Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Общество № 30(825) 3-9 августа 2022 13+

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

, 19:39 , Главный редактор АН

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

«Аргументы не­дели» публикуют очередной отрывок из авантюрного романа Андрея ­УГЛАНОВА «Пробуждение троянского мус­танга». Предыдущий отрывок можно прочитать в «АН» №29. Если хотите узнать, как развивались события дальше, – приобретайте книгу и смотрите сериал на YouTube-канале #­ЗАУГЛОМ. А пока напомним, что в предыдущих главах спецслужбы двух стран – КГБ СССР и ЦРУ США в начале 70-­х годов прошлого века начинают тайную операцию по перестройке своих политических систем. Юрий Андропов выбирает своим орудием Михаила Горбачёва. В США – это молодой перспективный политик Трамп. В КГБ придумали, как сделать их родственниками через сироту Андрея Разина, чей дед и дед американца были родными братьями – немцами, один из которых погиб в 1943 году в Крыму, а другой – эмигрировал в Америку. Но сирота и миллиардер об этом ничего не знают. Чтобы родство Трампа и Горбачёва состоялось, сменщик Андропова в КГБ Виктор Чебриков принимает идею участника операции – Олега Калугина поженить Андрея и дочь Горбачёва Ирину. Калугин находит в архивах спецслужбы ГДР Штази документальное подтверждение того, что Андрей Разин – внук погибшего в Крыму гитлеровского офицера Трумпа, родственника американца Трампа. В предлагаемом отрывке действие переносится в Вашингтон, где встречаются два старых разведчика – ­Михаил Любимов и Олег Калугин. Напоминаем, что все события, имена и названия полностью вымышлены. Действие романа «Пробуждение троянского мустанга» происходит в других галактиках или в параллельной реальности.

Пригород американской столицы Вашингтона – Джорджтаун, откуда и пошла земля американская, оказался по всем московским понятиям глухим захолустьем. Михаил Петрович оказался в этом районе впервые. Предыдущие свои приезды в Вашингтон он всегда «парковался» в паре-тройке километров отсюда. Даже в лучшем, на его взгляд, отеле «Мэйфлауэр» в двух шагах от Белого дома. Его поселили там, когда он впервые лет двадцать назад приехал сюда с лекцией об истории КГБ СССР. В тот самый первый раз он не просто гулял на лужайках Белого дома и кормил нагловатых белок, но и с удовольствием спалил двадцать баксов на экскурсию внутри. От резиденции американского президента шлёпал пешочком до Капитолия. Потом в обратную сторону и по мосту через реку Потомак перебрался на Арлингтонское кладбище, где постоял у серой плиты, под которой покоились кости и раздробленный череп Джона Кеннеди.

Та «перестроечная» поездка в Вашингтон бывшего сотрудника Первого главного управления КГБ СССР Михаила Любимова стала приятной экскурсией. С приходом к власти в СССР Михаила Горбачёва его часто приглашали читать лекции в страны, бывшие объектами его шпионской деятельности. Соединённых Штатов среди них не было, но и там проявили интерес. Так он оказался в Университете Джорджа Вашингтона, где прочитал несколько лекций по истории советского шпионажа.

Его имя давно было известно на Западе. Он уволился из КГБ ещё в 1972 году, когда его спалил собственный заместитель, оказавшийся агентом МИ‑6. Тогда после долгих раздумий он и решил заняться писательским трудом. А все последние десять лет любил ездить по местам своей «боевой славы». Пришла очередь Вашингтона – как-никак именно отсюда, со стрелки рек Потомак и Анакостия, где пряталась штаб-квартира ЦРУ, американские «люди в чёрном» плели шпионские сети, в которые он успешно угодил в Лондоне. Что его удивляло на этот раз, когда он внимательнее изучил расположение всех главных источников зла для СССР, так это ничтожность территории их сосредоточения.

От Белого дома, где жил президент, до штаб-квартиры ЦРУ было всего шесть километров. От этого же дома до Пентагона – чуть больше двух. От ЦРУ до Пентагона – пять. Даже до военной авиабазы Эндрюс, где стоял борт номер один, от Белого дома было всего семнадцать километров. Кто придумал такую компоновку? Михаил Петрович не сомневался, что стратеги в Москве приготовили для этих серьёзных учреждений всего одну бомбу, причём не самую мощную. Хотя, мысленно он успокаивал американских «коллег», в Москве было ещё хуже, то есть ближе. Существенное различие было в одном. От здания Пентагона до центра Арлингтонского кладбища всего полтора километра. От трапеции Министерства обороны России до государственного Новодевичьего кладбища – больше четырёх. Значит, в Москве на будущее смотрели с большим оптимизмом. Первый раз он убедился в этом, когда ему организовали экскурсию в Пентагон. Результатом было разочарование. Длинные коридоры, окрашенные серой корабельной краской, на стенах планы эвакуации при пожаре и Доски почёта военнослужащих, нёсших службу в этом здании. Наши гарнизонные казармы с «ленинскими комнатами» были заметно веселее, чем главная американская цитадель.

Однако подобная аналитика занимала его лишь много лет назад. А сегодня и он перестал интересовать сотрудников спецслужб США, которые раньше постоянно контактировали с ним, намекали на хорошо оплачиваемую работу. Но ему уже тогда, в разгар перестройки, это было неинтересно. Вкусив удовольствие от написания книг, он не хотел возвращаться в прошлое, причём на другую сторону баррикад. От него отвязались.

Не заметил внимания к себе он и в нынешний приезд. Про бывшего сотрудника КГБ СССР здесь забыли. Причина, возможно, заключалась в том, что все в этой стране были увлечены предстоящими выборами нового президента, который должен был сменить Обаму. Каким-то невероятным образом на сцену выскочил миллиардер Трамп и насмерть схватился с женой экс-президента США Билла Клинтона – Хиллари. С начала лета они мочили друг друга с яростью и удовольствием. Какого хрена им писатель из России?

С такими мыслями Михаил Петрович Любимов вышел из такси около дома Олега Калугина. Заросшая высокими клёнами улочка с утра была пустынна. Около прилипших друг к другу двухэтажных домиков кое-где стояли припаркованные автомобили. Богатых и дорогих не было. Сам дом генерала Калугина вообще удивлял подчёркнутой скромностью. Он был похож на десятки других направо и налево по улице. Обшит доской светло-серого цвета, с навесом над террасным крыльцом, огороженным белыми поручнями и балясинами. Стены дома украшали белые оконные рамы.

Машина не успела отъехать, как дверь отворилась, на террасу вышел постаревший генерал Калугин. Михаил Петрович не тронул чемодан и сделал шаг навстречу старому корешу. Тот уже спустился с крыльца. Спортивный костюм «Найк», белые кроссовки. Как и раньше – подтянут и чисто выбрит. Они обнялись. Стояли долго, не произнося слов. Первым заговорил писатель:

– Вот ты какой стал, Олег! – Он подался назад, разглядывая морщинистое лицо друга. Глаза такие же хитрые, но, как и раньше, умные.

– Да вот такие они, изменники родины! – Олег засмеялся. – Чего припёрся, приключений захотелось? Пойдём в дом. Жена – американка. По-русски не понимает. Или делает вид, что не понимает. Но ты же не перевербовывать меня приехал?

Они вошли в дом. Классика американского интерьера была здесь во всём. За входной дверью с антимоскитной сеткой холл с большим диваном и телевизором. Сбоку стол-остров, отделяющий холл от кухонной плиты, мойки, шкафов и огромного холодильника. На остальных стенах книжные полки, картины в стиле «осенний Вашингтон» и металлический стеллаж под два метра, в котором запутались в самых разных позах десятки бутылок. Особо ценные, квадратно-хрустальные с коньяком или виски, стояли на состаренном под морёный дуб барном столике.

Около лестницы на второй этаж стояла женщина неопределённого возраста. Михаил Петрович подошёл к ней и пожал руку. Поздоровался на чистом английском, чем заслужил её одобрительный взгляд.

– Это Ребекка, мы вместе десять лет, ненавидит англичан, так что не обольщайся своим оксфордским произношением. Говори по-русски. Мы с ней об этом договорились. Будем пить, закусывать и вспоминать боевое прошлое.

Он кивнул жене. Ребекка подошла к столу-острову и откинула салфетки со стоящих на нём тарелок и тарелочек. Затем подошла к входной двери, взяла женскую сумочку и ушла.

– Садись, Миша. – он показал на диван, рядом с которым стоял журнальный столик с бутылкой двенадцатилетнего «Макаллана». – Твой любимый. Не пожалел шестьдесят долларов.

– Вот и не угадал. Последнее время я перешёл на эльзасский рислинг, новозеландский «Совиньон» или французское «Сансер». Не виски, конечно, но пару бутылок в день всё ещё осилю.

Калугин пропустил это мимо ушей, налил виски в хрустальные стаканы.

– Как говорил в середине девяностых шеф ФСБ Степашин – на два пальца. Не больше. Ну давай, за встречу!

Они зажали ладонями стаканы сверху и ударили их донышками друг о друга. Раздался глухой стук, и они медленно, со смаком, выпили.

– Помнишь, американский шпион, что чокаться положено «камушком»!

– А как же, Миша, пусть враг не услышит, что мы занялись делом, и не станет мешать. Вторая без перерыва, несмотря на раннее утро.

Олег налил «Макаллана» на два пальца, они вновь ударились стаканами «камушком».

– Давай дальше пить по морскому уставу корабельной службы, – предложил писатель.

– Это как?

– Наливаем кто когда захочет и пьём по потребности.

– Согласен!

Уважаемые читатели романа «Пробуждение троянского мустанга»! Вы можете посмотреть первые десять серий первого сезона сериала, снятого автором романа Андреем Углановым.

Для этого нужно: 
1. Включить компьютер.

2. Вбить в поисковом окне YouTube: «Пробуждение троянского мустанга».
Исполнитель главной роли, музыкальный и литературный редактор – главред еженедельника «Аргументы недели». Счастливого просмотра!

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram