Аргументы Недели Общество № 5(749) 10 – 16 февраля 2021 13+

Экоземледелие Анатолия Шугурова: без удобрений, ядов и гербицидов

, 18:37 , Обозреватель отдела Промышленность

Экоземледелие Анатолия Шугурова: без удобрений, ядов и гербицидов
Фото: cоцсети

В ТнВ (товарищество на вере, на доверии) «Пугачёвское» никогда не пользовались и не пользуются банковскими кредитами, а на счета в банке капают проценты. Это результат грамотного управления, когда удалось сохранить хозяйство в 80–90-е, и принятия в 1983 г. на вооружение системы обработки почвы великого русского агронома Ивана ОВСИНСКОГО. В её основе – безотвальная обработка почвы плоскорезами на глубине 5–7 см, к которой Овсинский пришёл ещё в конце ХIХ века. Не пахать, а рыхлить! Грянет засуха – земля в отличие от пашни сохраняет воду, в дождливый год почва лишнюю влагу не пропускает, уходит. И с поля в уборочную страду здесь забирают только зерно, остальное: стебли и корни растений – почвенные микроорганизмы перерабатывают в питательный гумус. «Пугачёвским» 43-й год руководит Анатолий Иванович ШУГУРОВ. Принял разруху, сделал конфетку. Он многократно демонстрировал, растолковывал столичным учёным-почвоведам, агрономам и чиновникам свои методы, на практике подкреплял свои доводы урожаями тогда, когда в соседних хозяйствах с плугами и химией в жесточайшую засуху поля попросту выгорали под беспощадным солнцем. И «Аргументы недели» с удовольствием констатируют его успехи. Вот ещё бы растиражировать опыт на всю страну...

Здесь плуг вне закона

Нужно особо подчеркнуть, Мокшанский район Пензенской области – это не богатейшая жирным чернозёмом Кубань, где что в землю ни положи (или ни воткни) – всё заколосится или вырастет. Но у Анатолия Ивановича на полях давно сформировался свой плодородный слой – идёт уже четвёртый десяток лет, как земли «Пугачёвского» не знают, что такое плуг. Но год-то был ещё тот, карантинообразный. О том и спрашиваю Шугурова.

– Високосный был, год Крысы. А у нас всё нормально, слава богу! С гектара больше 37 центнеров пшеницы получили. Я считаю, это очень хороший показатель. Соответственно, при высокой урожайности и себестоимость низкая. Меньше 4 рублей за килограмм зерна. Как занимались экологически чистой продукцией, так и занимаемся. Как занимались мукой – так и занимаемся. Во весь рост встала другая проблема – не можем обеспечить ей всех желающих. Очень много людей по всей России, во многом благодаря «Аргументам недели», узнали о нашем чистом от химии зерне. И теперь отбоя нет. Откуда только не обращаются, едут, уговаривают – дайте, дайте, ещё дайте! Идут «ходоки» от маленьких мельничных производств и пекарен. Малый бизнес буквально атакует.

– На склад не работаете?

– Какое там, с руками отрывают! Дежурят возле мельниц. По технологии после помола мука должна пару недель отлежаться, а она сразу вся разъезжается. И зерно после уборки урожая тоже должно не меньше месяца дозревать на складах, чтобы набрать полезные качества. А у нас каждый килограмм уходит мгновенно.

Ничего удивительного в том, что цены на зерно и муку «от Шугурова» заметно выше среднерыночных – за экологически чистой продукцией выстраиваются очереди. Есть момент – не получится у земледельца и фермера с бухты-барахты одним движением перейти на экологически чистые технологии производства. Требуются годы, чтобы земля начала отдавать пшенице высокую клейковину, высокое содержание белка. Многие фермеры к Шугурову обращаются, и он, конечно, не жадничает, объясняет: «Вот ты хочешь заросшее бурьяном заброшенное поле, которое десятилетия не видело химии и минеральных удобрений, привести в порядок и засеять пшеницей. Думаешь, что будешь заниматься экологически чистой продукцией? Как бы не так. Да, у тебя получится экологически чистая продукция, но на корм скоту. Фуражное зерно! Если занимаешься экологически чистым животноводством, то тогда проще. А чтобы получить высокую клейковину для хлебопекарной и кондитерской промышленности, нужно, чтобы земля была богатая. Для этого сначала засеять её бобовыми, клевером, люцерной, козлятником, всевозможными донниками. Земля обогатится, и тогда уже можно мечтать о добром урожае зерновых».

Химия в экоземледелии под запретом, никаких удобрений, ядов, гербицидов – ничего. Поднимать урожайность и качество зерна можно только с помощью механической обработки почвы и бобовых культур. Отдача, прибыль – не сегодня и не завтра. Требуются годы. Посеять, например, клевер, он двухлетний. Следующие два года он побудет на поле, клубеньковые бактерии возьмут от него азот, и органическая масса будет способна дать хорошую клейковину. Но при этом всю зелёную массу клевера надо заделать в почву. То есть если в этом году посеять клевер, то рассчитывать на урожай экологически чистой пшеницы с высоким содержанием белка можно только в 2024-м.

В хозяйстве Шугурова каждый год на одной тысяче гектаров обязательно подсеваются бобовые – после них сразу рост урожайности и качества. Надо отметить, экологически чистый овёс такой многолетней подготовки не требует, клейковина там не нужна, с ним проще. Но вот вопрос – а много ли в России крестьян, фермеров и даже крупных хозяйств, имеющих возможность выдержать три года без прибыли? И на заёмные средства организовать рентабельное экохозяйство проблематично – как, не имея стабильного дохода, гасить кредит и проценты по нему? Тут Минсельхозу карты в руки, его епархия.

Закон есть, дела нет

Пензенская область вышла в прошлом году в среднем на 40 центнеров с гектара. Но это в основном «высокие технологии», в первую очередь химия. А из чистейшей пшеницы «Пугачёвского» врачам впору булки детям и беременным прописывать.

Госдума в 2019 г. в последнем чтении утвердила Закон «Об экологически чистом земледелии», с 1 января 2020-го он, по идее, работает. Но никаких подвижек нет, как будто такого закона в природе не существует. Со стороны Минсельхоза никаких мероприятий, ничего, что могло бы заинтересовать земледельцев кормить страну экологически чистой продукцией. Ладно, пусть на экспорт идёт прохимиченные зерно и мука, но своих-то людей, особенно детей, надо же обеспечить здоровым питанием.

Обсудили с Анатолием Ивановичем инициативу министра экономики и развития Максима Решетникова, которую тот озвучил на рабочей встрече с президентом В. Путиным 4 февраля: «У нас нет своего индикатора по зерну. То есть мы крупнейший экспортёр, но нам срочно нужно развивать биржевую торговлю по зерну, чтобы была своя биржа, чтобы был значимый оборот, чтобы был свой индикатор. И мы понимаем эту задачу, и сейчас председатель правительства такие задачи тоже поставил, будем двигаться. Но до этого, прямо с 1 апреля, мы хотим запустить регистрацию контрактов. То есть тоже возьмём одну из бирж, и все экспортёры будут регистрировать контракты.

Почему это важно? Потому что мы, конечно, можем в качестве индикативной цены взять цену, например, таможенной службы. Но это же контракты, которые ранее были заключены, и это по большому счёту будет неадекватная цена, по контракту это будет 230–240, а сейчас заключается на 300. И мы просто не защитим свой рынок. Поэтому нам очень важно вот этот индикатор сделать. И мы его сейчас конструируем».

Многоопытный Шугуров прокомментировал слова министра прямо: «У нас каждый год что-то начинается, потом поговорят и закончат. Поговорят – и закончат... Об экологически чистом земледелии поговорили – сдвигов нет. Зачем биржа? Должен быть Госплан, надо знать, сколько картофеля посадить, сколько свёклы посеять, пшеницы, овса, проса, гречихи. А у нас шарахаются то в одну, то в другую сторону. То дефицит, то перепроизводство. При нынешней урожайности страна обеспечена полностью, но цены иностранцы дают хорошие и всё пытаются вывезти за границу. А плана-то нет, кому и сколько точно потребуется внутри России».

«Пугачёвское» муку и зерно за границу не продаёт. Заманчивые предложения поступают, но Анатолий Шугуров их даже не рассматривает:

– Люди на хлебе из нашей пшеницы, на муке бизнес поставили, а мы отправим всё за границу, и останутся они ни с чем. Нельзя так. У нас больше трёхсот покупателей со всей страны. «ВкусВилл» давит, давай-давай, а у них магазинов сотни, если не тысячи, каждый день звонки.

Семена – от науки к практике или наоборот?

Когда спрашиваю, есть ли проблемы с семенным материалом, Шугуров смеётся. Тем, кто, как на игле, сидит на импортных семенах, его не понять:

– Наука говорит и учит: «Максимум можно сеять третью репродукцию семян. Сначала идёт оригинал, потом суперэлита, элита, первая, вторая и третья. От урожая третьей репродукции семена использовать нельзя». Глупости. Мы у себя давным-давно собрали машину, которая делает механическую селекцию. В ней происходит раздув потоком воздуха зерна, и самое крупное, самое тяжёлое зёрнышко отправляется в семенной фонд хозяйства. Некоторые заводы такую машину теперь даже выпускают. У нас есть семена 25–30-й репродукции, которые нисколько не уступают оригиналу, именно их мы и сеем. Всходы отличные, и урожай хороший. А что учёные-агрономы? Было лет 15 назад представительное межрегиональное совещание, вот они там песню про «третью репродукцию» пели. Я среди них был единственный практик. Дали слово – рассказал про наши семена. Буквально на пальцах объяснил. При ручной селекции они ходят, зёрнышки-колоски собирают, пятое-десятое, проращивают... А мы своей машиной, да за несколько заходов отбираем лучшее, чем они экспериментальным путём. Ни у одного из великих язык не повернулся вопрос задать, онемели! Всё, чему их в прошлом веке учили и они своих студентов и аспирантов учат, рассыпалось в прах. Трагедия! Один доцент заинтересовался, брал семена нашей пшеницы и сравнивал с «оригиналом». Сделал десять вариантов посева. Им студенты делянки делают. И на всех делянках наши семена превзошли «оригинал». Где на 12%, где на 15. Я затребовал документ, он у меня хранится. Сейчас в связи с санкциями какое-то движение в семеноводстве появилось. России, конечно, нужен свой собственный семенной материал.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Сенатор Джабаров пообещал ДНР и ЛНР помощь России в случае попытки Украины уничтожить республики

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью