Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → Общество № 17 (812) 5 -10 мая 2022 13+

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

, 19:16 , Главный редактор АН

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

«Аргументы не­дели» публикуют очередной отрывок из авантюрного романа Андрея ­УГЛАНОВА «Пробуждение троянского мус­танга». Предыдущий отрывок можно прочитать в «АН» №16. Если хотите узнать, как развивались события дальше, – приобретайте книгу и смотрите сериал на YouTube-канале #­ЗАУГЛОМ. А пока напомним, что в предыдущих главах спецслужбы двух стран – КГБ СССР и ЦРУ США в начале 70-­х годов прошлого века начинают тайную операцию по перестройке своих политических систем. Юрий Андропов выбирает своим орудием Михаила Горбачёва. В США – это молодой перспективный политик Трамп. В КГБ придумали, как сделать их родственниками через сироту Андрея Разина, чей дед и дед американца были родными братьями – немцами, один из которых погиб в 1943 году в Крыму, а другой – эмигрировал в Америку. Но сирота и миллиардер об этом ничего не знают. Чтобы родство Трампа и Горбачёва состоялось, сменщик Андропова в КГБ Виктор Чебриков принимает идею участника операции – Олега Калугина поженить Андрея и дочь Горбачёва Ирину. Калугин находит в архивах спецслужбы ГДР Штази документальное подтверждение того, что Андрей Разин – внук погибшего в Крыму гитлеровского офицера Трумпа, родственника американца Трампа.

В предлагаемом отрывке действие переносится в конец 1980-х годов. Напоминаем, что все события, имена и названия полностью вымышлены. Действие романа «Пробуждение троянского мустанга» происходит в других галактиках или в параллельной реальности.

В следственном изоляторе КГБ СССР в Лефортове задержанного Абрамовича целый месяц держали в одиночке. Не вызывали на допросы, не давали ни газет, ни книг. Только кормили и выводили раз в день на прогулку. Выгуливали тоже в одиночестве. Когда Романа привели на допрос, следователь в чёрном костюме и белой сорочке без всяких процессуальных заморочек заявил ему, что прошедший месяц несколько сотрудников считали деньги, изъятые при его задержании. Сумма тянет на тысячу триста расстрелов, не считая «бабочку» – 88-ю УК о валютных операциях. Это ещё столько же. Но самое печальное, что он услышал, – суда не будет. Деньги возвращены хозяевам, и они не собираются светить их ни на следствии, ни в суде. Его кончат «при попытке к бегству».

Роман зажмурился и начал раскачиваться на стуле, словно хасид, пытаясь вспомнить хоть одну молитву. Следователь молчал, давая ему осознать всю бесконечность падения, на которое он обрёк себя сам. Верить в скорую смерть ужасно не хотелось. Он открыл глаза, посмотрел с собачьей преданностью на молодого мужика следователя.

– Это окончательно или можно на урановые рудники? Вам не всё равно, как мне сдохнуть?

– Вы, Роман Аркадьевич, создали удивительно работоспособную схему по отъёму денег у населения. До вас таких не было.

– Не я один, тут Андрюха Разин банковал.

– Я знаю. Но вы про него забудьте. У него тесть президент нашей страны. А вы – проекция пустоты на плоскость. Про вас не знает вообще никто. Но есть вариант, когда про вас по-прежнему никто не будет знать и живым останетесь. Лет через пятьдесят станете уважаемым человеком.

– Где? На рудниках?

– На Чукотке. Дальше некуда.

– Я согласен на всё. Что надо делать?

– Сейчас формируется очередной отряд горнопроходчиков. Это технические специалисты, в основном из строительных войск Вооружённых сил. Поедете с ними. Первое время будете чернорабочим. Если выживете и вас заметят, сделаете карьеру, вплоть до полной реабилитации. Мозги у вас уникальные. Это то, что надо.

– Что делать-то? – Роман почуял, что свинцовый молот только что просвистел мимо его виска.

– А вот это уже не моё дело. Знаю только, что строительные работы на Чукотке ведутся почти двадцать лет. Чего строят и для чего, никто не знает. Рассказываю, потому что в ближайшие двадцать лет рассказать об этом вам будет некому. Отсюда в автозак, из него в самолёт. Посадка в Анадыре и переезд куда-то в сторону Ледовитого океана. Я точно не знаю. Если согласны – подпишите вот это.

Следователь, который так и не представился, протянул Роману лист бумаги с коротким текстом. В нём было несколько фраз, суть которых сводилась к тому, что Абрамович Роман Аркадьевич добровольно выражает желание стать осведомителем КГБ СССР, получать за это вознаграждение и выполнять любую порученную ему работу среди интересующего «контору» контингента.

– Перепишите собственноручно и поставьте дату 12 декабря 1984 года.

Роман замер. В то время он проходил службу в армии, только что принял присягу и получил право носить оружие. Подписав документ, он навсегда оказался бы на самом мерзопакостном крючке, который могли придумать только в советских «органах». Он станет «стукачом-инициативником» и конченой гнидой для всех, с кем служил в армии и работал все эти годы на гражданке.

– Давайте другую дату. Это хуже расстрела.

– Пишите, что есть, – холодно ответил следователь, положил перед ним лист бумаги и перьевую ручку. В довесок достал из ящика стола школьную чернильницу-непроливашку.

С такого крючка не соскочить – скрыться негде. Такие «рукописи» не горят. Но выбора не оставалось.

Как обещал следователь, из кабинета для допросов его доставили в аэропорт, пересадили в Ан-12 с красной звездой на хвосте, в который загрузилась группа молчаливых мужиков. После двух промежуточных посадок грузовик приземлился в Анадыре. Люди пересели в старый Ил-14 и через сорок минут приземлились в посёлке Эгвекинот, самом глухом углу залива Креста. Но это ещё не было концом путешествия в «жопу мира». Группа погрузилась на баржу, заполненную под завязку контейнерами, катушками с толстыми электрокабелями, бухтами железных тросов и бочками с соляркой. Баржу подцепил буксир, и ещё через пять часов она пришвартовалась к бетонному пирсу на берегу бухты Этелькуюм, небольшого фьорда залива Креста огромного, загадочного и холодного Берингова моря.

Роман скоро понял, что здесь происходит. Бесчисленное количество горнопроходческой техники сверлило тоннели в сопках, расширяло их, пока они не сливались и не образовывали в каменной горе просторные залы. Следом приходили бригады электриков, опутывавших залы кабелями, другие бригады устанавливали вентиляционное и осветительное оборудование. Затем пустоты оборудовались рельсовыми путями, и небольшие тягачи развозили по залам платформы с бочками солярки, рельсами и контейнерами с медикаментами. Из обрывков разговоров между рабочими Роман узнал, что таких сопок с огромными залами внутри них насчитывается десятки, если не сотни. В одних складировались огромные грузовые вертолёты Ми-26, в других – «уазики», известные как «буханки»; были даже паровозы, которые содержались особенно тщательно. Поначалу его удивляло, что на всех стройплощадках и в готовых залах всегда тепло. При этом не дымили трубы кочегарок и не пыхтели дизеля. Объяснение оказалось простым. Неподалёку от пирса к берегу бухты была пришвартована списанная когда-то атомная подводная лодка, и её реактор вырабатывал электричество в нужных количествах. Возможно, такая «электростанция» была не одна.

Роман быстро усвоил, что от него требуется. Тем более что полученное после армии образование позволило быстро стать одним из руководителей этой загадочной стройки. Он был уверен, что здесь роют сопки и оборудуют в них склады для государственного резерва. В части сопок хранилось зерно, в других тушёнка, сахар, соль и спички. Много резиновых сапог. Когда через десять лет он стал одним из главных руководителей, то узнал, что хранится во всех подземных складах. Удивляло, что маркировка и надписи на всём, вплоть до паровозов, сделаны на английском языке.

О его уголовном прошлом не напоминал никто. Мало того, через пятнадцать лет после прибытия в Эгвекинот ему вдруг вернули его старый советский паспорт и новый российский, в котором был указан адрес места жительства в Анадыре. Скоро он стал депутатом Чукотской думы, часто заседал в Анадыре, но постоянно тянуло в Эгвекинот, в секретные сопки. Но его ждала совсем другая работа. Точно так же, в режиме секретности, он возглавил стройку по прокладке оптико-волоконного кабеля от границы с Китаем через Хабаровский край, Якутию и Чукотку до Берингова пролива. Оставалось бросить пятьдесят километров кабеля до Аляски, и мировая коммуникационная цепь замкнётся.

Уже в Анадыре он познакомился с чукотской полиглоткой Окко-н. Она знала языки многих северных народов, но главное – индейских племён Аляски – эскимосов, атабасков, коюконов и тлинкитов. Окко-н часто ездила к ним по обмену, американские индейцы не вылезали с Чукотки. Всё им было здесь интересно. Неожиданно Москва открыла огромное финансирование по программе обмена. Почти десять лет дети чукчей и индейцев Аляски обучались в школах по разные стороны Берингова пролива.

Уважаемые читатели романа «Пробуждение троянского мустанга»! Вы можете посмотреть первые десять серий первого сезона сериала, снятого автором романа Андреем Углановым.

Для этого нужно: 
1. Включить компьютер.

2. Вбить в поисковом окне YouTube: «Пробуждение троянского мустанга».
Исполнитель главной роли, музыкальный и литературный редактор – главред еженедельника «Аргументы недели». Счастливого просмотра!

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Реклама

20 идей

Общество