала, опубликовал длинную статью о Vitamix, блендере за 450 долларов, который стал чрезвычайно популярным среди белых воротничков, особенно мужчин. «Это идеальный лайфхак», — написал автор статьи Джошуа Грин. «Очевидная легкость разжиженной пищи в конечном итоге делает обычные методы приготовления еды обременительными и архаичными», - писал Грин.

Существует по крайней мере один бросающийся в глаза контраст между господством эксперта по эффективности над офисом начала 20-го века и попыткой лайфхакера завладеть собой. Научный менеджмент — это, пожалуй, наиболее часто порицаемое направление в истории офисной работы. Для писателей и научных критиков стало ритуалом порицать пагубное влияние тейлоризма на организационную жизнь. Офисный дизайнер Фрэнсис Даффи даже подчеркивал, что Тейлор нравился Гитлеру и Сталину. Хотя тейлоризм действительно был принят в Третьем рейхе и Советском Союзе, его также поддерживали демократические Франция и Япония.

Лайфхак сегодня. Философия.

И все же, для сравнения, современная само-тейлоризация лайфхакера имеет большую привлекательность. В каком-то смысле она имеет смысл: менеджер не останавливает вас и не заставляет работать определенным образом; вы якобы по собственной воле делаете свою жизнь лучше. То, как истинно верующие в эту концепцию и практику тщательно планируют свою жизнь, имеет почти что гонзо-привлекательность. Более того, «хакерство» для многих звучит гораздо лучше, чем «управление».

Но некоторые критические замечания в отношении научного управления достаточно весомы и поучительны. Один из больших недостатков идеологии тейлоризма - заявление о возможности сократить количество рабочих. Хотя это могло бы быть сделано, но это также привело к огромным накладным расходам на операции тейлористов. Офисы должны были стать огромными только для того, чтобы вместить всех новых менеджеров с их секундомерами и камерами. Произошло глубокое расширение служебной иерархии, умножение уровней и отделов. При всех затратах, сэкономленных системой в заводских цехах, она, скорее всего, повторила их через всех новых наемных рабочих в офисе.

Нечто подобное происходит и с лайфхаками. Вместо того чтобы дать людям больший контроль над своей жизнью, эта концепция ставит их на службу слою безликих менеджеров в виде приложений, самоуправляемых диаграмм, отслеживающих мельчайшие детали пищевых привычек и циклов сна, а также книг и модных словечек гуру.

Лайфхакинг действительно создает небольшое количество того, что антрополог Дэвид Грэбер называет «бредовой работой» — профессий в таких областях, как связи с общественностью и управление, которые хорошо оплачиваются, но мало что приносят миру. Индустрия лайфхаков создала псевдоинтеллектуалов, которые продают бесполезные советы о том, как обустроить кладовую или придумать лучшую систему хранения зимней одежды (плюс, кто-то должен запрограммировать эти приложения для самоконтроля). Но, в основном, лайфхаки грозят превратить каждый аспект жизни в задачу, которой нужно управлять. Это увеличивает объем работы, которую необходимо выполнить, что, возможно, типично для сегодняшней экономики и практически не создает полезных рабочих мест. Мечта Тейлора о чистой эффективности не зашла в тупик, а оправдалась. Сегодня, освобожденные от угроз или принуждения, мы имеем возможность управлять собой с научной точки зрения.


В материале использованы исследования американского журнала Pacific Standart.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram