Аргументы Недели Общество 13+

Руководитель ВИА «Новороссия» Роман Разум - «Я буду бороться всю жизнь за это!»

, 16:16 [ «Аргументы Недели», ]

Руководитель ВИА «Новороссия» Роман Разум - «Я буду бороться всю жизнь за это!»
Фото: Роман Разум

Роман вёл светскую жизнь в Москве, пел на свадьбах и устраивал праздники. Когда началась война на Донбассе, он бросил комфортную жизнь, поехал на войну защищать свою малую родину и даже снял фильм про женщин-военных. Сейчас он — пожалуй, самый популярный певец на Донбассе. Его песни знают все, а концерты Разума — центр притяжения жителей ЛНР, ДНР и Крыма.

Роман Разум — поэт, композитор, певец. Руководитель военно-музыкального ансамбля «Новороссия», гвардии лейтенант второй мотострелковой бригады ЛНР.

В эксклюзивном интервью «Аргументам Недели» Роман рассказал, как в детстве засыпал в постели с магнитофоном, о работе с Кобзоном и необходимости признания Россией ЛНР и ДНР.

Детство у меня было счастливое. Я не голодал, не нуждался ни в чем, хотя родители не богатые были. Отец инженером на заводе всю жизнь, мама врач-стоматолог. При этом она всю жизнь в музыке, окончила музыкальную школу. Дома стояло фортепиано и она вечерами песни пела, играла. От отца творческих порывов я не наблюдал. Он более технический, строгий, руки золотые у него. Делал все во дворе, ремонты – отрезать, прикрутить...

Я нажимал на клавиши с самого детства. Все то, что могло извлекать звуки, меня привлекало. Даже ведра. Я брал ведра, переворачивал и пробивал все днище. Пластмассовые ведра. Палки от старой детской кроватки брал и бил. Во дворе.
Их не видно было, а когда отец набирал воду, вода протекала и отец бил меня за это. Мне было лет 5-6.

С первого класса я попал в детский хор. Школа номер 14 города Луганска. Буквально через месяц я стал солистом этого хора, так как у меня был хороший слух и звонкий голос. Много выступали по городам, домам культуры.
Я стоял впереди, сзади меня хор и меня распирало гордостью от того, что я могу петь, солировать. Так как дома было пианино, я постоянно пытался что-то наигрывать, подбирать какие-то мелодии. Мама показывала, как аккорды строятся.

Слушал я музыку, которую слушали мои родители: Высоцкий, Пугачева, Антонов, Челентано...Такая популярная эстрада. Мне это все нравилось слушать и петь, одна из любимых песен была "Земля в иллюминаторе".

У нас был микрофон, бабины, устройство, на которое отец меня записывал. Было бы интересно сейчас найти и послушать свой детский голос. Уже в 12 лет стал думать о создании своей группы.

Я засыпал с магнитофоном в постели. Возле уха он у меня стоял.
Потом я влюбился в металлику -- это стало переломным моментом в моей жизни. 9 класс. 13 лет. Я сутками играл на гитаре. Друг меня учил.

Меня поразила песня «Nothing Else Matters», я хотел ее научиться играть. Это меня подтолкнуло к более серьезному освоению гитары. Я самоучка. Мы с другом в тот момент решили, что мы металлисты. Стали отпускать волосы. Металлика стала для нас символом качественной музыки. Красивое исполнение, образы. Для нас не были герои солдаты и воины, победители. Сейчас осознаю, что нас специально порабощала западная культура тогда. В то время.

Не могу сказать, что это плохо повлияло на мою жизнь. Но это факт. Для нас героями были Сталоне, Шварцнегер... Плакаты дома висели.

Новое поколение должно расти на новых героях. Я сейчас бы не хотел, чтобы мой сын, когда он вырастет, в комнате кумирами себе делал американских актёров. Я буду навязывать ему так, чтобы у него в комнате висел Паша Дремов, Лёша Мозговой, герои советские, летчик, который посадил самолёт в кукурузу. Чтобы новое поколение росло на новых героях.

Для нас Металлика стала символом и мы влюбились. Стали подражать и мечтать, и представляли, что мы тоже можем быть такими. В подъезде однажды мы с другом моим Димой поклялись друг другу, что мы порвём металлику.
Масштаб мечты был заложен в 14 лет у меня. Всё, с того момента ни шагу назад. Нет стопа.

Серьга в ухе у меня была, волосы до плеч отрастил. Дальше не смог: отец не разрешил, заставил отстричь и серьгу снять. Сказал, если не снимешь, я тебе ее вместе с ухом...

Отец ставил рамки. Не хотели родители нас с другом видеть такими, какими мы хотели. Не видели в этом ничего полезного. А я хотел.
Волосы отрезал, серьгу снял, но музыку продолжал такую слушать.
В 15лет произошли изменения. Я услышал Сплина, Земфиру, Мумий Тролля.

Первая моя группа была создана в 14 лет. С Димой Ратихиным и ещё двумя парнями. Репетиционная база была на четвертом этаже в пятой школе. Первый барабан и первая гитара. На коленях умолял родителей купить мне гитару. Купили мне ее. Я не спал двое суток. Она стояла у меня перед глазами в комнате, и я только закрою глаза, и мне кажется, ее нет. Открою, а она стоит. То есть это бред полный. Это было невероятно круто. Сложно было найти хороший инструмент, гитару.

Это был 1995 год. В магазинах не было ничего. У нас был один музыкальный магазин и мы приходили туда, как в музей. Нет ни денег, ни возможности купить.

Сделали группу. Начали репетировать. Я начал писать песни. Первую песню я придумал в 15 лет. Она называлась «Королева огня». Такая гражданско-любовная лирика. Стишки писал в 16 лет, когда Сплин начал слушать и Земфиру, Radiohead. Взахлеб слушал. Мы выступали, стали более легкую музыку играть, рок. Типа Сплин.

Для меня одна мечта всегда была – это Москва.
Всегда, когда программа Время шла, там показывали Кремль, я родителям говорил – «Я уеду в Москву!» И постоянно верил, надеялся что я уеду.

До 18 лет была группа. Потом первая любовь. Стали вместе жить сразу с Ирой. Стала ломаться группа, распадаться. Ребята взрослели, менялись интересы и я их понимал... Только у меня оставалась мечта! Я знал – уйдут одни, появятся другие.  С женой собирали деньги, копили. Ничего себе не позволяли. Потом я вернулся, накопил денег на первый альбом. Затем купили квартиру, машину. Это первая часть моей жизни.

Произошёл Беслан. Меня эта трагедия очень сильно изменила. Тронула. Я у телевизора сходил с ума, не находил себе места. Хватался за голову. Я не мог понять – как же так, люди?! Дети! Кошмар просто. Постоянно на работе в наушниках ходил. Радио слушал, новости. Что там и как. И на третий день, когда погибло 180 детей, я вообще с ума сошёл. Это кошмар был.

Написал песню про Беслан. Сорвался и поехал туда. Познакомился там со многими людьми. Увидел своими глазами разрушенную школу, могилы. Это меня просто изменило как человека. Я впервые увидел большое горе. Как люди рыдают. Как теряют детей. Что такое сострадание. То есть у меня ничего не произошло, у меня никто не погиб, но я умирал вместе с ними. Я осознал, что такое сострадание. Я плакал вместе с ними. И песню эту я пел всегда навзрыд.

Это был для меня большой экзамен. Примут ли меня. Поверят ли. Меня приняли и стали приглашать туда каждый год. В Москве проходила акция «Без слов», посвященная Беслану. Выпустили книгу со стихами «Белая книга» и диск, на который я собирал песни. Собрал разных авторов. Так как в Луганске это было дешевле, я выпустил там тысячу книг и тысячу дисков. Это было непросто. Но мы это сделали. Я привёз в Москву тираж.

Я просто хотел помочь. Ничего на этом не заработал. Этот человек, который попросил выпустить диски, решил стать моим продюсером. Но по поводу моих песен сказал – "Ты этим больше не увлекайся. Беслан – хорошо, но не надо нам больше крови, давай мачо..."

Я не спорил с ним, но меня это настораживало. Он запрещал мне песню про Беслан петь на некоторых мероприятиях. Хотя сейчас я его понимаю, это было не формат. Не нужно было людям на тусовках петь про Беслан. А я хотел. Мы проработали с ним в Москве пару лет, но не сложилось.

С 2004 года – жизнь в Москве. Ира не хотела ехать в Москву и мы разошлись. В Москве встретил певицу Елену. Влюбился. Она тоже землячка. С Алчевска.

С продюсером разошёлся.

Я понял, что все буду делать один. Искать спонсоров, инвесторов, и сам продвигаться. С 2004 по 2014 я прожил в Москве. Плотно работал фотографом, ведущим, вокалистом. Все на свадьбах. Пел все подряд. Были сложности, но в целом я рос и был востребован. Потом открыл агентство по организации свадеб.

Вторая часть жизни – яркая. Стандартная. Светская жизнь. Думали о детях. Но в планах не было. Хотя я хотел. Но Елене нужна была сцена.

Все деньги со свадеб я вкладывал в свои песни сделал сборник о Великой Отечественной Войне. Постоянно выступал бесплатно. Никогда не брал за это деньги. Перед спецназовцами, военными, ветеранами, Альфа, Вымпел. Постоянно крутился в военно-патриотической тусовке. Меня это очень сильно привлекало. Моя любимая тема.
Я постоянно был приглашённым певцом на Поклонную гору. И песни писал в этом направлении – «Сыны отечества», «Гимн сборной Сочи» (на олимпийские игры).

Кобзон помог мне сделать сборник о Великой Отечественной Войне «Журавли». Клипы снимали с Алексеем Козловым.

Война в Цхинвале тоже меня дернула. 2008 год.
На пятый день мы с Лёшей Козловым познакомились и решили ехать снимать клип. Безрассудная идея. Мама орала – «Куда ты едешь?! Идиот, сумасшедший, там война!!!»
Я поехал туда. Город весь в хлам разрушен. Лёша Козлов натолкнул на работу со съемками. Я стал учиться монтировать, снимать... И мы стали заниматься видеосъемкой.

Началась война в Украине. Вся эта майданная история меня сильно трусила. Я очень переживал. Меня это очень волновало. Я думал, что это скоро закончится, но это стало серьезно развиваться. Переворот власти. Все на глазах. Нацики приезжали в Луганск с дубинками.

Я стал мотаться между Луганском и Москвой. Стал ездить туда на митинги. Это повлияло на наши ссоры со второй женой. Я ее тоже понимаю. Но мне надо было в Луганск на митинг. За русский мир. Потом я попал на взятие администрации. И активно ее штурмовал.

Одесса случилась. Она на всех повлияла. Сжигали людей. Я вывез родителей из Луганска, когда начали бомбить город, снаряды летали. А я ездил наездами. Применить себя в военном деле я не смог поначалу. Я с гитарой ездил, выступал перед парнями, подразделениями...Песни новые появились про Донбасс – «Новороссия», «Марш Новороссии». Организовал концерты «Битва за Донбасс» в Москве на поклонной горе, «Мы с тобой Донбасс».

Гуманитарную помощь собирал и отвозил, игрушки детям. До ноября 2014 года ездил туда наездами. Потом познакомился с Аленой. Она активно участвовала в митингах, помогала мне развозить гуманитарку, фотографировала меня на концертах.

В январе 2015 года я познакомился с Виталием Киселевым (коммунист) и предложил создать музыкальный коллектив в Луганске, ансамбль «Новороссия». Он поддержал мою идею. И в марте 2015 года дали добро на создание коллектива. Также познакомился с Яном Лещенко, который в дальнейшем тоже помогал.

1 ноября 2015 года был подписан приказ, и я собрал коллектив. Это был огромный поступок для меня. Я понимал что я меняю жизнь. Я буду там полезным, большая ответственность, большая честь – носить форму. Поступил на службу. Совмещал и службу, и творческую работу. Собрал коллектив. Ребята все с Донбасса.

Перевёз всю студию из Москвы. Забрал все оборудование. Полностью переехал в Луганск. Снял дом. Создал студию там. Стали писать первый альбом – «Песни на страже русского мира». У нас появилась официальная символика. Я написал гимн второй армейской бригаде. На параде пела вся расчетная группа.

Мы единственный коллектив на Донбассе из действующих военнослужащих в статусе, в таком формате.

Второй альбом – «Работайте, братья!» – в нем есть песня «Ополченочка».
С этой песней и со многими выступали много на передовой и на полигонах, гарнизонах и много общались с женщинами-военнослужащими. Это меня подтолкнуло к написанию сценария фильма «Ополченочка».

Меня очень сильно вдохновила история женского танкового экипажа. Пообщавшись с разными девушками-военными, я начал писать сценарий. Но я понял, что я не сценарист. Нашёл сценариста Бориса Табачника. Сошлись с ним мыслями. Он начал писать сценарий безвозмездно. В течение года ездили по полигонам, искали людей, на передовую ездили. С женщинами-военными встречались там. Набирали истории. Через год сделали первую версию сценария.

Я оформил проект, бизнес-план и стал искать деньги. Поехал в Москву, искал заинтересованных. Но ничего не получалось. Потом случилась встреча с Таней Дремовой. Я хотел, чтобы она была режиссером. Она познакомила меня с руководителем казачьей медиа-группы Владиславом Плахута и Игорем Постильгой. Эти люди прочли сценарий и решили, что смогут профинансировать фильм. Мы долго готовились.

Создали киностудию. Закупили оборудование. Я создал киностудию «Лугафильм» на базе продюсерского центра «Родина». Стали готовиться к съемкам, привлекали военных, начали кастинг, поиск артистов. Валерий Пендраковский должен был снимать. Но мы не сошлись...

Таня Дремова захотела быть актрисой, а не режиссером в фильме. И нам это стало интересней, так как она бы сыграла саму себя. На роль режиссера я позвал Алексея Козлова, так как мы работали уже вместе. 8 клипов сняли. Нам очень удобно. У него не было огромного опыта в кино, но я знал что он справится. Он будет работать за идею! Он не пафосный, а идейный человек. Уже ставил спектакль на Донбассе. Не боялся ничего. Он согласился и мне с ним было очень комфортно работать.

На главных героинь мы взяли:
Наталью Стародубцеву – роль Ани (Борис Табачник предложил).
Дима Шевченко (сопродюсер) нашёл Марию Перн вместо Тани Дремовой, так как Таня забеременела и не смогла принять участие в съемках.
Алексей Козлов нашёл третью героиню Наталию Колоскову.

В 2016 году 14 ноября у меня родился сын. Это тоже очень важный этап в моей жизни. Я почувствовал себя отцом. Не могу сказать, что я изменился, но на многие вещи стал смотреть по-другому.

Стал понимать, что и вправду самое такое яркое счастье – в детях. Когда они улыбаются, это очень тепло и ты очень хорошо себя ощущаешь. Ребёнок – это сверх счастье. Главное направить его в правильную мечту. Сложно будет воспитывать его, не навязывая свои интересы. А я ему буду навязывать.

 

 

"Миллионы русских". Клип группы "Новороссия".

 

Сейчас ансамбль. В Москву постоянно ездим выступать, в Крым, Донбасс весь исколесили. Вышел новый клип на песню «Миллионы русских», мы ее написали, когда ехали на гастроли в Крым; Сборник «Битва за Донбасс». Пять лет войны. Много погибших, много героев, и все это есть в этом сборнике.

После войны хочу вернуться в Москву. Люблю Луганск, его улицы, людей – это все мое, родное. Я для него делаю все, отдаю себя, своё здоровье, потому что это нужно. И если после концертов ко мне подходят и пишут в интернете парни, которые хотят устроиться на службу после моих песен, я им помогаю. Это результат моей работы.

Но Луганска мне мало. Хочу новою публику, нового зрителя, новые города. Надо дальше расти. Вернусь в Москву, но уже на другом уровне. Пока идёт война, я не могу уехать из Луганска, так как это будет неправильно.

Все граждане и я ждём завершения войны. Ждём Дня Победы. Это будет концерт, салют. Мы ждём признания и соединения с Россией. Вот паспорта получаем сейчас РФ. Пройдёт время, и, я уверен, что все наладится. И все сбудется, за что мы стояли и стоим. Нас признают!

Мы соединимся с Великой Россией. Это смысл моей жизни. И я не потеряю его никогда. Даже если будет очень тяжело. Я буду бороться всю жизнь за это!

 

 

Я хотел бы быть, как Кобзон. Я себя ощущаю его преемником. Его не стало. Год прошёл. Мне его очень не хватает. Мы общались с ним. Я тоже с Донбасса, как и он. Он поэтому и стал мне помогать. Он очень переживал, что тема патриотической песни ушла, никому это не нужно. Мы не чтим наших героев. А я ему доказывал другое: что я смогу, что я молодой и я смогу продолжать то, что он начал. Я пою много его песен. Мне очень близко то, как он этим занимался. Это не просто был такой человек, который песни пел.

Он и в Норд-Ост зашёл, и в Афганистан ездил. И во всех горячих точках был, и депутатом стал. Это была большая глыба. Человек очень больших масштабов. Я хочу как он, продолжить такое дело.

 

Ополченочка. Тизер-трейлер (2019)

 

Специальный корреспондент

@zlata_kolos

 

В мире

Sohu назвало единственный возможный вариант захвата Японией российских Курил
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью