Аргументы Недели Общество № 50(744) 23 – 28 декабря 2020 13+

Социолог Наталья Белова: «Здравоохранение в плачевном положении, медики пребывают в постоянном страхе»

, 19:29 , Обозреватель отдела Общество

Социолог Наталья Белова: «Здравоохранение в плачевном положении, медики пребывают в постоянном страхе»

Пандемия обнажила накопившиеся проблемы отечественной медицины. Предпраздничный настрой требует позитива, но мы поступим в соответствии со словами врача Лукашина, главного героя популярнейшего новогоднего фильма: «Мне часто приходится делать людям больно, чтобы потом им жилось хорошо». В этом и состоит задача СМИ – посылать болевые сигналы. На вопросы «АН» отвечает Наталья БЕЛОВА – кандидат социологических наук, доцент РГГУ, специалист в области социологии здоровья и социологии медицины.

– Что можно сказать о социальном самочувствии медиков?

– За последние 15 лет – вследствие проводимых мероприятий по модернизации и оптимизации отечественной медицины – изменилась инфраструктура здравоохранения. Это привело не только к сокращению бюджетных медицинских организаций, но и к снижению численности медработников. Произошёл значительный отток врачей в частную сферу, возросло количество коммерческих клиник, прежде всего сетевых. Каждый десятый врач официально числится в частном секторе, вдобавок многие работают там неофициально, поскольку коммерческие организации не хотят оформлять их (даже несмотря на то что у организации могут возникнуть проблемы в случае жалобы пациента на неоформленного сотрудника).

Ситуацию в бюджетном здравоохранении не назовёшь иначе как кадровым голодом. Неслучайно летом прошлого года президент потребовал от Министерства здравоохранения и Министерства образования предпринять шаги по улучшению ситуации. Была озвучена цифра: не хватает 155, 8 тысячи медработников – 25, 2 тысячи врачей и 130, 6 тысячи среднего медперсонала. Зачастую штатная укомплектованность достигается за счёт совмещения должностей: многие медики отмечают, что совмещают полторы, две и более ставок.

Надо сказать, такая ситуация возникла не без участия государства. Для исполнения майских указов (в той части, где требовалось повысить зарплаты медикам) руководители учреждений здравоохранения вынуждены были уменьшать расходы путём сокращения кадров. Сократили штат – вот и зарплата подросла (с учётом высокой оплаты труда главврачей средний доход врача выглядит неплохим и даже вызывает зависть у населения).

Ещё одна причина кадрового голода – те нововведения последних лет, что для многих врачей сделали труд невыносимым. Жёсткие временные рамки, в которые необходимо принять пациента (треть врачей сетуют на то, что не укладываются в отведённое для приёма время). Увеличение бумажной работы в несколько раз (об этом говорят 70% врачей, также 90% врачей отмечают, что наряду с электронной медкартой приходится заполнять и бумажную). По этой причине две трети вынуждены задерживаться на работе. Всё это ещё до пандемии приводило к профессиональному выгоранию и, как следствие, к уходу в частную медицину или вообще в другую профессию.

– Приходится ли говорить о конфликтах между начальством и подчинёнными?

– Да, приходится. Тем более что медики обладают корпоративной культурой и сплочённостью, а потому являются одной из немногих социальных групп в России, кто пытается отстаивать свои права. За последние годы количество конфликтов в здравоохранении сильно возросло, и в 2019 году они вышли на первое место среди всех конфликтных ситуаций в сфере трудовых отношений. Если в 2017 году на здравоохранение приходилось 5% таких случаев, то в 2019-м – уже 29%. Почти треть!

Также приходится говорить о конфликтах между врачами и пациентами. В течение последних лет (с появлением права на «возмещение медицинской организацией ущерба, причинённого в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением ею обязанностей по организации и оказанию медицинской помощи») участились случаи обращения пациентов в суд, возбуждения уголовных дел против врачей.

На мой взгляд, ещё одной причиной конфликтов «врач – пациент» является низкий уровень информированности граждан об изменениях в здравоохранении. Например, власть с каждым годом уменьшает объём медпомощи, оказываемой в рамках ОМС, то есть бесплатно, – и не разъясняет этого гражданам, чтобы не портить свой имидж. В результате граждане думают, что перевод бесплатных медицинских услуг в разряд платных – дело рук самих врачей. Пациент рассуждает так: если помощь перешла в разряд услуги, то у меня есть право возмущаться. Услугу должны оказывать со стопроцентной гарантией качества, но в медицине нельзя ничего гарантировать, человек может умереть из-за простого пореза пальца и заражения крови. Кроме того, у отдельных граждан свои представления о том, как врач должен их лечить, и в случае несовпадения этих представлений с реальной картиной проблема решается в том числе «кулаками».

Масла в огонь подливают журналисты. В прошлом году мы проанализировали содержание трёх крупных газет за 2012, 2015 и 2019 годы: постоянно формируется образ врача-убийцы, халатного бесчувственного медика. Здравоохранение и так в плачевном положении, медики пребывают в постоянном страхе, что пациент подаст на них в суд за безобидное слово, – так давайте же не усугублять ситуацию неверно расставленными акцентами. Отрадно, что в этом году – из-за пандемии – акценты поменялись: на первый план вышел образ врача-героя. Каковы в этой связи результаты опросов общественного мнения? Почти половина россиян считают, что «врачи – настоящие герои нашего времени». Вот вам и результат.

– Как бы вы оценили реагирование государства на пандемию?

– Если бы руководство страны не предприняло в марте срочных действий, то сегодня у нас была бы такая же удручающая ежедневная статистика по заболевающим и умирающим, как в США. Положительно сказался советский опыт, опыт системы Семашко с её всеобщей доступностью и профилактической направленностью. Конечно, с советских времён наша медицина претерпела значительные изменения, но всё-таки пока ещё велика доля врачей, имеющих советское образование, тот опыт, пока ещё высока моральная ответственность, пока ещё серьёзно отношение к клятве Гиппократа. Врачебное сообщество (несмотря на то что в него много лет вбивался клин) продемонстрировало способность оперативно реагировать и переобучаться, перестраиваться с учётом новых вызовов.

Если же говорить о проблемах, то в первые недели пандемии медики жаловались на отсутствие средств индивидуальной защиты, позднее – на задержку обещанных медикам выплат. Теперь эти проблемы решены, однако обозначились другие: 45% медиков говорят о критичном увеличении физической и психоэмоциональной нагрузки. Фиксируются накопившиеся усталость и страх, что пандемия пришла навсегда. Кроме того, в медицинской среде возникло неравенство: она разделилась на тех, кто работает в красной зоне, и всех остальных. Первые получают значительно более высокую зарплату, хотя вторые тоже сильно рискуют, взаимодействуют с огромным количеством людей, многие из которых являются переносчиками коронавируса, не зная об этом.

Также врачи отмечают, что слишком смещён фокус оказания медицинских услуг в сторону больных коронавирусом. А как же остальное население? Многие лишены медицинской помощи, в том числе плановых операций. Насколько с этим связан рост смертности в стране – мы пока не знаем, дождёмся информации от Росстата. Другой причиной повышенной смертности называют атмосферу страха (эта закономерность хорошо известна медикам и психологам). Таков результат превалирования негативной информации в новостном пространстве, особенно в первые месяцы. Люди запуганы, их тревожит неопределённость, и неслучайно самым популярным ответом в соцопросах о причинах появления коронавируса является ответ «всемирный заговор».

– Кадровый голод в здравоохранении усилится?

– Да, мы вынуждены это прогнозировать. Продолжится отток медиков в частную сферу, что усилит неравенство в доступе россиян к медицинской помощи. Медсестёр охотно берут также в сиделки, в няни. Переход в эту сферу деятельности, где можно частично использовать свои знания и навыки, для среднего медперсонала оказывается экономически оправданным.

– Как же заполнять бреши?

– Есть два способа, к которым может прибегнуть государство. Собственно, один из них уже взят на вооружение: в прошлом году было упрощено вхождение в российское гражданство, в частности, для лиц с высшим медицинским образованием. Есть надежда, что это привлечёт специалистов из ближнего зарубежья не только в Москву, но и в российскую провинцию: уровень жизни в РФ выше, чем в Узбекистане или в Киргизии. Второй способ заполнить бреши – это обязать выпускников наших медицинских образовательных учреждений, получивших образование за счёт госбюджета, проработать какое-то время в бюджетной медицине. На мой взгляд, государство готово пойти на это.

– Думаю, многим будет приятно прочесть о том, о чём вы сказали ранее, – о превосходстве (в условиях пандемии) нашей медицины над американской. Приятно не оттого, что американцам плохо, а оттого, что нам не так плохо, как им.

– Я бы не торопилась с выводами насчёт «плохо» и «хорошо». Мы располагаем свежими результатами опросов в России, Италии, Великобритании и США. Так вот, жители США испытывают наибольшую уверенность в завтрашнем дне: твёрдо уверены 22, 7%, скорее уверены 39, 7%. Затем – Великобритания: соответственно 11% и 34, 3%. В России среди этих четырёх стран твёрдая уверенность в завтрашнем дне наиболее низкая – всего лишь 3, 7%, а вариант «скорее уверен» выбрали 28% опрошенных. Итальянцы – на последнем месте: 4, 3% выбрали вариант «твёрдо уверен» и 18% – вариант «скорее уверен».

Всё зависит от того, как преподносятся новости. Выгодно оттягивать внимание граждан на проблемы других стран, тем самым отвлекая их от собственных проблем.

В мире

Журналист Андрей Медведев предрек разгром ВСУ в случае их наступления на республики Донбасса

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью