Аргументы Недели Общество № 47 (791) 1 –7 декабря 2021 г. 13+

Социолог Гурко: взаимозависимость взрослых детей и пожилых родителей возросла

, 19:46 , Обозреватель отдела Общество

Социолог Гурко: взаимозависимость взрослых детей и пожилых родителей возросла

Страна в очередной раз отметила День матери. В связи с этой датой внимание достаётся преимущественно молодым мамам, говорятся правильные вещи о защите материнства и детства. Однако основной этап взаимоотношений между детьми и родителями приходится, как правило, на то время, когда дети уже взрослы, а родители – уже немолоды. Гость «АН» – доктор социологических наук Татьяна ГУРКО, главный научный сотрудник Института социологии ФНИСЦ РАН.

– Снижается ли взаимозависимость между взрослыми детьми и пожилыми родителями?

– В прошлом веке учёные, основываясь на теории модернизации, считали, что родственные отношения между поколениями становятся менее важны, нежели отношения в нуклеарных (супружеских, партнёрских. – Прим. «АН») семьях. Но время внесло свои коррективы: в XXI веке связи между взрослыми детьми и их родителями оцениваются как более интенсивные и значимые, нежели супружеские. Причины следующие. Во-первых, увеличилась продолжительность жизни, а вместе с ней и длительность межпоколенческого взаимодействия. Во-вторых, высок уровень разводов. В-третьих, выросло число работающих женщин. Таким образом, межпоколенческая взаимопомощь компенсирует супружеские проблемы.

Особенно важной взаимная поддержка становится прямо сейчас – в период пандемии, когда многие представители среднего поколения, имеющие на содержании несовершеннолетних детей, потеряли работу. Можно ожидать перераспределения помощи в том виде, как это происходило в 1990-е (тогда многие семьи жили на пенсию пожилых родителей). В то же время в зоне риска сейчас оказались и предпенсионеры: им в силу возраста труднее других найти новую работу.

– Кто кому чаще помогает деньгами – родители детям или наоборот?

– Демограф А. Миронова проанализировала данные, полученные в течение долгого периода – с 1996 по 2010 год – в ходе «Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения» (РМЭЗ). «Доля «доноров», заявляющих о том, что они оказывали материальные трансферты тому или иному лицу, всегда выше, чем доля реципиентов, подтверждающих, что они действительно получали материальную поддержку. Это может объясняться тем, что люди чаще запоминают те случаи, когда они являются «донорами» трансфертов, чем те случаи, когда помощь оказывается им», – отметила демограф. Согласно РМЭЗ, в 2010 году в трансфертные отношения были вовлечены 24% домохозяйств. 7% домохозяйств взрослых детей дали ответ, что оказывают денежную помощь родителям, и только 5, 5% домохозяйств пожилых родителей дали ответ, что получают её. Сведения о помощи, наоборот, старшего поколения взрослым детям в этом смысле аналогичны: 16% и 12% домохозяйств соответственно.

– Найдутся ли у вас более свежие цифры?

– Пожалуйста. Есть данные Комплексного наблюдения условий жизни населения (КОУЖ), проводимого Федеральной службой государственной статистики, за 2011, 2014, 2016 и 2018 годы. В 2011-м выборка составила около 10 тысяч домохозяйств, в последующие годы – около 60 тысяч домохозяйств. Речь у нас пойдёт о городских жителях.

С 2011 по 2018 год количество взрослых детей, оказывающих материальную помощь родителям, увеличилось, хотя и не очень значительно. Доля детей, помогающих родителям деньгами, выросла с 14 до 20% в случае отцов и с 23 до 31% в случае матерей. Доля детей, покупающих родителям необходимое для жизни, аналогично выросла с 12 до 22% и с 18 до 29%. В свою очередь, снизилось число родителей, которые оказывают материальную помощь взрослым детям. Уменьшилась доля родителей, помогающих деньгами (матерей – с 43 до 38%, отцов – с 52 до 44%), продуктами (матерей – с 22 до 21%, отцов – с 26 до 20%), покупкой вещей (матерей – с 18 до 14%, отцов – с 18 до 12%), оплатой жилья (матерей – с 4 до 3%, отцов – с 5 до 3%).

Любопытно, что исследования, проведённые в Москве в 1970-х, показали следующее: среди работающих лиц раннего пенсионного возраста материально помогали детям 64%, а получали от них материальную помощь 5%. В постсоветское время существенно уменьшилось количество молодых семей, ожидающих родительской помощи. Это объясняется новыми экономическими условиями, когда доходы и возможности трудоустройства молодёжи стали намного выше родительских.

– Вы рассказали о материальной помощи, а что насчёт ухаживания, помощи по хозяйству и т.д.?

– За тот же период, с 2011 по 2018 год, увеличилось число взрослых детей, которые помогают родителям по хозяйству (в случае матерей – с 42 до 48%, в случае отцов – с 38 до 41%) и ухаживают за родителями во время болезни (в случае матерей – с 43 до 53%, в случае отцов – с 34 до 44%). Надо сказать, позднее рождение детей осложняет проблему ухода за пожилыми. Судя по всему, она будет обостряться в России так же, как и в развитых странах, где всё более распространён уход с привлечением неродных людей, в частности мигрантов и коммерческих учреждений.

В свою очередь, почти не изменилось количество родителей, оказывающих аналогичную (не материальную) помощь взрослым детям. Последние данные таковы: помогают по хозяйству – 13% матерей и 11% отцов, ухаживают за взрослыми детьми во время болезни – 16% матерей и 10% отцов, помогают детям в воспитании внуков – 61% матерей и 49% отцов. Предполагалось, что доля прародителей, ухаживающих за внуками, будет сокращаться. В пользу этого говорило множество факторов: и повышение пенсионного возраста, и рост числа работающих лиц старшего поколения, и увеличение родительского отпуска по уходу за маленькими детьми, и появление материнского капитала, и возросшая доступность услуг профессиональных нянь… Однако, как видим, последние данные указывают на стабильно высокое количество бабушек и дедушек, занимающихся внуками.

Если же вернуться к разговору о материальной помощи, важно отметить следующее. В 2013 году было проведено исследование в одном из регионов РФ, а именно в Республике Коми. Привожу сделанные выводы. «Внутрисемейные материальные потоки между поколениями в нашем обществе весьма интенсивны, причём как нисходящие (от родителей к детям), так и восходящие (от детей к родителям). Примерно до 35 лет существенно преобладают нисходящие межпоколенческие потоки материальных благ. В возрасте от 35 до 45 лет объёмы нисходящих и восходящих материальных потоков приблизительно равны. И лишь после 45 лет начинают преобладать восходящие потоки благ от взрослых детей к родителям», – отмечает автор исследования Н. Римашевская.

– Насколько охотно оказывают материальную помощь родители взрослым детям? Как это влияет на психологическое благополучие пожилых?

– Влияет двояко. С одной стороны, это позволяет им быть социально включёнными, что позитивно сказывается на их психологическом самочувствии. С другой – те родители, которые финансово помогают взрослому ребёнку в условиях его неудач (например, он потерял работу, развёлся, вынужден проживать с родителями), часто психологически неблагополучны. Как известно, родительское счастье зависит от достижения детьми взрослых статусов: завершения образования, начала самостоятельной работы, вступления в брак, обзаведения детьми.

– Не знаю, существуют ли семьи, которые обходятся без ссор. Если и существуют, то, уверен, их мало. Каковы основные причины для конфликтов?

– Это любопытный момент. Зарубежными исследователями установлены поколенческие различия в восприятии ссор: родители чаще отмечают конфликты по поводу привычек и жизненных стилей (38%), а взрослые дети – родительскую манеру общения (34%). Реже и родители (4%), и дети (1%) отмечают разногласия по поводу ведения домашнего хозяйства. А о разногласиях по вопросам финансовых трат и получения образования родители сообщают в разы чаще, чем их взрослые дети. И это не всё. Ещё одно различие в восприятии заключается в следующем: по мнению молодого поколения, эмоциональная сплочённость между родителями и взрослыми детьми в течение десятилетий снижалась, а по мнению старшего поколения – не менялась.

В России разногласия «отцов и детей» часто основаны на различии ценностей советского поколения родителей и постсоветского поколения взрослых детей: 25% юношей-студентов и 35% девушек отметили несовпадение их взглядов с матерями, а также 34% юношей и 16% девушек – с отцами. То есть различие жизненных позиций чаще установлено в парах «сыновья-отцы» и «дочери-матери». При этом 39% юношей и 44% девушек безоговорочно любят своих матерей, а 6% – эмоционально отдалены от матери. Безоговорочно любят своих отцов 24% юношей и 25% девушек, а 12% юношей и 21% девушек эмоционально от них дистанцированы.

– Считается, что родители, как правило, любят детей сильнее, чем дети любят родителей. Подтвердите?

– Отвечу так. Согласно американским исследованиям, позитивные эмоции чаще выражают родители, нежели их дети, а также бабушки и дедушки в сравнении с внуками. Старшее поколение больше инвестирует в отношения, чем молодое, что и влияет на оценку этих отношений.

– Подытожим.

– Закончить хочется тем же, с чего мы начали: из-за пандемии страна оказалась в непростой ситуации. Считаю, государство могло бы на время отложить пенсионную реформу, чтобы пожилые граждане имели хотя бы какой-то доход и оказывали нематериальную помощь взрослым детям и, разумеется, внукам. Тем более – в вынужденных условиях дистанционного школьного обучения.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Британский премьер Джонсон предрёк России «новую Чечню»  в случае ее «вторжения» на Украину

Аргументы НеделиАвторы АН

Наука

Аргументы НеделиИнтервью

В мире

Политика

Общество

Происшествия

Здоровье

В мире

Наука