Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Ученый Юрий Борисёнок: «Белорусская Народная Республика существовала лишь в умах. Можно сравнить ее с нынешней оппозицией»

№ 35(729) от 9–15 сентября 2020 [ «Аргументы Недели », , Обозреватель отдела Общество ]

Ученый Юрий Борисёнок: «Белорусская Народная Республика существовала лишь в умах. Можно сравнить ее с нынешней оппозицией»

В этом году – 100 лет второму и окончательному провозглашению Советской Белоруссии. Тот проект государственности соперничал с другим – с Белорусской Народной Республикой. Сегодня мы испытываем дежавю, видя противостояние тех же знамён: бело-красно-белого и советского красно-зелёного.

Гость «АН» – Юрий БОРИСЁНОК, кандидат исторических наук, доцент истфака МГУ, автор книги «На крутых поворотах белорусской истории».

– ЕСЛИ начать наш разговор с утверждения, что Белорусского государства не существовало до XX века, то ценители белорусской идентичности возразят и станут рассказывать про Великое княжество Литовское XIII-XVI веков и древний Полоцк, впервые упомянутый в летописи под 862 годом. Такова официальная историография в Белоруссии.

– Историческая датировка – штука лукавая. В советской школе я читал в учебнике об истории СССР эпохи первобытно-общинного строя (смеётся). У всех трёх восточнославянских народов общий корень – Древнерусское государство, одним из важных факторов развития которого было Полоцкое княжество. Поэтому вполне резонно вести историю белорусского народа от Полоцка. Впоследствии древнерусская государственность трансформировалась, с одной стороны, в государственность с центром в Москве, а с другой стороны – в государственность с центром в Вильно (нынешний Вильнюс. – Прим. «АН»), которую мы обычно называем Великим княжеством Литовским (ВКЛ). Полное его название звучало так: Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское. Это государство в гораздо большей степени населяли восточные славяне, чем литовцы, и у историков закрепилось за ВКЛ прозвище «другая Русь». Канцелярский язык ВКЛ называют старобелорусским или западнорусским, и вообще между ВКЛ и Московским государством было больше сходств, чем различий. Ра­зличия стали усиливаться после 1569 года, когда ВКЛ вместе с Польшей образовали Речь Посполитую. В конце XVIII века она была разделена между Россией, Пруссией и Габсбургской монархией (будущей Австрией), а в начале XIX века уже вся территория бывшего ВКЛ оказалась в составе России.

Понятие «Белая Русь» уходит корнями в Cредневековье. Если же говорить об идее Белорусского государства в границах расселения и преобладания белорусского этноса, то это конструкция конца XIX – начала XX века. Именно тогда этнографы и лингвисты определили этническое пограничье белорусов. В первую очередь стоит выделить профессора Варшавского университета Е.Ф. Карского, который в 1903 году объехал всю Белоруссию, получив на свои исследования немалые по тем временам 500 рублей казённых денег. Его этнографическая карта и определила ту территорию, на которую впоследствии претендовали Белорусская Народная Республика (БНР) и Белорусская Советская Социалистическая Республика (БССР).

- Началом БНР считается Первый всебелорусский съезд, прошедший в декабре 1917 года и собравший 1872 делегата. Его разогнали большевики.

– Применительно к той ситуации большевики большевикам рознь. Сталин, нарком по делам национальностей РСФСР, выделил деньги на проведение съезда, но тогдашние минские большевики были в основном людьми не местными, поэтому белорусское движение не приветствовали. Когда они разогнали съезд, его участники разошлись по домам. И заявили о себе только после заключения Брестского мира, когда большевики покинули Минск и в город вошли немцы. 9 марта 1918 года Рада (исполнительный орган съезда) провозгласила БНР.

- Современные коммунисты вспоминают героизм Красной армии Троцкого, современные национал-патриоты – героизм белой армии Колчака. А есть ли у современных любителей БНР аналогичное историко-героическое наследие?

– Скорее нет. В том-то и заключалась проблема БНР: за ней не стояла существенная военная сила. Как и отсутствовала финансовая база: накопленные деньги сразу же конфисковали немцы. Эта государственность была по большей части виртуальной. Хотя немецкие оккупанты в пику полякам, смотревшим на Белоруссию как на свои исконные земли, продвигали отдельные элементы БНР, она как государство не состоялась.

– Насколько потворствовали и препятствовали республике немцы – тема горячих споров. Но, как бы то ни было, Рада ушла из Минска вместе с немцами – туда, где сохранялась немецкая оккупация. Сначала в Вильнюс, столицу новообразованной Литовской Республики, а затем в другой её центр – Гродно. Находясь в Литве, Рада договорилась с её руководством о создании «литовско-белорусского государства» в границах прежнего ВКЛ. Отдала Литве Виленскую и Гродненскую губернии, взамен получив лишь шесть из 26 мест для белорусских представителей в литовском парламенте.

– Никаких практических последствий то соглашение не имело. Это тактический манёвр. Раде некуда было деваться, и таким образом она получила возможность вести политическую деятельность на литовской территории. Деятели БНР играли в свою игру. Отчасти их можно сравнить с нынешним координационным советом белорусской оппозиции (а отъезд Рады в Вильно – с отъездом мадам Тихановской туда же). Этот совет говорит от имени народа, но в действительности представляет только самого себя. А Рада даже и не пыталась говорить от имени народа, хотя, конечно, считала себя выразителем его интересов. Не будет сильным упрощением сказать, что БНР существовала лишь в умах – в умах её деятелей, белорусских интеллигентов в первом поколении.

– БНР в меньшей степени опиралась на массы, чем БССР?

– Оба проекта имели свою социальную базу. Деятели БНР были выходцами из крестьян и ориентировались в первую очередь на крестьянство, а большевики, как мы хорошо помним, – на рабочих. Правда, рабочих в тогдашней Белоруссии было мало, поэтому большевики рассчитывали на крестьян тоже, обещая им разрешение земельного вопроса. Разница между БНР и БССР в том, что за последней стояла мощная военная сила. Красная армия.

Итак, 1 января 1919 года белорусские большевики – с одобрения руководства РСФСР – провозглашают БССР.

– Да, но уже через 15 дней Витебская, Могилёвская и Смоленская губернии переводятся из её состава в состав РСФСР. А в феврале Советская Белоруссия и Советская Литва трансформируются в Литовско-Белорусскую Советскую Республику (так называемый Литбел), в руководящих органах которой не было ни одного белоруса. Этот шаг понятен: руководители РСФСР не хотели решать деликатный вопрос, какому народу – литовцам или белорусам – принадлежит большой город Вильно, который служил притяжением и для литовского, и для белорусского национальных движений (напомню, именно он был в своё время столицей Великого княжества Литовского). В середине 1919 года Литбел фактически перестаёт существовать, поскольку основная часть его территории оккупирована поляками в ходе Польско-советской войны. И только 31 июля 1920 года – в процессе масштабного наступления Красной армии на польском фронте – во второй и в последний раз провозглашается БССР. Теперь она состояла из нескольких уездов одной лишь Минской губернии. Советской России нужен был этот буфер для переговоров с Польшей.

– Зато потом в три захода – в 1921-м, 1924-м и 1926-м – территория БССР разрослась более чем вдвое за счёт РСФСР, а именно – частей Витебской, Смоленской и Гомельской губерний.

– Я бы не стал называть это, как некоторые, российским донорством, поскольку РСФСР лишь отдала БССР территории, изъятые у неё в 1919-м. А главное, то была этнографическая территория расселения белорусского народа.

– Академик Карский, на основе трудов которого, как вы сказали, проводились эти границы, пишет: «На вопрос: кто ты? простолюдин отвечает – русский, а если он католик, то называет себя либо католиком, либо поляком». Основное население – крестьянское – называло себя русскими, а не белорусами.

– Карский провёл этнические границы, исходя из того, на каком языке говорит население, и советские комиссии, выезжавшие на места, ориентировались прежде всего на язык. Здесь нет противоречия: местные считали себя русскими в рамках дореволюционных представлений о триедином русском народе, состоявшем из великороссов, малороссов и белорусов. Но не являлись и не назывались великороссами, то есть теми, кого мы называем русскими сегодня. С одной стороны, большевики разделили триединую русскую нацию, но, с другой стороны, они сделали это на базе реальных, а не выдуманных кем-то языковых различий. К тому же Карский описывал ситуацию 1903 года, а в 1920-х белорусские крестьяне в большинстве своём уже знали, что они белорусы.

– Поскольку их этому научили.

– Совершенно верно. Политика белорусизации на тех территориях, которые были переданы в состав БССР в 1924 году, началась раньше – уже с 1 сентября 1923‑го здесь открывались белорусские школы.

– Многие противились передаче территорий…

– В общей массе противились как раз немногие – партийные функционеры, предпочитавшие подчиняться напрямую Москве, а не Минску, и учительское сословие, привыкшее работать с русским языком. Мы не видим в источниках указаний на массовое недовольство белорусизацией в отличие от недовольства украинизацией на востоке УССР. Там присутствовали промышленные центры, русскоязычный пролетариат, русскоязычная интеллигенция, а БССР была компактной, этнически однородной. То, что называлось борьбой с великорусским шовинизмом, являлось первостепенной задачей для УССР, но не для БССР, где в этом не было никакой надобности.

– В 1939-м Советский Союз отвоевал у Польши Западную Белоруссию (вместе с Западной Украиной). Таким образом, заявленная в 1918-м цель БНР – объединить в одном государстве всю территорию проживания белорусов – была достигнута в рамках БССР. Когда я вижу сегодня демонстрантов, выступающих под флагом БНР против красно-зелёного флага, доставшегося стране от советских времён, у меня возникает вопрос: кружок мечтателей-бээнэровцев для них симпатичнее БССР, объединившей их нацию?

– Большинство демонстрантов не заглядывают так глубоко в историю. Бело-красно-белый флаг для них – это не флаг БНР (и уж конечно, не флаг пособников Гитлера, в чём их упрекают оппоненты). Для них это флаг Республики Беларусь 1991–1995 годов – тот символ страны, что использовался до прихода к власти А. Лукашенко. Интересно, кто дал живые деньги на то, чтобы эти флаги были так быстро пошиты для протестов в таком огромном количестве? К слову, я полагаю, со временем белорусский протест постепенно сойдёт на нет. Но это уже разговор о будущем, а не о прошлом.

Политика

Губернатор Смоленской области Островский подписал указ о прекращении полномочий сенатора  Клинцевича

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью