Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Актриса Олеся Железняк: о Ленкоме, женском счастье и жизни во время пандемии

№ 40(734) 14–20 октября 2020 [ «Аргументы Недели », ]

Актриса Олеся Железняк: о Ленкоме, женском счастье и жизни во время пандемии
Сцена из спектакля «Под одной крышей». Фото А. Стернина / Ленком

Олесю ЖЕЛЕЗНЯК большинство зрителей знают по кино, по великолепным характерным ролям в таких фильмах и сериалах, как «Моя прекрасная няня», «Ландыш серебристый» и, конечно же, «Сваты». Но Олеся ещё и прекрасная театральная актриса. В родном Ленкоме, где она работает с момента окончания РАТИ (курс Марка Захарова), она сыграла множество самых разноплановых ролей. Обозреватель «АН» встретился с известной актрисой после премьеры спектакля «Под одной крышей», где она сыграла одну из главных ролей, и поговорил о премьере, об атмосфере в театре, о женском счастье и жизни во время пандемии.

– ОЛЕСЯ, чем вас зацепила роль Валентины в трагикомедии «Под одной крышей»?

– Во-первых, мне захотелось поработать с прекрасным режиссёром Романом Самгиным, с Татьяной Эдуардовной Кравченко, с которой мы играли много спектаклей. Я безгранично доверяю Роману, и, когда он предложил мне эту пьесу и сказал, что там есть хорошая женская история, я ему сразу поверила. Мне понравилась эта женщина, находящаяся в поисках счастья, живущая в своих фантазиях. Они так любят друг друга – моя героиня, её дочь и её мама, что готовы истязать друг друга из-за этой огромной любви, когда невозможно быть вместе и невозможно быть порознь. Было интересно исследовать какие-то поведенческие моменты моей героини, какие-то её вспышки, когда из ничего возникают её рассуждения о жизни, любви, одиночестве…

– Какой партнёр Татьяна Кравченко?

– Татьяна Эдуардовна – прекрасный партнёр. Мне вообще повезло с ней в жизни встретиться. Когда я пришла в Ленком, она уже была народной артисткой. И Татьяна Эдуардовна много помогала, она привела меня в антрепризу, спасибо ей большое.

– А скажите, при каких условиях ваша Валентина была бы счастлива? Что ей нужно для счастья?

– Знаете, мне кажется, она счастлива в самом поиске. Она всё время говорит о счастье. «Я так хотела бы вязать на спицах, иметь обычный дом, котёнка», – мечтает Валентина…

– Какая сейчас атмосфера в Ленкоме после ухода Марка Анатольевича Захарова? Кем был для вас этот великий режиссёр?

– Марк Анатольевич был моим мастером, учителем в институте. Конечно, его очень не хватает, не хватает его глаза, его слов одобрения или даже осуждения. Чем старше становишься, тем больше понимаешь, как хорошо, что у тебя в жизни есть какой-то наставник. Так хочется всегда, чтобы пришёл какой-то человек старший и сказал: это нужно делать так, так и так. Сколько у меня уже было работ, а я всегда думаю: что бы сказал Марк Анатольевич? Для меня Захаров – очень важный человек. Он меня взял на курс, в театр, поверил в меня.

Какая сейчас атмосфера в Ленкоме? Все ожидают, что сейчас что-то произойдёт. Сначала ушёл Марк Анатольевич, потом эта пандемия, полугодовой перерыв в работе. Все ждут чуда. Марк Борисович Варшавер обещает нам, что будут разные режиссёры. Но уход Марка Анатольевича Захарова – это, конечно, невосполнимая утрата.

– С кем из маститых актёров вы успели сыграть в Ленкоме?

– Мне в этом смысле повезло. Я играла в «Чайке» с Инной Михайловной Чуриковой. Играла Машу, она – Аркадину. В той же «Чайке» играл Тригорина Олег Иванович Янковский. И в «Шуте Балакиреве» мы с ним играли. С Александром Гавриловичем Абдуловым мы пересекались в «Варваре и еретике». А с Леонидом Сергеевичем Броневым играли вместе в «Вишнёвом саде». Я в этом смысле счастливый человек, у каждого из этих актёров можно учиться бесконечно. Все разные и все очень щедрые, когда дело касается профессии. Большой артист – всегда очень щедрый, он никогда с тобой ничего не делит. Помню, у нас была общая сцена с Олегом Ивановичем Янковским и он был настолько всегда внимателен! Он так на меня смотрел, что мне не нужно было ничего играть. После этой сцены всегда были аплодисменты, и Олег Иванович меня хвалил…

– В спектакле «Под одной крышей» рассказывается об обычной семье. А чем актёрская семья отличается от обычной?

– У нас больше темперамента, наверное, бывает, ссоримся, кричим. Впрочем, кричат и в обычных семьях. Поздно возвращаемся домой после спектаклей, ездим на гастроли, съёмки. У меня сейчас как раз был выпуск спектакля, по два прогона в день, и я приходила домой поздно и очень уставшая. Но детям же не объяснишь, что ты устала и у тебя нет сил ими заниматься. Им всё равно нужна мама.

– У вас четверо детей. Кто-то уже проявляет актёрские способности?

– Не знаю, может, самый маленький, шестилетний. Но я и сама в детстве не проявляла никаких актёрских способностей…

– То есть на стул вас не ставили стихи читать?

– Нет. Единственное – я была очень впечатлительной в детстве. А так ни в какой самодеятельности не участвовала. В детстве была скорее интровертом… Мои дети занимаются кто музыкой, кто спортом. Мы пока не загадываем, по какому пути кто пойдёт. Время покажет.

– У вас многодетная семья. Государство сейчас достаточно заботится о многодетных семьях?

– Мне кажется, недостаточно. Нам непросто. Особенно непросто в пандемию. Мы, артисты, почти полгода сидели без работы. Кстати, спасибо за дотации, которые были. На каждого ребёнка дважды давали по 10 тысяч рублей. И ещё в театре нам выделяли матпомощь, спасибо Марку Борисовичу Варшаверу… Жаловаться, конечно, не буду, но очень не хочется опять попасть в такую ситуацию самоизоляции. Для драматического актёра очень важно быть в форме. И я это замечаю по себе и по товарищам. Я так долго никогда не простаивала, даже когда детей рожала и была в декретном отпуске, он у меня и то меньше длился. Перерыв не был таким болезненным.

– А чем вы занимались во время самоизоляции?

– Занималась своей семьёй, детьми. Ухаживала за ними. В этом и была моя жизнь. В этой ситуации пандемии стало ещё более очевидным, как я люблю свою профессию, и слава богу, что она у меня есть. Мне очень не хватало театра. Это так хорошо, когда есть любимая профессия и семья. В этом и состоит женское счастье!

– Вернёмся к спектаклю «Под одной крышей». У вас была сцена, где вы танцевали что-то отдалённо напоминающее фуэте. Если бы вам для роли надо было крутить настоящее фуэте, вы бы смогли научиться?

– Я бы попробовала. Но должна вам сказать, подготовка в русском кинематографе и в театре несколько отличается от западной. Там актёры могут готовиться к съёмкам полгода. Если нужно играть каких-то супергероев, проходит настоящая суперподготовка. У нас всё по-другому. Правда, я никогда не играла персонажей типа Лары Крофт. Если бы предложили, конечно, занялась бы собой.

У Станиславского была система «я в предлагаемых обстоятельствах». А у Михаила Чехова была установка, что актёр может всё себе придумать, нафантазировать. Он может дождаться этот образ. И у меня чаще получается так, что просто дожидаюсь образ. И тогда получается всё. У меня был спектакль, где я играю на гармони. Но реально я не играла, а просто говорю об этом. Но было полное ощущение, что я умею играть на гармони. И это передавалось залу.

– Ваша героиня Валентина очень любит поговорить. А вы в жизни красноречивы?

– Моя героиня говорит, что она меланхолик. Я же скорее холерик. Могу поговорить с кем-то, но потом долго могу молчать. У меня всё вспышками, всплесками.

– А вы за живое общение или вам удобнее общаться через соцсети, посредством эсэмэс?

– Я – только за живое общение. Мне нужны глаза, взаимодействие, нужно видеть, как на моём собеседнике отражаются мои слова. Меня нет в соцсетях. Когда пишут какую-то долгую эсэмэс, я начинаю отвечать, а в середине бросаю. Потому что мне легче позвонить и всё сказать по телефону. Так правдивее, что ли.

– У вас нет и инстаграма, как я понимаю?

– Меня дочь недавно там зарегистрировала, но сказала, что нужно предоставить паспортные данные, чтобы знали, что это я, а не фейк. Но я не веду инстаграм, просто нет времени на это.

– А вы знаете, что некоторые продюсеры сейчас выбирают актрис для своих проектов, исходя из количества их подписчиков именно в инстаграме?

– Да, я знаю об этом. И всё понимаю. Но я в Бога верю и знаю, что Господь меня не оставит. Я верю в Божий промысел, и всё, что твоё, оно будет твоим.

– У вас там церковь хорошая возле Ленкома, в Успенском переулке. Вы туда ходите?

– Нет, я хожу в Колымажный и на Три горы.

– Как вы считаете, вы комедийная актриса?

– Меня часто воспринимают как комедийную актрису. Но мне интересно, когда всё на сломе, когда и смешно, и грустно. В жизни не бывает ситуаций, когда всё смешно, а потом – бах, всё грустно! Оно всё переплетается. Бывает, что люди через смешное могут рассказывать невероятно трагичные вещи. Именно так происходит в нашей пьесе «Под одной крышей».

– Вы великолепно сыграли жену Митяя в сериале «Сваты». А как обстоят дела со «Сватами‑7»? Съёмки уже закончились?

– Пока нет. Съёмки периодически запускаются, делаем пару серий. И – пауза. Был большой перерыв со всеми этими событиями – то пандемия, то Белоруссия. Всё время что-то вклинивается. А снимает украинская студия «Квартал», и у них свои проблемы. Мы разделены этой политической составляющей. Должно быть снято, по-моему, 16 серий, а сняли 12. Остались последние четыре серии, которые думали снять этим летом. Но этого не случилось. Ждём следующего лета.

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью