Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Иркутск → Общество № 22(817)8-14 июня 2022 13+

Как следователь стал главным поисковиком Бурятии

, 09:01

Как следователь стал главным поисковиком Бурятии
Фото Зорикто Дагбаева

Вероника Ерофеева — координатор добровольческого поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт» в Республике Бурятия, она же директор АНО «Центр поиска пропавших людей Республики Бурятия», и она же — спасатель поисково-спасательного отряда БРПСС. По факту, она сегодня — самый главный поисковик в Бурятии. Однако если бы лет десять назад ей сказали об этом, Вероника бы сильно удивилась. Тогда она работа следователем и ловила преступников.

В 2010 году в Подмосковье пропала четырехлетняя девочка Лиза. Вышла из дома на окраине городка на прогулку в лес с тетей и собакой — и исчезла. На тот момент поисково-спасательного добровольческого движения как такового в России еще не существовало, родители девочки сходили с ума и через интернет попросили всех, кто может, приехать и помочь с поисками. Приехали около 500 человек — из Москвы, области, близлежащих регионов. Ребенка искали пять дней и нашли — к сожалению, погибшей. Позднее выяснилось, что ребенок и ее тетя заблудились в лесу, пытались выжить пять дней — не смогли. Их не успели найти. Это стало трагедией для всех. «И тогда решили, что дети не должны вот так теряться и погибать. Буквально через 2 недели уже был создан сайт, тут же на этой площадке зарегистрировались первые добровольцы. Отряд назвали в честь Лизы — «ЛизаАлерт», где «Алерт» (от англ. alert) — это сигнал тревоги. В международной практике есть «АмберАлерт» — эта организация занимается похищенными детьми. «А мы ищем всех пропавших», — рассказывает Вероника Ерофеева.

До Бурятии движение дошло не сразу — это произошло в 2017 году, через 7 лет после запуска в России, после очередного форума организации. К тому моменту движение уже окрепло, организация создала свой устав и четкую методику работы. На упомянутый знаковый форум попала Вероника Ерофеева. «Я была поражена объемом работ, который делают добровольцы, — признается она. — На тот момент уже было 42 региональных отделения, Бурятия стала 43-м, а сегодня «ЛизаАлерт» работает в 60 регионах. Отряду 11,5 лет, постоянно добавляются новые. Поскольку все работают по одной методике и школа у всех одна, это позволяет новичкам быстро набраться опыта. И вести поиски со знанием дела».

В Бурятии родоначальником движения стала Вероника Ерофеева. Вероника Викторовна по первому образованию — инженер, по второму психолог, а работала в полиции, став следователем-самоучкой, как сама говорит. Для полиции, по крайней мере, тогда это было явлением распространенным — из всего ее отдела юристом был один человек, остальные — педагоги, психологи, выпускники технических вузов. Сама она тоже поступила было на юридический, но быстро поняла, что при ее работе гораздо важнее быть не юристом, а хорошим психологом и уметь находить подход к людям. «Когда щеголяешь перед человеком с несколькими судимостями за плечами своими юридическими познаниями, это может привести к неожиданным последствиям», — говорит она.

Работа в полиции тяжелая и график ненормированный — над бумагами приходилось сидеть до 11–12 вечера, а если дело нужно передавать в суд — и до трех ночи. В какой-то момент, говорит она, семья попросила выбрать более размеренное поле деятельности. И она выбрала — ушла в спасатели. Стала ведущим специалистом Бурятской республиканской поисково-спасательной службы, и это занятие, действительно, было более спокойным. Но через какое-то время деятельная натура заскучала. «Было впечатление, что я чего-то не доделываю, — рассказывает Вероника Ерофеева. — И сама по себе моя натура в итоге нашла выход, занявшись поиском людей. Сейчас я понимаю, что, если бы не занялась этим вопросом, очень бы жалела. Я не устаю сейчас удивляться ребятам «ЛизаАлерт» в Бурятии, меня гордость распирает, что я причастна к этому, что у меня хватило сил в свое время организовать это движение в Бурятии. Это было сложно физически, психологически, у меня же была основная работа, а отряд отнимал и время, и силы. Мне пришлось самой учиться работать с компасом, навигатором, картами, привлекать волонтеров, принимать заявки на поиск — а они пошли очень быстро. Со временем втянулась, конечно. В таком режиме мы работаем уже 4,5 года».

Сейчас она работает спасателем, в ее обязанности входит взаимодействие с Республиканским агентством ГО и ЧС, вся работа по добровольчеству. А свободное время уходит на отряд и поиск пропавших людей. Большинство пропавших — это дети. Теряются дети по разным причинам, например, малыши могут уйти со двора, засмотревшись на бабочку или птичку, а потом просто не понимают, где находятся. Что касается детей в возрасте до пяти лет, говорит Вероника, здесь совет родителям только один: не отпускайте от себя, держите в поле зрения постоянно. Исходите из того, что если ребенок вне зоны видимости, никто не знает, что может случиться. В целом по стране 80% трагедий с детьми связаны с водой, и это не обязательно бурлящие потоки. В центральной полосе России не так давно был случай, когда малыш, оставленный без присмотра, захлебнулся водой в канаве — в огороде у бабушки с дедушкой.

А уж если у дома есть водоем побольше, нужно постоянно быть начеку. К воде тянет не только малышей, но и детей постарше, поэтому нужно не только научить ребенка плавать, но и постоянно повторять, какую опасность может таить в себе вода и тонкий весенний лед. Если говорить о подростках, вступает в дело психологический фактор — этих уйти из дома могут заставить гормоны и одно неосторожно сказанное слово. Так что здесь совет — постараться сохранять с ребенком доверительные отношения, ведь часто трагедии в этом возрасте связаны с конфликтом отцов и детей.

Как часто теряются дети? Постоянно, говорит Вероника Ерофеева. В этом году в Бурятии уже 82 заявления на поиск ребенка. Конечно, не все исчезновения заканчиваются трагедиями — бывает, ребенок пропал, но сориентировался в пространстве, добрался до места, а не может сказать об этом родителям, потому что батарейка в телефоне села. Родителям сложно не волноваться, и здесь им совет один: если ребенок должен был добраться из пункта А в пункт Б, но вы не знаете, где он находится и не знаете, что делать — звоните в 112.

Один из последних громких случаев, когда «ЛизаАлерт» пришла на помощь, связан с поисками пропавшего младшеклассника в Тункинском районе. Он ушел из дома в лес со щенками и исчез. О его пропаже сообщил в полицию директор школы, куда ребенок не пришел на уроки — дома парня не хватились. «Обращение к нам начинается со звонка на «горячую линию» 8-800-700-5452, она бесплатна для всех операторов. Эта заявка поступила 1 мая, мгновенно был начат сбор добровольцев, — рассказывает Вероника. — Первыми на место выехали ребята из Иркутской области — просто потому, что географически им было ближе. На второй день на место прибыл отряд из Улан-Удэ. Пока мы были в пути, иркутяне на месте начали работу с координации, обеспечили связь. Первые добровольцы, которые вышли на поиски — были именно иркутяне. Наши прибыли в ночь с 1 на 2 мая и потом прибывали позднее. Всего из Улан-Удэ приехали 13 человек — это старшие поисковых групп, самые опытные, которые ставят задачи собранным на местах группам. Также приехали добровольцы из Москвы, из Тамбовской области, Кемеровской, из Кабардино-Балкарии. Это те люди из «ЛизаАлерт», которые смогли позволить в этот временной промежуток быстро приехать».

Задач по поиску ребенка было много — поиски шли и в лесу и в поселке. Методика отряда позволяет отслеживать сделанную работу по навигатору, но уже начатые до прибытия поисковиков обходы нигде не были отражены, так что пришлось заново осматривать поселок, заброшенные здания в нем и поблизости в лесу, идти дальше. Всю местность разбивают на квадраты, каждая группа отрабатывает свою часть. Всего за время этих поисков люди прошли более 2700 километров, работали беспилотники, кинологи, конная группа. Лес буквально прочесали — и мальчика нашли. Как и Лизу, погибшим. Как и Лиза — он не выдержал холода и голода. «Его нашла группа, в составе которой были местные жители и которой руководил наш представитель, — говорит Вероника, — но вообще, когда идет поиск и какая-то из групп находит пропавшего, это всегда результат для всех. Это либо общая радость, либо общая боль».

И это лишь один из многих поисков, которые ведет отряд в Бурятии. Параллельно с поисками ребенка в Тунке шли поиски человека в Бичурском районе, за 700 километров. Откуда берут на все это деньги? Сам отряд их не собирает — у него нет такой функции, перед ним другие задачи. Движение изначально носит добровольческий характер, так что все недальние выезды, скажем, в пределах Улан-Удэ или в близлежащие районы, волонтеры обеспечивают себе сами — сами заправляют свои машины, берут свою еду. А вот дальние районы, оборудование — те же навигаторы и рации с компасами — обходятся уже гораздо дороже, здесь выходят из положения за счет спонсоров и грантов. Спонсоры — а их тоже немало — помогают деньгами на проведение учений, на бензин и продукты. Если требуются авиаперелеты, на помощь приходит Ассоциация волонтерских центров. Оборудование собирают с миру по нитке — вот недавно бурятскому отделению от иркутского передали в дар генератор. И еще часто помогают уже в месте проведения поисков. Например, в Тункинском районе, во время недавних поисков пропавшего мальчика, сильно помогла местная администрация и бизнес: обращались и спрашивали, чем помочь, покупали пайки.

Заявок у отряда вообще довольно много. Если в 2018 году, в первый полноценный год после запуска подразделения, в «ЛизуАлерт в Бурятии» поступило 86 заявок, на следующий год уже 112, а в 2021 году — 553. И даже с начала этого года пришло 266 заявок. Есть еще обратный поиск — это когда ищут родных человека, который найден, но в силу разных причин ничего не может сообщить о себе. «ЛизаАлерт» нашла родных для пяти человек. И бывают ложные заявки — всего их было пять, причем в одном случае человек подал в розыск сам себя.

Но взрослые это взрослые. А что до детей — здесь работать надо не только с родителями, но и с самими детьми, и у «ЛизаАлерт» целая своя школа, рассчитанная на ребят в возрасте от 5 до 10 лет. Это тот возраст, когда дети начинают передвигаться самостоятельно в школу, на кружки и секции, и их необходимо научить мерам безопасности: что сделать, если потерялись, куда можно обратиться на улице, а к кому лучше не подходить. Например, многие дети уже знают, что за помощью лучше обращаться в магазины, банки, аптеки, к полиции, что нельзя садиться в машину к незнакомым людям. Такие вещи им нужно повторять постоянно. Потому что беда может оказаться гораздо ближе, чем кажется. А ее всегда легче предотвратить, чем потом кусать локти.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram