Аргументы Недели Общество 13+

Пожары на объектах культурного наследия Петербурга связывают с работой инвесткомитета

, 16:35

Пожары на объектах культурного наследия Петербурга связывают с работой инвесткомитета
Фото: РИА «Новости»

Отсутствие полноценных механизмов и инструментов по привлечению инвестиций для реставрации объектов культурного наследия (ОКН) Санкт-Петербурга и инертность комитета по инвестициям Романа Голованова привели к тому, что исторические здания города «простаивают» и разрушаются. Заниматься восстановлением архитектурных памятников, находящихся в плачевном состоянии, потенциальным инвесторам невыгодно, ведь проще и дешевле снести ветхий объект и на его месте построить новый.

Пожары в культурном фонде

В последнее время в Северной столице участились случаи возгорания на объектах культурного наследия после их передачи инвесторам. Это может быть связано с нежеланием подрядчиков проводить восстановительные работы заброшенных зданий, ведь в случае сильных повреждений исторические постройки можно снести, а на их месте просто возвести новые.

Один из последних подобных случаев произошел вечером в понедельник, 12 июля. На территории петербургского завода «Красный треугольник» вспыхнул пожар, который удалось ликвидировать в течение 20 минут. На данный момент известно, что источником возгорания стал промышленный мусор. Примечательно, что в начале июня, в рамках Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ-2021) между Санкт-Петербургом и ООО «Управляющая компания «Бюро имущественных операций» было подписано соглашение о реализации инвестиционного проекта по приспособлению этого памятника промышленной архитектуры под современное использование.

Также неоднократно происходили возгорания в «Доме Басевича». Пожары фиксировались 11 июня, 12 и 13 июля 2020 года, с мая по июнь 2021 года здание горело четыре раза. Активисты убеждены, что все эти инциденты в заброшенном памятнике архитектурного наследия города неслучайны. В начале 2020 года ООО «Проектная культура», которое ранее называлось «Владимир Григорьев и партнеры» и принадлежало нынешнему председателю комитета по градостроительству и архитектуре Владимиру Григорьеву, разработало проект реконструкции здания. Предлагалось снести основную часть дома с сохранением фасада. Григорьев проект одобрил, однако жители города подвергли его решение резкой критике, в связи с чем вопрос до сих пор остается нерешенным. Стоит отметить, что снести «Дом Басевича» не представляется возможным из-за особого охранного статуса, которого здание может лишиться только в случае нанесения ему непоправимого ущерба. Возгорания в культурном фонде – частое явление. Исторические здания полыхают по всему Петербургу, как в центре, так и на периферии. В последнее время пожары часто тушат в объектах культурного наследия в районе Приморского шоссе.

Проблема бюрократии

В Санкт-Петербурге около 9000 объектов культурного наследия, и у города нет возможности постоянно тратить на бюджетные деньги на уход за каждым из них. Из-за отсутствия внимания ОКН приходят в аварийное состояние. Это касается как несущих конструкций, так и коммуникаций. Неисправность проводки и иных систем, а также ветхость построек могут становиться причинами пожаров, особенно в жаркую погоду. Есть проблема и с обеспечением консервации исторических зданий по всем правилам, а из-за свободного доступа к помещениям пожары могут провоцировать маргинальные слои населения. Потому к сохранению культурного фонда активно привлекают инвесторов. Но в свою очередь работа с аварийными историческими зданиями, в которых существует повышенная угроза проникновения посторонних лиц и возникновения пожара, – это большой риск для бизнеса даже с учетом надлежащего исполнения требований по обеспечению сохранности объекта. Однако и недобросовестность предпринимателей, возможно имеющих интерес в уничтожении или критическом повреждении ОКН, тоже не стоит сбрасывать со счетов.

Процесс реконструкции исторических зданий и приспособления их под современное использование предусматривает, в частности, перепланировку помещений, изменение инженерных сетей и ряд бюрократических согласований в профильных комитетах, так как необходимо максимально сохранить исторический облик постройки. Но по действующим нормам реализовать такой проект практически невозможно. К тому же, как правило, не все инвесторы планируют использовать такие объекты по изначальному плану. Однако в случае уничтожения исторического здания пожаром будет достаточно восстановить лишь фасад и сохранить его высотность. Такой вариант для недобросовестных инвесторов удобен, так как пройти процедуры согласования строительных работ в здании, утратившем историческую ценность проще.

В существовании серьезных трудностей при проведении реставрации исторически значимых объектов можно убедиться на примере дома княгини Шаховской на Садовой, 61, в котором в 1836-1837 годах жил поэт Михаил Лермонтов. Уже более десяти лет здание продолжает разрушаться. В 2010 году объект культурного наследия признали аварийным, а в 2016-м здание было закреплено за Мариинским театром на праве оперативного пользования. В доме планировалось организовать музей Лермонтова и жилые помещения для сотрудников театра. С просьбой открыть в этом здании музей к властям неоднократно обращались градозащитники и активисты. Но из-за бесконечной череды согласований за это время был проведен лишь демонтаж изношенных металлоконструкций, а на фасады установлено новое баннерное полотно с полноцветной печатью. В 2018 году были выполнены первые работы по консервации. Как заявлял председатель совета директоров «Агентства развития и исследований в недвижимости» Андрей Тетыш, причиной затянувшегося процесса реставрации здания являются «не самый поворотливый» комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры со своими инструкциями, а также необходимость согласования каждого шага со стороны Мариинского театра.

Отсутствие инвестиций как фактор риска

Проводить реконструкцию, восстановление или реставрацию объектов культурного наследия не только бюрократически сложно, но и очень дорого. Так, на реставрацию Никольских рядов было затрачено 3,3 млрд рублей. И потенциально это не самые дорогие работы. Высокая стоимость вкупе со сложностью процедур согласования является серьезным «мотивирующим фактором» для некоторых недобросовестных инвесторов, чтобы позволять историческим зданиям разрушаться. Дешевле поджечь и снести аварийный и утративший ценность памятник, реализовав любой иной рентабельный строительный проект. В качестве примера можно привести сгоревшую «Невскую мануфактуру»,  на месте которой в скором времени могут появиться офисы и лофты. Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело о нарушении требований обеспечения охраны ОКН в отношении гендиректора Максима Макеева, а Арбитражный суд СПБ и ЛО обязал АО «Невская мануфактура» провести противоаварийные работы в ближайшие полгода, а потом полностью восстановить сгоревшее здание фабрики за четыре года и два месяца. Отметим, несмотря на версию следствия, в среде градозащитников и в СМИ обсуждалась версия о поджоге.

Определенная доля ответственности за это лежит на комитете по инвестициям Петербурга, возглавляемом Романом Головановым. Коминвест, вовлеченный в работу по сохранению культурного фонда, не занимается оценкой добросовестности инвесторов и разработкой критериев их отбора. Существующие конкурсные процедуры несовершенны. О проблемах работы с инвесторами не первый год говорят эксперты.

«Сейчас нет понимания, по каким критериям должны отбираться инвесторы, каковы критерии оценки степени разрушения здания, параметров определения границ земельного участка. Привлекать инвесторов, конечно, нужно, но процедура должна проходить на конкурсной основе, с выгодой и для города, и для инвесторов»,- заявляв изданию ASN депутат ЗакСа Алексей Ковалев.

В городе нет полноценно работающих механизмов вовлечения инвесторов в работу с культурным фондом. Действующая программа «Рубль за метр» признана бизнесом и экспертами непривлекательной. А по мнению депутата Алексея Коваля, она имеет и высокую коррупционную составляющую. Проблема программы не только в неисполнимых сроках, отведенных для согласования проекта и выполнения реставрационных работ, но и в ориентированности на крупный бизнес.

«В нынешней редакции этот закон («Рубль за метр» - ред) требует, чтобы инвестор в период реставрации здания (которая длится 5-7 лет) платил за него полноценную рыночную аренду, плюс за свой счёт осуществлял все реставрационно-восстановительные работы. И только после того, как он всё сделал, когда город работы принял, начинается аренда за рубль. Такие условия могут себе позволить только богатейшие корпорации, которых единицы. Но в целом у бизнеса интереса к этой программе нет»,- заявлял ранее РБК заместитель председателя Санкт-Петербургского отделения ВООПИК Александр Кононов.

При существующей схеме отношений средний бизнес исключен из участия в работе с памятниками, хотя вполне мог бы заниматься их восстановлением. Вовлечь его можно, если разработать реальную систему налоговых льгот, считают эксперты. Однако сегодня Коминвест инертен и не выступает с инициативой разработки финансовых инструментов.

В сухом остатке имеем серьезную проблему. В Коминвесте Голованова не могут придать инвестиционную привлекательность существующим механизмам привлечения бизнеса. Нет инициативы по разработке и внедрению новых финансовых инструментов. В итоге многие исторические здания из-за несовершенства программ простаивают без ремонта и разрушаются, превращаясь в пригодный лишь для сноса неликвид. Хотя при должном внимании многими объектами (теми же небольшими зданиями) мог бы заниматься средний бизнес. Те исторические здания, которые все-таки передаются инвесторам нередко попадают к недобросовестным исполнителям. Таким образом увеличивается риск уничтожения культурного фонда, так как при высокой стоимости и сложности согласования работ бизнесу на определенном этапе сотрудничества с госведомствами становится проще поджечь здания и лишить их ценности с последующим сносом и редевелопментом. При этом коррупционную составляющую передачи объектов недобросовестным инвесторам также не стоит исключать. В нынешней ситуации систему по привлечению бизнеса к работе с историческими зданиями нужно менять, и в частности пересматривать работу комитета по инвестициям Голованова.

Ранее в СМИ уже критиковали работу аппарата Голованова по сохранению исторических памятников архитектуры. Роман Алексеевич обещал привлекать бизнесменов с помощью льготной аренды ОКН. Однако из-за пассивных действий его комитета в рамках программы «Рубль за метр» по предоставлению в аренду объектов культурного наследия инвесторам было передано всего 5 таких памятников. Тем временем, с 2015 по 2020 годы в Петербурге было уничтожено уже 77 исторических объектов по причине их аварийности и непригодности для восстановления.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

АОл

В мире

Замглавы МИД Польши Пшидач надеется, что Байден проявит «твердость» в переговорах с Путиным

Аргументы НеделиАвторы АН

Общество

Аргументы НеделиИнтервью

Общество

Политика

Наука

Культура

Политика

Политика

Шоу-бизнес

Политика

Общество

В мире

Здоровье

Политика

В мире

Общество

Культура

Общество

Общество