Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Иркутск → Общество № 24(819) 22-28 июня 2022 13+

Отношение к добыче криптовалюты смещается в зону народной немилости

, 08:35

Отношение к добыче криптовалюты смещается в зону народной немилости

Менталитет российского общества таков, что оно готово до поры, до времени прикрывать глаза на мелкие прегрешения сограждан. Вот только рано или поздно наступает момент переполнения чаши терпения и включается что называется механизм гражданской ответственности. Тогда мы перестаем пропускать в пробках «обочечников», начинаем отчитывать владельцев собак за оставленные во дворах экскременты, не считаем зазорным нажаловаться в полицию на соседей, излишне агрессивно воспитывающих детей. На бытовой майнинг на садово-дачных шести сотках, а то и на балконе многоквартирного дома тоже еще недавно смотрели сквозь пальцы. Теперь градус общественного настроения быстро меняется, причем не в пользу добытчиков криптовалют.

Иркутская область носит неофициальный статус российской столицы майнинга. И не случайно. Самая дешевая в стране электрическая энергия и близость к Китаю, где несколько лет назад майнинг был запрещен, привели к тому, что в Приангарье майнинг-фермы начали открываться во все большем и большем количестве.

Не будем задаваться вопросами рискованности вложений в подобную деятельность (курсы криптовалют непредсказуемо скачут то вверх, то вниз), да и их надежности в принципе (все идеи получения денег «из воздуха» во все времена заканчивались одинаково). Рассмотрим практические последствия глобального процесса.

В Байкальской энергетической компании делятся показательной статистикой: еще пять лет назад порядка 6,2 тыс. домохозяйств в регионе усредненно потребляли по 6 тыс. киловатт-час (КВч) в месяц. Все эти домохозяйства — крупные (больше 100 кв. метров дома, с банями, гаражами, отапливаемые электричеством). В 2020 году таких крупных потребителей стало около 8 тыс., а их месячный уровень потребления возрос до 12–13 тыс. КВч. Причина наглядной разницы вовсе не в том, что в регионе вдруг резко выросло число обеспеченных людей, построивших большие дома, а в гражданах, решивших получить дополнительный заработок с помощью майнинга в своих домах и квартирах. По итогам 2021 года из-за незаконного майнинга прирост потребления мощности в региональных сетях составил 1,083 млрд КВч.

Ну и что, могут возразить скептики, отстаньте от людей, они и так крутятся как могут, пытаются немного заработать, а большинство еще и честно оплачивает потребленную энергию. Примем замечание, но все же отметим — разделение майнинга на белый и серый возникло также не случайно.

Первым занимаются крупные компании и серьезно подходящие к теме физические лица. К их услугам — специальные ангары (расположены в том числе в Приангарье), оборудованные системами охлаждения и пожаротушения, подключенные по отдельным линиям к электроэнергии. Солидно, надежно, прибыльно (при определенных вложениях, разумеется).

На так называемой серой стороне — самые обычные люди с майнинговыми фермами, обустроенными едва ли не на коленке в неприспособленных помещениях — балконах, гаражах, чердаках, подвалах. Приятный для них бонус, в виде легкого заработка, оборачивается сразу несколькими проблемами, бьющими не только по майнерам, но и их соседям. Во-первых, кражи. Представители криминального мира уже давно практикуют новый для себя способ быстро и просто поживиться — достаточно украсть несколько майнинг-машин для последующей перепродажи. А что, товар ведь востребован. Как результат, только в этом году возбуждено порядка 180 уголовных дел по фактам кражи оборудования. Как отмечает начальник отдела по борьбе с преступлениями против собственности управления уголовного розыска ГУ МВД России по Иркутской области Иван Кузьмин, крипто-фермы часто устанавливают в неохраняемых местах.

«Обнаружить оборудование можно по внешним признакам. Это характерный шум, бросающиеся в глаза линии питания и интернет-сетей. По таким приметам злоумышленники и находят места для краж. Между тем фактов хищения со специальных площадок практически нет», — говорит Иван Кузьмин.

Во-вторых, пожары. Майнинговое обрудование стало часто мелькать в сводках о пожарах, которые в ряде случаев заканчиваются трагично. В начале июня в селе Баклаши (Шелеховский район) в частном доме при пожаре погибла четырехлетняя девочка. Пожарные на пепелище нашли майнинг-машины. Похожая трагедия произошла в прошлом году в одном из садоводств Иркутского района, погиб взрослый мужчина. Всего, с начала года специфическое оборудование было найдено на 23 пожарах — в том числе, при возгорании балконов, дачных домов, гаражей. Неприятная цифра. Но есть и еще важный нюанс. По словам начальника пресс-службы регионального управления МЧС России по Иркутской области Андрея Шутова, подпольный майнинг вполне может стать причиной пожара у соседей, то есть является угрозой для людей, абсолютно ни к какому майнингу непричастных. «Одна машинка в постоянном, непрерывном режиме потребляет 1,5 КВч, такое повышенное потребление электроэнергии ведет к перегрузке. Бытовые сети (в многоквартирных домах, в садоводствах), не рассчитанные на такую нагрузку, не выдерживают. Как результат, с 2019 года Иркутская область лидирует по пожарам, связанным с электротехнической причиной. Если в среднем по России это 15–20%, то в нашем регионе в 2021 году — 62%, а за пять месяцев 2022 года — 68%».

Наиболее бдительные граждане, не желающие стать жертвами пожаров или заодно с майнерами попасть под наблюдение воров, все чаще начинают заявлять на предприимчивых соседей.

«Ко мне каждый день на стол попадает по одному-два таких заявления от жителей, управляющих компаний, председателей садоводств», — признается директор ООО «Иркутскэнергосбыт» Андрей Харитонов. По его словам, энергетики в последние два года активно борются с бытовым майнингом, подавая иски в суд и успешно выигрывая их. Дело в том, что по закону производство криптовалют не входит в перечень деятельности, разрешенной в бытовых электросетях. Отслеживаются майнеры дистанционно, по характеру потребления в их сетях — современные приборы учета помогают вычислить, с какого периода времени началось нестандартное потребление энергии, сколько киловатт-часов на него пришлось в общей сложности.

Набравшуюся сумму майнеров заставляют оплачивать вовсе не по бытовым расценкам, а по дорогостоящим тарифам, рассчитанным на юрлиц. В настоящее время специалисты Иркутскэнергосбыта работают по 430 исковым заявлениям на сумму более 200 млн рублей. Положительное решение суда о взыскании с майнеров средств по общему, а не по льготному тарифу уже есть по 130 делам (на сумму около 100 млн рублей). Остальные дела еще на стадии рассмотрения.

Попутно энергетики ломают голову, пытаясь придумать общее и эффективное для всех решение: как серых майнеров сделать белыми, стимулировать их к переходу на безопасные, рассчитанные на высокую нагрузку (и, понятное дело, другие тарифы) электросети. Будет ли это так называемая легализация майнеров, с постановкой на налоговый учет каждого из них, будет ли это потребление по неким квотам (которых с лихвой хватит для бытовых нужд, но окажется недостаточным для майнинга), — пока неизвестно. Впрочем, помощь им уже сейчас добровольно оказывают обычные люди, выявляя соседей, думающих только о себе, наплевав на комфорт и безопасность окружающих их людей. Скорее всего, в ближайший год ситуация в относительно тихом «омуте» бытового майнинга начнет стремительно меняться.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram