Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Общество № 3(798) 26 января – 1 февраля 2022 г. 13+

Статистика по преступности среди мигрантов чаще всего не соответствует действительности

, 19:59

Статистика по преступности среди мигрантов чаще всего не соответствует действительности
Фото А. Демьянчук / ТАСС

Государство ведёт себя по отношению к приезжим рабочим как настоящий двуглавый орёл: то говорит об их необходимости для экономики, то создаёт правила, способные перенаправить мигрантские потоки в другие страны. Одной рукой создаются условия, помогающие мигрантам лучше адаптироваться к жизни в России, а другой нагнетается истерия: мол, все приезжие – преступники, занимающие рабочие места россиян. И то и другое далеко от истины.

Скамейка запасных.

Осенью 2021 г. неожиданно громкую полемику вызвало появление на станциях столичной подземки «Прокшино» и «Лесопарковая» надписей на языке фарси, понятном приезжим из Узбекистана и Таджикистана. Эти две станции – ближайшие к многофункциональному миграционному центру в Сахарово. Раньше приезжие работяги, многие из которых впервые в жизни видели метро, создавали чудовищные очереди в кассы. Руководство метро придумало таблички, как в аэропорту Шереметьево, где вся навигация переведена на китайский язык. Но в аэропорту никого из пассажиров эта мера не оскорбила, а в метро сразу заговорили, будто столицу отдали на откуп инородцам, которых тут уже больше, чем русских.

Но, по итогам переписи населения 2010 г., 86% жителей Москвы были русскими, а в 2002 г. – 84%. И вряд ли результаты переписи 2021 г. принесут сенсацию. Ведь, по данным МВД, сегодня в России находятся 5, 5 млн граждан из стран СНГ, а до пандемии их было 8, 2 миллиона. Количество нелегалов сегодня оценивается в 800 тыс. человек, а 10 лет назад счёт шёл на миллионы.

Не похоже, чтобы мигранты делали картину по преступности. Согласно данным Генпрокуратуры, выходит, что из тысячи мигрантов преступления совершают 2–3 человека, а из тысячи россиян – 6. Правда, в Москве мигранты совершают чуть больше преступлений на душу, чем россияне. Но обычно это криминал, не связанный с угрозой жизни и здоровью: подделка документов, незаконное пересечение границы, мелкие кражи. Было время, в нулевые годы на приезжих приходилось от трети до половины изнасилований. Но сегодня 94% «половых» преступлений совершают россияне, и лишь 5% – мигранты из СНГ.

Тем не менее, по данным свежего опроса ВЦИОМ, 57% опрошенных считают, что есть прямая связь между увеличением миграции в стране и ростом преступности. Большинство (41%) говорят о негативном влиянии мигрантов на экономику страны, а 28% россиян видят в нём по большей части плюсы. 44% участников опроса полагают, что мигранты занимают рабочие места местных.

Что глубинный народ приезжих с Кавказа и из Средней Азии не слишком любит – не секрет. А кому вообще понравится обнаружить в своём городе толпы людей других этнической группы, религии и представлений о прекрасном, которые деловито устраиваются в знакомых с детства дворах, подтягивают семьи? К этому можно привыкнуть, но это нельзя полюбить. Поэтому глубинный народ всегда будет бурчать, что всех приезжих нужно выгнать, что Россия только для коренных.

Но если представлять себе такой поворот, то уж во всей красе, со всеми экономическими последствиями. Взять, например, жилищное строительство, где в стоимости квадратного метра цена работы составляет лишь 20%. Во многом потому, что низкоквалифицированный нелегал стоит в 4 раза дешевле опытного рабочего с российским паспортом. Посчитать, насколько вырастет стоимость жилья, если не будет мигрантов, вряд ли кто-то рискнёт. Ведь три четверти новостроек возводят выходцы из союзных республик (у многих есть гражданство РФ), заменить их русскими физически невозможно, сколько ни плати. Часть проектов непременно встанут. Вырастет и стоимость стройматериалов от кирпича до стеклопакетов – их ведь тоже не японцы делают. Известны очень примерные расчёты, при которых двушка у МКАД, если не будет мигрантов, подорожает на 42 тыс. долларов. Что будет с программами ипотеки, выдающими её банками и бюджетами молодых семей?

На этом фоне рост цен на маршрутки и такси уже не столь разрушителен. Но всё-таки прикинем: в Москве около 50 тыс. таксистов, две трети из них – нерусские. На следующий день их не заменишь: и подождать придётся, и доплатить. Кто сидит на кассах в магазинах и крутится на погрузчиках в супермаркетах, россияне сами видят ежедневно. Эти люди получают 40–50 тыс. рублей в месяц. Кто их заменит? Русские девочки с айфонами и длинными ногтями? Они же возьмут на себя потуги 45 тыс. столичных дворников? Как скоро в мусоропроводах многоэтажек начнёт регулярно гореть мусор, словно в 1990-х?

Конечно, в российской провинции тоже остались кое-какие резервы. Но 10 лет оптимизации сельских школ и больниц их существенно подвыбили: активная молодёжь уезжает сразу после окончания школы, растить детей в провинции всё более проблематично. А те, кто остались, часто не готовы вкалывать по 12 часов в день за еду: им надёжнее дома с огородом.

Имя им – миллион.

Другое дело, что даже у прогосударственных СМИ мигрант предстаёт отпетым мошенником. Хотя школьнику понятно, что главный фактор при совершении преступления – нужда, отсутствие работы. А мигранты приезжают как раз работать, многие – по приглашению конкретных компаний.

Тем не менее с экранов телеканалов долго не сходили репортажи о массовых драках между восточными землячествами, о нападении гастарбайтеров на мужчину с ребёнком в Новых Ватутинках, об изнасиловании и убийстве 67-летней пенсионерки в Бужаниново в сентябре 2021 года. Когда под подозрение попали двое таджиков, власти по настоянию возмущённых местных выселили более сотни мигрантов из общежития завода по производству пластиковых окон. Хотя подозреваемые здесь не жили и не работали.

Людям свойственно переносить проблемы и беды на чужих, а журналисты, увы, любят на этом играть. Поэтому с экрана можно услышать взятую с потолка статистику: и про преступность мигрантов, и про их аморальность. Якобы они получают гражданство вперёд наших братьев-славян из Донбасса. Хотя из 2, 5 млн российских паспортов, выданных за последние годы, 1, 3 млн – бывшим гражданам Украины.

Под соусом усиления контроля за опасными мигрантами вводятся усиленные меры безопасности. Но если дактилоскопия при въезде выглядит адекватно (выдворенные из страны нарушители часто возвращались с паспортом на другое имя), то последние инициативы выглядят драконовскими. Например, с 29 декабря все работающие на территории РФ иностранцы и члены их семей старше 6 лет должны раз в три месяца делать рентген, сдавать кровь и мочу, проверяясь на проказу, туберкулёз, сифилис и ВИЧ. В этот список могут и ковид добавить: заболел – вон из России. Напряглись прежде всего крупные компании, у которых работают специалисты из Германии, Японии, Финляндии, и компании с иностранным капиталом. Россия и так в 2021 г. вошла в десятку худших стран для экспатов (56-е место из 59 в рейтинге InterNations), которых стало в разы меньше по сравнению с нулевыми годами. А развивать инновационную экономику без передовых технологий и специалистов будет проблематично.

Госдума приняла поправки в закон, усиливающие ответственность за организацию нелегальной миграции: сроки до 7 лет, даже за пособничество штраф до 500 тыс. рублей. Губернаторов наделили правом утверждать перечень профессий, с указанием которых оформляется патент. Если в регионе не хватает электриков, комбайнёров и дворников, профессии включат в список, и получить патент можно будет только по ним. В декабре 2021 г. власти Тюменской области, например, запретили мигрантам работать в такси.

Дума хочет обязать мигрантов направлять в органы по миграции копию трудового или гражданско-правового договора на выполнение работ по найму у физических лиц. А заодно и сами работодатели должны будут уведомлять МВД о заключении или расторжении трудового договора с мигрантами только в электронном виде и в течение одного дня. Нанял человека побелить потолок или убрать квартиру: заключил с ним договор, уведомил полицию, заполнил налоговую декларацию. А заодно заплатил взносы в социальные фонды, оплатил работнику больничные и отпускные.

Понятно, что никто этого делать не будет, зато у контрольно-ревизионной системы появятся новые возможности ловить, штрафовать и доить практически любого. У медицинских центров, проводящих за 10 минут «медицинские комиссии», в разы вырастут доходы: ещё бы, 5, 5 млн человек будут сдавать все основные анализы раз в три месяца!

Россия, похоже, сама не понимает, как ей повезло с узбеками, таджиками, белорусами и украинцами. Не получи они наши паспорта, население таяло бы втрое быстрее, взлетели бы цены, встали крупнейшие стройки. При этом ни в одном российском городе не появилось крупного этнического гетто. Например, азербайджанцев в Москве очень много в Гольянове, в Петербурге – в Весёлом Посёлке, но нигде они не составляют большинства. Для сравнения: в Марселе есть целиком алжирские районы, есть камерунские, где уличные банды формируются по этническому принципу. Но чаще всего гетто появлялись в результате строительства властями социального жилья для приезжих. Россия же никогда не тратила на поддержку иммигрантов больших денег.

Ещё плюс: к нам едут из государств, для которых ещё недавно русский язык был государственным. В качестве подданных смирные, малограмотные и привычные к поборам мигранты для власти гораздо предпочтительнее российского среднего класса, рассерженного инфляцией и наступлением на свои права. Однако не нужно забывать, что мигрант – птица перелётная, а если в Казахстане, Китае или Саудовской Аравии условия для работы будут значительно лучше российских, то нам придётся менять подходы.

Способность привлекать трудовые ресурсы, а не внедрять роботов определяет пока что уровень конкурентоспособности развитой страны. Но власть не слишком разумно этим счастьем пользуется, полагая, что недорогие рабочие руки были, есть и будут всегда.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram