Аргументы Недели Общество 13+

Зомби на Эвересте

, 15:11 [ «Аргументы Недели», ]

Зомби на Эвересте
Борис Коршунов, альпинист, risk.ru

Это одна из самых удивительных историй в летописи покорений Эвереста. В 1999-м 63-летний Борис Коршунов шел на рекорд – мог стать самым возрастным человеком, побывавшим на вершине мира. А может, и стал. Как так? А вот так! Дело в том, что Борис  совершенно не помнил, как туда взобрался. Но принес оттуда «неопровержимые» доказательства… 

Тему затронул в интервью со мной Вячеслав Скрипко – руководитель той самой коммерческой экспедиции, в которую входил Коршунов. Имя Бориса Сергеевича возникло, когда заговорили о том, насколько съезжает крыша на больших высотах. Однако, все по порядку - читателю, надеюсь, будет интересно…

 

НА ГОРЕ – КАК НА ВОЙНЕ!

- Почему погибают люди на Эвересте? Многие, возвращаясь, не могут преодолеть вторую ступень (40-метровый участок, начинается на высоте 8610, первые пять метров – склон почти отвесный,  в 1975-м китайские альпинисты укрепили там лестницу – прим. Т.Д.)?

- Нет. Там немножко не так. Люди возвращаются уставшие, иногда в темноте. И хотя там висят веревки в самых опасных местах, иногда просто трудно их найти. И чаще люди путаются не на второй ступени, а на первой - там можно уйти в сторону и улететь, кто-то падает на северную сторону, кто-то на южную. То есть исчезают. И Мэллори (Джордж, первым попытался взойти на Эверест, пропал 8 июня 1924 года) сорвался тоже где-то с первой ступени в темноте. Его нашли в том же году, что мы там были, на высоте 8300 (на самом деле, на высоте 8155). Тело сохранилось замечательно.

Джордж  Мэллори и Эндрю Ирвин

- Удивительно, 75 лет ведь лежал!

- А что тут удивляться, в Хатанге в 1970-х мы ели мамонтятину! Геологи дали. Поджарили и под спирт уговорили! Мясо как мясо. Предложили мне бивень мамонта – но уж больно тяжелый был… Мэллори лежал на животе. Его перевернули. Оказалось, глаза закрыты. То есть он умирал медленно. Не внезапно. Потому что когда люди разбиваются, глаза, как правило, остаются открытыми. При падении ногу сломал правую. 

Тело Мэллори на Эвересте, найденное в 1999 году

 

- Если Мэллори только ногу сломал, пролетев по склону метров триста, шанс есть спастись? 

- В горах всякое бывает. Но холодную ночевку не каждый переживет. Вот украинца спасали. Его нашли свои на 8600, потом спустили на 8300, с 8000 его спускали шерпы, потом международный отряд подошел. Я с доктором работал, нам его принесли, мы его раздевали в 4 часа утра. Он уже невменяем был, что-то бормотал. Мы просто заставили шерпов нести его вниз до рассвета. Они хотели до утра ждать, но доктор сказал, что до утра не доживет. Давление у него было 60 на 10… Вот он провел холодную ночь. Его нашли - он сидел и не двигался, был в бессознательном состоянии, но ноги еще двигались. Парень, который его нашел, его пинками погнал. Их – украинцев - было трое. Они все там немножко съехали мозгами. Первый спустился в лагерь, второй, видно, ушел на юг и улетел. А этому просто повезло… 

- Слава, вообще на высоте у всех, говорят, крыша съезжает… 

- Есть такой анекдот. «Мальчик, тебе сколько лет?» «Не помню!» «А какой институт закончил?» «Забыл». «А сколько у тебя семитысячников?» «Пятнадцать!» Действительно, крыша съезжает. Случаев сколько угодно. Та же знаменитая история Сергея Арсентьева и его жены американки Фрэнсис (погибли 24 мая 1998-го, Фрэнсис – первая женщина США, поднявшаяся на Эверест без кислородного баллона). Они поднялись в последний лагерь на 8300. Два раза пытались выходить. Один раз у них фонари замерзли, в другой раз еще что-то случилось, но они не спускались для отдыха, там и сидели. И просидели дней пять, все время пытаясь выходить. Им надо было спуститься в базовый лагерь, отдохнуть дня четыре и снова наверх, но до вершины почти ничего… Сидели там, а это сидение не приводит ни к чему хорошему. Организм теряет силы. Какой бы ты акклиматизированный ни был, выше 8000 каждый час силы тают. Не отдыхаешь, не восстанавливаешься, тем более они сидели там без кислорода.

Сергей Арсентьев и его жена Френсис Дистефано

Вот Борис Коршунов просидел почти неделю выше 7900, и у него мозги отключились - он даже сам не помнил, что там делал… И ведь Сергей и Фрэнсис дошли-таки до вершины, а потом он спустился, а она осталась. Провела ночевку выше второй ступени. Он шел вниз и спрашивал: «А где моя сумасшедшая жена?» Узбеки проходили мимо Фрэнсис, дали ей кислород, долго с ней возились… Украинец-то переночевал ниже второй ступени, да еще ноги мог переставлять. А американку ставили на ноги, но она падала. Была без сознания, бредила: «Сергей, Сергей!» Надо нести. Кто понесет? Как спустишь? Спускать с такой высоты тело – рисковать собственной жизнью. На это узбеки не пошли.

Тело  Френсис Дистефано на Эвересте

Они мужа отправили за ней: «Она там!». Сергей попил чаю и пошел. И исчез. Сейчас вроде его тело лежит рядом с Мэллори. Потому что американцы видели там еще нескольких человек и по описаниям, вроде, там и Арсентьев лежит…

- Каждую смерть можно проанализировать и определить роковую ошибку?

- Конечно. Кто-то переоценил свои силы. Люди всегда надеются на лучшее. Думают, вот сейчас с утра погода нормальная, идут на вершину, возникает ветерок. А до вершины метров 300, рукой подать. Надо возвращаться, но не каждый сможет. Так же и у украинцев получилось. Двое взошли на вершину, а третий остался чуть ниже -  не было сил. Но когда те двое спустились к нему, вдруг сказал, что пойдет на вершину, и они стали его ждать. И больше часа ждали, пока он метров пятьдесят пройдет. Потеряли время, стало темно. Но это была государственная экспедиция, то есть ребята ехали за государственный счет. Я, например, если что-то чувствую, могу повернуть - потому что еду на свои деньги. Даже если за деньги спонсора - не буду рисковать своей жизнью. А когда государство мне оплатило и тренер говорит: «Вперед!», я сам себе даю команду: «Надо!» Погибают и от слишком больших амбиций. Через десять дней после украинцев та же история произошла с бельгийцем, португальцем и поляком. Поляк исчез, бельгиец сорвался и на север улетел - шерпы видели, как падал. Так же в условиях неустойчивой погоды пошли на восхождение. Хотели доказать, что сильнейшие. Стартовали с 6400, без кислорода и нон-стоп, как мы говорим, то есть без остановок.  Я их как раз встретил – шел вниз, они сказали, что пойдут всю ночь прямо на вершину. Результат: двое погибли, один спустился: черный нос, отрезали пальцы на руках и на ногах…

- Такие вещи должны давить. Или об этом стараешься не думать?

- Как не думать! Если не думаешь, априори влезаешь в проблемную ситуацию. Об этом надо думать, но многие не хотят. Или амбиции превалируют или такой «долг» - надо взойти, я медаль получу от правительства. Раньше наши экспедиции были - всем премии давали, медальки получали, потом между собой ругались: почему тому орден дали, а мне медаль. После таких государственных экспедиций многие вообще друг с другом перестали разговаривать. Едешь на халяву, тебе все оплачивается, но ты как солдат. А солдат на войне как бы не очень считают. Генерал сказал: «Вперед!»

- Разумная трусость нужна…

- Совершенно верно. Важно в себе подавить гордыню, амбиции и остановиться -  на этот раз, чтобы в следующий раз покорить гору. У меня здесь такая позиция. На высоте в экстремальных условиях каждый человек должен отвечать за свое физическое состояние и не доводить себя до грани, чтобы не создавать другим проблемы. Френсис, может это звучит не очень человечно, создала своей гибелью проблемы для многих. Они с Сергеем создали. Неудобно это говорить, они умерли… Но там находишься в какой-то мере, как на войне. И если с тобой рядом кто-то погибает, ты должен идти вперед. Это не футбол: подвернул ногу - на носилках унесли. В боксе нокаутировали - откачали. Наверху ты можешь помереть за полчаса, если ты доводишь себя до какой-то грани... В горах есть две грани. Первая - до которой ты можешь делать все, что угодно. Вторая - когда ты переходишь рубеж жизни и смерти. И тут должна быть повышенная ответственность. 

 

«ТУТ ПОМНЮ, ТУТ НЕ ПОМНЮ…»

Итак, мы плавно подошли к истории Коршунова (уже упоминавшегося мельком). 

- Что там с Коршуновым произошло?

- Он неделю сидел выше 7900 и на 8300 в штурмовом лагере. Почти неделю с одним (мы его так называли) «сумасшедшим» югославом. Борис к рации не подходил, мы Зорану говорили: «Спускайтесь!» Он отвечал: «Я сам знаю, что делать!» Посылал нас. Там каждый себе начальник. 

- Коршунов до вершины дошел?

- Для меня как для руководителя экспедиции было бы очень здорово, если бы он  дошел до вершины. Он бы вошел в книгу рекордов Гиннеса. Это повысило бы и мой имидж. Ему было 63 с половиной года. Очень сильный альпинист: больше всех в мире восхождений на семитысячники (всего 68!). У Алекса Лоу, который погиб на Шишабангма в 1999-м (тело нашли в 2016-м), был лучший результат забега на Хан-Тенгри (это Тянь-Шань) из базового лагеря (4000) на вершину (7000) и обратно – 10 часов 30 минут. У Коршунова было второе время - 10 часов 45 минут. Но Алексу был 41 год, а Борису - 62! Феноменальный альпинист! Но он думал, что на этой технике и на Эверест поднимется… Не надо было мне, конечно, его отпускать от себя. Но я считал его более сознательным. Сказал ему: «Боря, сделай заброску в третий лагерь – кислород оставь и спускайся, отдыхай!» А он послушался этого идиота югослава и стал ждать погоды для штурма. Другие уже на вершину сходили, спустились, а Бори нет. Меня уже начали тормошить: «Когда ты своего сумасшедшего русского снимешь?» Он уже начал ходить по палаткам. Мозги просто отключились… 

- Так был он на вершине?

- Говорит, что был. Точнее, он в это верит. Есть книжка по Эвересту - Горбенко написал (участник советско-американской экспедиции 1990-го). Боря эту книжку выучил наизусть, и когда мы его спрашивали - по книжке-то он все  знает, но чего нет в книжке (какие в том году веревки повесили, где третья ступень, как он ее обошел) - не знает. Точнее, ничего не помнит! «Какие веревки там висят, какого цвета?» «Не помню!». Третью ступень обойти можно справа, когда много снега – в том году повесили красную веревку. «Борь, после второй ступени, что ты видел?» «Снег и камни!» «Никаких проблем не было?» «Никаких!» «А третья ступень?» «Не было там никакой третьей ступени». «А какая там веревка висит?» «Не было там веревки». Не помнит человек… И главное - на следующий день шли с севера (откуда поднимался Коршунов) по свежему снегу шерпы, мой знакомый Аппа, и он сказал мне, что выше второй ступени не видел никаких следов. С юга видел, а с севера нет.

 

«ЭТИ ВЕЩИ Я МОГ ВЗЯТЬ ТОЛЬКО НА ВЕРШИНЕ!»

Что же помнил Коршунов? Помнил, что 25 мая в паре с югославом вышел-таки на штурм вершины. Через час Зоран отстал. На высоте 8500 Борис включил кислород, но баллон оказался неисправным. Дальше начинается «тут помню, тут не помню». На спуске где-то на высоте 8400 Коршунов потерял рюкзак, очки, рацию и ледоруб. Журнал «ЭКС» приводит слова грузинских альпинистов, встретивших Коршунова в штурмовом лагере. «У нашей палатки упал без сознания русский альпинист, желающий установить рекорд. Это произошло примерно в 21 час. Приводить в чувство этого несчастного стало настоящей головной болью. Русского альпиниста до нас не приютили ни итальянцы, ни югославы. Он был в очень тяжелом состоянии. Его мучила жажда. Он страдал от недостатка кислорода. Мы отдали почти половину нашего кислорода. Полночи не спали...» 

Коршунов-таки 29-го спустился в базовый лагерь. Причем, в доказательство своего восхождения, принес предметы, которые взял с вершины - многие альпинисты для увековечивания своего подвига, оставляют на горе личные вещи. 

Вот, что Коршунов сказал журналу «ЭКС»:  

- Я наверху, там, докуда дошел, поднял несколько предметов, и принес их вниз. Это была мини-библия на иностранном языке, маленький медвежонок и вымпел. Когда Симоне (Моро, итальянский альпинист) увидел у меня этого медвежонка, он сказал, что знает, чей он. И тот человек сказал, что оставил его на вершине Эвереста. То же с библией. То же с вымпелом - Сергей Бершов (Заслуженный мастер спорта СССР) сказал, что его оставили их ребята на вершине. Получается, что я до вершины дошел. Но не помню этого. 

 

P.S.

Мог ли незаметно для себя, как зомби, Коршунов дойти до вершины? В принципе, мог. Финишный участок (несколько десятков метров) - почти безопасный пологий, можно подняться и сразу не сообразить, что дело сделано. Тем более такими «съехавшими» мозгами, как в тот день у Коршунова. В его пользу говорил и огромный опыт, и авторитет в альпинистском мире. Поэтому мнения в этом самом мире на счет того, был ли Коршунов на Эвересте или не был, разделились. В частности, не менее авторитетный (ЗМС, «Снежный барс»!) Сергей Бершов уверен: Коршунов побывал на вершине. Вячеслав Скрипко не менее категорично утверждает: Нет! 

Однако вот, что сказал «Аргументам недели» 10 октября 2019 года президент Союза альпинистов и скалолазов России Владимир Шатаев:

- Коршунов на вершине не был! Когда он приехал после восхождения, я встретился лично с ним, была при встрече Елена Рерих из «Спорт-Экспресса». Целый час с ним беседовали. Он нам рассказывал, как, что и почему. Сказал, что у него есть три вещи, подтверждающих, что он был на вершине. Я ему сказал: «Я тебе верю, но ты мне дай на время эти вещи, я узнаю, откуда они появились, в каком месте». Но он отказался и до сих пор этого не сделал. Это же попросила у него мисс Хоули (ведет статистику покорителей Эвереста), он тоже это не сделал. Хотя в газетах и журналах были помещены фотографии этих вещей. Скрипко полчаса с ним говорил, он не ответил толком на конкретные вопросы. Уверен на 100%, Коршунов не дошел до вершины, поэтому я не включил его в список покорителей Эвереста.    

Кстати, в 2000-м Коршунов опять приехал в Гималаи в экспедиции Скрипко, чтобы взобраться на Эверест уже в здравом уме и памяти. На этот раз следовал всем рекомендациям начальника, но до вершины так и не дошел…

В мире

Предсказана полная экономическая блокада России Западом в случае присоединения ЛДНР
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью