Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Отпуск в Чернобыле

№ 48(692) от 11.12.19 [ «Аргументы Недели », ]

Отпуск в Чернобыле
Лечебная грязь озера Тамбукан. Фото Д. Абрамов / ТАСС

Жители района Кавказских Минеральных Вод (Ставропольский край) грозят устроить властям новый Шиес. Люди обеспокоены планами строительства в г. Лермонтове химического завода по производству нитроцеллюлозы. Казалось бы, более неподходящее место трудно сыскать: вокруг санатории, минералка, лечебные грязи – миллиарды вкладываются (в том числе и государством), чтобы привлечь сюда страждущих. А нитроцеллюлоза – опаснейшая группа сложных эфиров, используемая для производства лаков, красок и бытовой химии. В 2015 г. в Китае нагрелся на солнце и рванул всего один контейнер с сухой нитроцеллюлозой: погибли 173 человека, уничтожено более тысячи автомобилей. В результате скандала власти Кавминвод и инвестор заговорили о переводе производства в другой регион, но люди не верят. Постановление о выделении земли под завод не отменено, на стройплощадку стадами шныряют самосвалы, а суды отфутболивают жалобы на отказы в проведении митингов.Лечебная грязь озера Тамбукан

 

Химически чистый воздух

Если посмотреть на карту Кавказских Минеральных Вод, то 25-тысячный Лермонтов окажется в самом сердце всероссийской здравницы. От него по 10–15 километров до Пятигорска, Ессентуков и Железноводска. Правда, сам Лермонтов курортным статусом никогда не обладал и с послевоенных лет вёл довольно скрытный образ жизни. Закрытым городом он тоже не был, но именно здесь НПО «Алмаз» добывало и перерабатывало уран-238 для военных нужд. Закрыли разработку по личному указанию Брежнева, когда у страны появились месторождения стратегического сырья в Сибири и Казахстане.

НПО «Алмаз» перековалось на производство минеральных удобрений из поставляемых с Кольского полуострова апатитов. 80% удобрений уходили на экспорт, а львиная доля прибыли оседала в офшорах далеко за пределами Кавминвод. А жители Лермонтова периодически жаловались на «ароматы» вредных выхлопов, которые завод сбрасывал в предрассветное время. Как напоминание об атомном прошлом на окраине Лермонтова сохранилось «хвостохранилище» отходов уранового производства площадью более 80 гектаров. Но местные экологи никогда особо не били по этому поводу в набат, хотя в могильнике накоплено 19 млн тонн радиоактивных отходов. К тому же «Росатом» планировал полную рекультивацию «хвостохранилища».

Неприятности пришли откуда не ждали. Накануне зимы 2018 г. из-за неплатежей теплоснабжающей организации Лермонтов оказался на грани отключения тепла. Спасителем города от вымерзания стал предприниматель Альберт Авдолян, работающий в сфере телекоммуникаций и промышленной химии (участвовал в компаниях «Химинвест» и «Усольехимпром»). Авдолян известен также как меценат и отец четверых детей, для которых приобрёл роскошную виллу в Беверли-Хиллз за 13 млн долларов.

В начале 2019 г. выяснилось, что «Химинвест» планирует построить в промзоне Лермонтова завод по производству нитроцеллюлозы. Местные власти услужливо выделили под проект стоимостью 6, 3 млрд рублей 22 га земли и уверяли, что всё это только к лучшему: на новом предприятии планировалось создать 170 рабочих мест. Госконтроль над проектом возложили на Минпромторг РФ, где департамент регионального развития возглавляет Виталий Хоценко – бывший министр промышленности Ставрополья, давно знакомый с Авдоляном. За химзавод высказалась зампред правительства края и министр финансов Лариса Калинченко. В СМИ сообщалось, что к проекту приложили руку могущественные лоббисты «Ростеха», с которым у Авдоляна тоже давние связи, а средства на финансирование проекта пойдут через кипрский офшор Sunomil Co LTD.

И всё так славно спорилось, но на дыбы встало население Кавминвод. Люди стали задавать неудобные вопросы. Если в Китае всего один взорвавшийся контейнер с нитроцеллюлозой унёс жизни сотен людей, то какие последствия могут ждать Лермонтов, где собираются производить по контейнеру каждые сутки? Инвестор на свою голову обмолвился, что работать собираются «по технологии, не имеющей аналогов в мире». Это что, значит, в зоне массового отдыха людей собираются апробировать экспериментальную технологию? Почему тогда чинуши не производят нитроцеллюлозу в своих любимых Сочи, Севастополе или не построят завод в Москве вместо парка «Зарядье»?

Губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров заявил, что завод нитроцеллюлозы не начнут возводить без экологической экспертизы и общественного обсуждения. Но какое обсуждение, если от участка, где складированы радиоактивные отходы, до территории будущего завода всего полкилометра? Какая безопасность, если нитроцеллюлозу собираются производить в 300 метрах от пищевого производства и зоны отдыха у озера? Даже древние советские нормы требуют организовать санитарно-защитную зону в 1000 метров. А краевые власти вдруг решили всячески поддержать на Ставрополье производителей хлопка, который является сырьём для нитроцеллюлозы.

В конце ноября инвестор распространил заявление о переносе строительства завода в другой регион: «Химинвест» – социально ориентированная компания, которая всегда учитывает настроение людей». Но народ не слишком этому верит. Когда обсуждали мусорный полигон около села Верхнерусского, все экспертизы утверждали, что он не опаснее полевой ромашки. А сегодня жители в окрестностях вешаются из-за последствий.

28 ноября администрация Лермонтова отказала в проведении шести митингов против строительства химзавода, запланированных на 7 декабря: якобы в этот день во всех указанных активистами местах запланированы другие публичные мероприятия. Активисты пошли в суд, который отказал в удовлетворении четырёх исков активистов. «Мы будем обжаловать данные решения в Верховном суде Ставропольского края. Администрация была обязана предложить другое место и время для проведения митингов», – юрист Независимого профсоюза трудящихся Ставрополья Михаил Горшков.

 

Пузыри пошли

Проект химзавода может поставить под вопрос курортный статус Кавминвод, которые и так живут как на вулкане. Кисловодск, Пятигорск, Железноводск сегодня порядком обветшали и нуждаются в модернизации. Но любую идею можно испортить глупостью. Эксперты опасаются, что предлагаемые планы создания в районе Кавминвод «медицинского кластера» скорее добьют курорт, чем выведут на мировой уровень.

Большинство здравниц на пути к знаменитому Провалу в Пятигорске не реставрировались с советских времён, а некоторые вовсе не работают. В Ессентуках питьевые галереи закрывают трижды за день, например: с 9:30 до 11:30. Красивейшее здание Главных нарзанных ванн в Кисловодске много лет на реставрации, в ходе которой молотом разбивали «индийские» башни на крыше здания. Соседнее здание Октябрьских ванн работает до 14 часов. Спецкомиссия долго разбиралась, куда делись 60 млн, выделенные на реконструкцию Каскадной лестницы.

Практически половина Кисловодска не имеет централизованной канализации, а для снабжения курорта осталось менее половины ранее разведанных и освоенных запасов минеральных вод. В питьевых бюветах вместо воды видны только «ржавые» дорожки. Разрушительные процессы пойдут ещё дальше, если не вернуть государственный мониторинг состояния недр КМВ. С брежневских времён этот мониторинг лежал на плечах «Кавказгидрогеологии», следившей за состоянием гидроминеральной базы через десятки наблюдательных режимных скважин. Но постоянное урезание финансирования привело к тому, что в 2011 г. «Кавказгидрогеология» впервые не приняла участия в конкурсе на проведение государственного мониторинга.

Счётная палата РФ подтверждает: мониторинг недр КМВ – большая проблема. В регионе насчитывается 22 аварийные скважины глубиной от 70 до 3 тыс. метров. Из них девять находятся в опасном, особо критическом состоянии. Есть опасность экологической катастрофы на ряде основных месторождений минеральных вод – Нагутском, Железноводском, Змейкинском, Бештаугорском.

Похожая ситуация с целебными грязями: за последние 25 лет не появилось желающих всерьёз вложиться в уникальное Тамбуканское озеро. Это солёное бессточное озеро овальной формы в 10 км от Пятигорска, на дне которого находится 1, 5 млн тонн лечебной грязи, которая используется в медицине с 1886 года. И вот сегодня экологи бьют тревогу – вода озера Тамбукан перестаёт быть солёной из-за роста количества осадков. Если процесс опреснения воды не остановить, дно озера лишится грязи.

Чиновникам не до Тамбукана. Как уже рассказывали «АН», много лет различные ветви власти перетягивают друг у друга Кисловодский курортный парк, пока ещё находящийся в собственности Росимущества. Площадь второго по размерам парка Европы составляет 948 га, а в советские времена его территория и вовсе достигала 1340 гектаров. И это тот случай, когда не нужно гадать, куда испарилось 400 га, – местные экологи и журналисты опубликовали подробный доклад на эту тему. Из него следует, что на основании Постановления главы администрации г. Кисловодска №331 от 13 марта 2002 г. некоему Акопяну И.Г. обломилось 1000 кв. м под «Шахматный павильон». А в феврале 2002 г. городские власти передали 370 кв. м ИП «Гогричиани» под кафе «Ветерок». Некий Расулов З.А. получил земельный участок 966 кв. м вовсе под частное домовладение, а кусок парка провели как муниципальные земли по пр. Ленина, 31.

Потери Кисловодского парка выглядят мелочами по сравнению с попыткой властей Пятигорска провести в 2004 г. масштабную реконструкцию Комсомольского парка с застройкой его магазинами, кафе и шашлычными. Тогда помешали протесты жителей. Но жемчужины КМВ по-прежнему висят на волоске, а 10 тысяч жителей Северного Кавказа ежегодно уезжают за высокотехнологической медицинской помощью за границу. Стоит ли удивляться, что в итоге народ не верит ни единому слову властей и связанных с ними инвесторов?

Экономика

Эксперт по финансам предположил, что ждет вклады населения в ближайшее время в этом году
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью