ПОДПИСКА (Газеты + Книги + Бонусы) или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Российские медики, которые не выдержали и уволились в период пандемии COVID-19, рассказали об условиях работы в госклиниках

, 16:09 [ «Аргументы Недели» ] Источник: meduza.io

Российские медики, которые не выдержали и уволились в период пандемии COVID-19, рассказали об условиях работы в госклиниках
Аргументы недели, Олеся Аверьянова

В России фиксируют новые рекорды по заболеваемости COVID-19 и смертности от него. Ситуация в российских больницах становится все хуже. Одной из главных проблем в регионах стала нехватка персонала. При этом многие медики не выдерживают нагрузки и увольняются. Врачи, уволившиеся из государственных клиник, рассказали, с чем им пришлось столкнуться*.

Артем, врач стационара, Санкт-Петербург

Врач проработал в клинике с середины апреля до начала октября. Он сам переболел коронавирусом, но узнал об этом позже.

«Во время первой волны часть докторов болела очень тяжело, умирали родственники нашего медперсонала. В начале второй волны умер мой коллега. Погибали друзья друзей, знакомые коллеги в других больницах. Но упаднического духа не могло быть. Мы понимали: риски есть, но работать надо. Хотя некоторые старались рисковать меньше и ставили себе меньше смен.

Пациенты умирали каждый день. В основном это были диабетики и лица с тяжелыми хроническими заболеваниями. Но иногда это были и молодые люди — пациенты, которые совсем не вызывали опасений. Сделать с этим, к сожалению, ничего нельзя. Остается принять и идти лечить других. Если бы я посыпал голову пеплом, то не смог бы работать. Спасало, что после дежурства сил думать не было», - рассказывает Артем.

Отмечает врач и поведение руководства клиники:

«Начальство наше самоизолировалось [и не появлялось в стационаре]. Большинство получили потом ордена, но у них даже антител не было. Эти люди только на бумаге принимали участие в борьбе с коронавирусом».

После того, как руководство объявило медикам, что Роспотребнадзор намерен штрафовать их за любые ошибки, врач написал заявление и ушел.

«Часть из коллег тоже хочет уволиться, но не может. Им просто некуда пойти. У некоторых ипотеки, маленькие дети. И что делать даже без такой работы, они не знают», - отмечает Артем.

Валерия, участковый врач, Архангельск

До пандемии Валерия работала участковым врачом на полставки в поликлинике при Архангельской городской клинической больнице № 6. Когда началась эпидемия, она перешла на полную ставку.

«На вызовы нам выдавали только одну пару перчаток и один респиратор — даже одноразового халата и шапочки не было. Через месяц у меня спросили, где респиратор. Я его тогда уже выбросила, но мне ответили, что он не одноразовый и я буду ходить в нем столько, сколько полагается. Я готова была ходить в нем - но не месяц, и тем более не три», - вспоминает врач.

«В поликлинике была одна машина — она доставалась счастливчику. Остальные делали обход пешком. В мирное время мы обходили несколько соседних домов, а сейчас — весь район. Я получала по 30 вызовов, но не успевала обойти больше 20. Если не успевала обойти все вызовы, то писала об этом заведующему. Он штрафовал, а вызовы распределял между другими врачами», - рассказывает Валерия.

Главные сложности во время работы в пандемию, по ее словам, были с администрацией поликлиники:

«Начальство перестало быть начальством, они стали церберами — и о поддержке речи не шло. Сначала мне не платили надбавки [за работу с ковидом]. Моя коллега звонила с этим вопросом в министерство — нам их одобрили. Но из-за надбавок снизили зарплату — [больше] мы не получали премии и стимулирующие. Когда я работала на полставке, мне платили 30 тысяч. На полной ставке получала те же 30 — все из-за надбавок. Если что-то не нравится, разговор короткий: «Не нравится, уходите. Это ваша работа, вы на это учились».

Вячеслав, медбрат, Москва

Вячеслав учится в Сеченовском университете. С середины апреля до конца июня он работал медбратом в инфекционном отделении в Университетской клинической больнице № 1.

«В штате переболели все. Думаю, во всех больницах уже 90 процентов врачей переболело или болеет прямо сейчас. Наши сотрудники валились каждый день. Чем больше уходило, тем больше нагрузки было на остальных».

Вячеслав рассказал, что за время его работы в отделении от коронавируса умерло пять человек:

«Больно было смотреть на тяжелых пациентов — на то, как быстро они угасали. Они могли долго держаться, лежать с температурой, их организм боролся — но потом за один-два дня они выгорали. Сначала человека переводили в реанимацию, а там обычно он умирал».

«После первой волны правительство решило, что потратило на медиков много денег. СИЗ, питание, жилье — все это было в первую волну. Во вторую волну я не слышал от коллег, чтобы им давали льготы. Остались только выплаты, из-за которых сейчас запущены всяческие проверки. Ищут способы вводить санкции и не платить медперсоналу стимулирующие выплаты. И так к большой рабочей нагрузке добавляют нагрузку сверху — кто-то там руку на пульсе держит, - делится мнением Вячеслав. - Если спросить почти любого медика — только если это не лицемер или он не врач в десятом колене, — то каждый врач [сейчас] задумывается о том, чтобы бросить свое дело. Смотришь на нашу систему здравоохранения, на то, как живут медики за границей, — все становится понятно. Но у человека есть высшая потребность получать моральное удовлетворение от работы. И когда ты видишь результат работы и благодарность, на душе становится тепло».

Расул, врач стационара, Зеленоград

Расул имеет медицинский стаж - 12 лет.

«Было страшно. Каждый день в отделении становилось на одного-двух врачей и медсестер меньше. Кто-то из [заболевших] коллег был дома, кто-то в реанимации. Умер молодой коллега, который перешел на 0,25 ставки, чтобы полностью не уходить, — и умер», - вспоминает врач.

«[В какой-то момент] в администрации нам сказали, что официально мы не работаем с коронавирусной инфекцией, поэтому выплат не будет. Говорю: «Если в больнице нет ковида, то почему все болеют? Я что, должен умереть, чтобы получить выплаты?» Все равно отказали, - рассказывает Расул. - Я написал жалобу на «Госуслугах». На следующий день меня вызвали к главному врачу. Еще раз повторили, что выплаты не положены. Я попросил официальный ответ, после чего написал в прокуратуру, президенту и в министерство здравоохранения. После этого администрация позвонила с угрозами: «Если вы не заберете докладные записки, мы на вас откроем уголовное дело».

*Имена медиков изменены по соображениям безопасности.

НХ

В мире

WarGonzo: Донбасс может стать следующим после Карабаха регионом, где вспыхнут активные бои

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью