//Общество 13+

Бизнес — для людей. А власть?

№ 43(687) от 06.11.19 [ «Аргументы Недели Кубань», ]

Бизнес — для людей. А власть?

Миллиардные инвестиционные проекты, одобренные на самом высоком уровне, легко «зарубит» местный чиновник.

Мы уже привыкли, что наш край считается одним из самых инвестиционно привлекательных регионов России. К нам идут крупные отечественные и иностранные компании, чтобы открыть свои филиалы и предприятия. Однако в парадные отчеты о росте производства и регулярно рекордные результаты инвестиционных форумов по объемам подписанных соглашений верится всё труднее, стоит окунуться в мир реальной экономики. Той самой, которая, несмотря ни на что, пополняет бюджет, дает рабочие места и в самом прямом смысле кормит Кубань и Россию.

За честь района

Суперинтенсивные сады Александра Акимова сделали Ленинградский район известным на всю Европу. Всего за несколько лет Акимов здесь, в малопригодной для садоводства зоне, создал предприятие, которое является образцом для подражания,— садоводы со всей Европы едут в Ленинградский район Краснодарского края лично убедиться, что такое чудо возможно, и не где-то в теплых странах, а в России.
Яблоки же из садов Акимова многократно и официально признавались не только абсолютно экологически чистыми и полезными, но и по вкусовым качествам лучшими.
Отдельно стоит сказать и о том, что зарплаты в саду такие, что и в краевом центре далеко не всегда найдешь. Да и в плане социальной ответственности предприятие в лидерах. Только в качестве благотворительной помощи району ежегодно тратятся миллионы рублей: за счет предприятия ремонтируются дороги, благоустраивается территория, оказывается помощь ветеранам труда, организуются детские мероприятия самых разных уровней — от поселкового, до краевого.

Лыко в строку

Недавно я побывал на ипподроме в станице Ленинградской. Еще несколько месяцев назад это сооружение пребывало в довольно плачевном состоянии. Сейчас ситуация изменилась к лучшему, и опять не обошлось без Акимова.
— Мы стучались во все двери, чтобы на базе ипподрома организовать занятия конным спортом для детей,— рассказывает атаман станичного казачьего общества Константин Черный. — Трудность в том, что часть зданий находится в собственности у частных лиц. Для того же, чтобы получить капитальную поддержку от власти, их необходимо выкупить в муниципальную собственность: мол, будет государственное — тогда и поможем. Но у нас есть и свои мощности, то есть находящиеся в районной собственности: зимние стойла, где сейчас находится восемь наших лошадей, значительная площадь земли, само поле ипподрома и так далее. Тем не менее для того, чтобы организовать секцию для детей, необходима оборудованная по последним требованиям площадка для конкура. А это большие деньги. И тогда мы обратились с просьбой к Александру Акимовичу. Он посмотрел. А потом приехал... на тракторе. Он, оказывается, не только руководить умеет, но и механизатор классный. Другую технику пригнали — и пошло дело. Сначала спланировали территорию, потом завезли опилки и другие материалы, установили препятствия, ограждение по всему периметру. В общем, сейчас эта площадка для конкура очень востребована среди детей. Не знаю, во сколько это всё обошлось Акимову, но точно не меньше миллиона рублей. Он такой и есть: всегда идет навстречу, если дело хорошее.
А теперь еще прибавить сюда, что предприятие зарегистрировано в станице Ленинградской и, следовательно, все налоги, а это десятки миллионов рублей, и в особенности местные, платятся здесь же и идут на развитие района.
И каково же было удивление, когда в разговоре, который состоялся с Александром Акимовым в конце прошлой недели, я узнал, что на предприятии уже запущен процесс перерегистрации в другом регионе.

Не понимаю, когда стреляют себе в ногу

— Александр Акимович, вы живете в Ленинградской. Всегда подчеркивали этот факт, и мало кто сделал столько для родной станицы и района. Почему теперь вы решили уйти?
— Знаете притчу о соломинке, которая сломала спину верблюду? Так вот, на днях эта самая соломинка упала на меня. Мелочь в масштабах предприятия, но она попросту выбила почву из под ног и желание работать здесь дальше. Да вы документы посмотрите и все поймете,— говорит Александр Акимов.
Среди пакета документов распечатка с сайта краевого Департамента инвестиций и развития малого и среднего предпринимательства. На инвестиционной карте Ленинградского района обозначено два проекта, которые реализует Александр Акимов. Первый — строительство оптово-логистического центра по хранению и сбыту сельскохозяйственной продукции. Второй — закладка садов интенсивного типа с капельным орошением на площади пятьдесят гектаров.
О перипетиях реализации проекта по строительству логистической базы и учебного центра для садоводов СМИ неоднократно писали. Вкратце: судебный спор с газотранспортной компанией едва не поставил крест на проекте, который был подписан на форуме в Сочи. Сейчас, по прошествии времени и десятков судебных разбирательств в разных инстанциях, компромисс вроде бы найден и вопрос почти решен: логистический и обучающий центры, надеемся, скоро заработают.
Что же касается проекта по высадке садов на пятидесяти гектарах, то и он почти завершен. Осталось совсем немного. Но этой малости может не хватить для того, чтобы район отчитался об успешно реализованном проекте. А причина удивительна: сама же администрация района через суд вставляет палки в колеса инвестору.
— Посмотрите, кто значится ответственным за реализацию проекта от районной власти. Вот написано: «Гордиенко Федор Николаевич, первый заместитель главы муниципального образования Ленинградский район». Сейчас он исполняет обязанности главы. Я только недавно узнал, что у нас был куратор. Ну да это неважно, сами справились бы, если не мешать. Ведь как по закону должен осуществляться инвестиционный проект? На бумаге всё расписано очень красиво. Администрация готовит инвестиционную площадку. То есть выделяется и оформляется земельный участок, к нему подводятся коммуникации, а потом эта площадка должна предлагаться инвестору. Это в идеале. А на самом деле абсолютная противоположность.
Не хочу говорить о логистическом центре, хотя там ни копейки государственных денег не потрачено. Тот эпизод пройден. Я о посадке садов. Вот сейчас у нас высажены сады на 550 гектарах. Это гигантские вложения и средств, и труда, и терпения. Но мы не можем останавливаться, поэтому постоянно увеличиваем посадочные площади. Зная об этом, ко мне обратилось руководство района и предложило поучаствовать в инвестиционном проекте — высадке садов. Я понимаю, что это показатель инвестиционной привлекательности района, и согласился. Когда заговорил о земле под сад, получил ответ: земли нет. Ладно, начал добирать за счет тех площадей, которые были у меня в собственности: там на паре гектаров высадим, в другом месте еще гектар. Так и шли самостоятельно. Но свои земли закончились.
В аренде у нас был участок площадью 1,6 гектара еще с 2012 года. На этой земле была свалка и скотомогильник. Кто знает, тот поймет масштаб проблемы. В рекультивацию этого клочка мы вложили свыше десяти миллионов рублей. Сначала вывезли весь мусор, а это сотни тонн. Потом всё вычистили до глины. Завезли новую почву. В общем, подготовили всё для сада. Пришел в администрацию и говорю: вы нам эту землю продайте. Отвечают, что не могут, потому что водоохранная зона.
Вызвал кадастрового инженера. Он провел все замеры и дал заключение, что никакой зоны там нет и близко. Всё равно — отказ. Идите, говорят, в суд: так быстрее будет.
Хорошо, решили сразу подать документы еще на один участок. В 2008 году мы неподалеку от первого спорного участка купили заброшенный свинарник. Привели его в порядок и решили организовать там молочно-товарную ферму. Но проблема в том, что нам принадлежит только сам корпус, а земля вокруг муниципальная. По всем законам мы имеем права на выкуп земли, необходимой для обслуживания фермы. Тем более ни одного другого претендента на эту землю не было и нет. В общем, пошли в суд сразу с двумя заявлениями. По обоим суд удовлетворил наши иски, как и ожидалось.
Мы сразу стали устанавливать шпалеры под сад. Пошли переговоры по скоту — и тут, за день до вступления решения суда в законную силу, подается апелляция. И кем? Администрацией района! Я когда об этом узнал, то не поверил. Ну не может же разумный человек рубить сук под собой. Получается, мы выполняем государственную задачу, которую он запишет себе в актив, при этом не ударив и пальцем о палец, чтобы нам помочь, и тут же он нам мешает. Это абсурд высшего порядка!

Надоело — ухожу

— Вы встречались с исполняющим обязанности главы по этому поводу?
— Да. Всё ему рассказал, думал, что произошло недоразумение, а он говорит, что будет апеллировать в суде все решения. Я так понял, что не только наши, но и других людей и предприятий. При этом я ему показываю, что он персонально отвечает за реализацию инвестиционного проекта, который по его же вине теперь не может быть закончен. Но в ответ тишина. Это какая-то гипербюрократия!
Невозможно так вести дело. Потом я новыми глазами посмотрел на происходящее. Посчитал и выяснил, что работой занимаюсь пару часов в день — остальное время уходит на заседания в судах, мотание по инстанциям, доказывание очевидного людям, которым всё равно. Ведь в нашем районе серьезные предприятия, которые зарегистрированы в Ленинградской, можно пересчитать по пальцам одной руки. Бизнес бежит отсюда. И люди бегут. В этом году мы не смогли убрать вовремя пятую часть урожая, потому что в станице просто нет людей. А ведь мы хорошо платим. И никто не видит этой угрозы?
— Неужели и вы уйдете?
— Механизм уже запущен. Естественно, всё будет сделано в рамках закона, как и вся деятельность нашего предприятия. И тут виноваты не мои личные амбиции. За дело обидно. Мы на блюдечке с каемочкой несем деньги в бюджет, помогаем, стараемся сделать жизнь лучше, а нас же при этом ставят в положение вечно оправдывающихся. Да если бы я не по судам и инстанциям ездил, а работал в саду, сколько можно было бы сделать.
Это не пустые слова. Сейчас я работаю с правительством Казахстана в области развития садоводства. Могу сказать, что там отношение кардинально другое. На развитие отрасли выделяются гигантские суммы. Садоводам — зеленый свет по любым бюрократическим вопросам. А я здесь, не взяв ни рубля государственных денег и построив передовое предприятие, вечно виноват.
— Чем чреват для района юридический уход вашего предприятия в другой регион?
— Львиная доля налогов будет платиться в тот регион, где мы зарегистрируемся. Здесь останутся крохи по сравнению с тем, что мы давали раньше. Естественным образом будут свернуты все социальные проекты. Это не шантаж и не месть. Повторю: невозможно такой подход терпеть дальше. Ведь проблема не в конкретном чиновнике, который на этот раз, поступил, мягко говоря, недальновидно. Бизнесмен так устроен, что ему постоянно надо развиваться. А для этого необходима возможность принятия быстрых решений. У нас же всё делается очень долго. Элементарный вопрос может решаться годами. К счастью для нас, мы живем на собственные средства. Но ведь абсолютное большинство предпринимателей находится в кредитах, которые взяты под реальные проекты. А они стоят, потому что кому-то из чиновников некогда, не хочется, неинтересно, страшно взять на себя ответственность и в рамках своих же служебных полномочий подписать нужную бумажку. И так может тянуться долго, а банки свои проценты за кредиты списывают день в день.
— Александр Акимович, но ведь вы же патриот...
— Таким и останусь. Вот только патриотизм я понимаю не как громкое словесное восхваление своей Родины, а как желание и стремление сделать ее настолько сильной и богатой, чтобы ни у кого не возникло желания нас хаять. И в этом направлении я продолжу идти, но, видимо, в другом уголке России.
— Хеппи-энда не будет?
— Хочется верить, что данная ситуация всё же не тенденция. Ведь сколько говорится с разных трибун, что отечественный бизнес надо поддерживать и взращивать как самый драгоценный цветок. Но почему тогда в разговорах с самими бизнесменами часто слышишь одну и ту же фразу: «Не надо нам помогать — достаточно не мешать»?