Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Наследство депутата Владимира Касьяненко: не мешайте следствию!

, 19:56 [ «Аргументы Недели», ]

Наследство депутата Владимира Касьяненко: не мешайте следствию!

Знает ли губернатор Ростовской области Василий Голубев об участии своего подчиненного Ирины Люлюмовой в получившей странное развитие истории с наследством депутата В. Касьяненко? Кто препятствует возбуждению уголовного дела о мошенничестве с наследством депутата Касьяненко? Почему Денис, сын Владимира Касьяненко, до сих пор не может вступить в наследственные права, а имуществом и активами пользуются другие наследники?

По какой причине сфальсифицированные справка администрации Красноармейского сельского поселения и официальные письма МВД, перечеркнувшие тринадцать лет жизни депутата, до сих пор остаются незамеченными блюстителями закона? Правит ли губернатор или в области управляют другие? Какой интерес у прокуратуры вставлять палки в колеса следствию? О чем молчит заместитель прокурора Рощин?

В пресс-центре ИА «Росбалт» в Москве состоялась пресс-конференция с наследниками депутата Законодательного собрания Ростовской области, владельца компании «Владен», генерального директора СЗАО «СКВО» Владимира Касьяненко. На встречу с журналистами прибыли первая жена покойного депутата Лидия Касьяненко и сын Денис, которого незаконно лишили многомиллионного наследства. В данный момент следственные органы проводят расследование обстоятельств захвата крупных активов предприятия. Предмет проверки — наличие состава мошенничества в действиях причастных к имуществу покойного ныне депутата лиц. Под проверку попали и главные держатели активов: вторая жена покойного Елена Касьяненко и ее дочь Анна, ставшая после Владимира Касьяненко генеральным директором СЗАО «СКВО». Провел пресс-конференцию известный российский адвокат Сергей Жорин, который отстаивает наследственные и имущественные права Дениса и Лидии Касьяненко.

Выступили также адвокаты Генрих Хачатуров, Александр Толстоконев, Роман Гришин, Владислав Бражников и супруга племянника депутата Оксана Касьяненко.

 

Кто похитил Дениса Касьяненко?

Адвокат Сергей Жорин отметил, что вокруг ситуации с наследством покойного Владимира Михайловича и правом на имущественный комплекс СЗАО «СКВО» распространилось немало слухов, сплетен и недостоверной информации. Казалось бы, ситуация простая: есть наследники, законом установлена последовательность, приоритет. Но так получилось, что один из наследников первой очереди — Денис Касьяненко оказался лишен своего права в пользу второй семьи отца в результате определенных манипуляций.

Сергей Жорин: Наши оппоненты привлекают к ситуации известных блогеров, средства массовой информации и открыто обвиняют Дениса и Лидию Касьяненко в попытке рейдерского захвата СЗАО «СКВО». Сегодня у нас есть возможность узнать о ситуации из уст Дениса, Лидии и их адвокатов. Наша задача — развеять слухи, в том числе самый распространенный — о том, что якобы Денис и Лидия находятся где-то в плену. Анна даже призывает общественность обращаться к руководству страны, чтобы спасти и вызволить Дениса, которого она не видела уже много лет. При этом есть общеизвестные факты, что в отношении Дениса и Лидии производятся попытки возбуждения уголовных дел по заявлениям родственников новой семьи Владимира Михайловича. Неоднократно проходили обыски в жилище Дениса и Лидии. В настоящий момент рассматривается иск в Зерноградском суде Ростовской области, где Анна и Елена требуют с Лидии и Дениса тридцать миллионов рублей за клевету. При этом Анна публично заявляет, что она искренне беспокоится за брата и думает, что его похитили злые люди. Лидия Андреевна, расскажите, кто вас похитил и какую цель вы преследуете, когда приглашаете адвокатов защищать ваши права.

Лидия Касьяненко: — Вместе с Владимиром мы прожили более 35 лет, с 1972 года по декабрь 2007 года. После окончания института мы приехали в колхоз имени военсовета СКВО Зерноградского района Ростовской области. Вначале Владимир работал энергетиком, потом главным энергетиком, а потом его избрали председателем колхоза, затем генеральным директором, и в этой должности он проработал более 25 лет. Я работала в хозяйстве экономистом, затем главным экономистом, а потом руководителем планового подотдела. Мы работали в тандеме с мужем. Срок нашей работы — более сорока лет. Проживали мы на хуторе Путь Правды. Мы вместе воспитывали сына Дениса, он проживал вместе с нами на хуторе Путь Правды до 1997 года, до окончания школы.

Так получилось, что Елена повстречалась на пути мужа и мы развелись 18 декабря 2007 года. Я ему 12 ноября говорила: «Ну сколько ты еще будешь ходить?» Он всё не решался. Мы сидели на кухне, а я спрашиваю: «Будет тебе лучше там, чем с нами?». И он ушел.

Журналисты: — Когда вы полюбили Владимира и стали жить вместе, был ли он состоятельным человеком или завидным женихом?

Лидия Касьяненко: — Когда мы приехали в хозяйство после института, у нас была чертежная доска и стиральная машинка, которую нам подарили на свадьбу. Мы были обыкновенные люди, нам даже хозяйство выделяло кровати, потому что мебели своей не было.

Колхоз выделил нам дом, в котором мы прожили более 35 лет. Это было наше гнездышко, и мы его очень любили.

Сергей Жорин: — Анна постоянно говорит в соцсетях о том, что она чтит память папы, что он самый дорогой человек, а фактически сразу после его смерти этот дом был снесен. Вам известно, почему его снесли?

Лидия Касьяненко: — Так как отношения у нас после развода остались доверительные, в 2012 году я передала домовладение хозяйству и продолжала в нем жить до лета 2015 года, пока не вышла на пенсию. Потом я переехала в Ростов. С тех пор дом пустовал. После смерти Владимира Михайловича Анна Касьяненко стала гендиректором «СКВО». И принадлежащий хозяйству дом был снесен по указанию руководителя, потому что он якобы аварийный. Для меня это было шоком.

Сергей Жорин: — Анна утверждает, что якобы Владимир ее видел в качестве преемника, но, насколько мне известно, он делал ставку на Дениса и даже отправил за границу, чтобы он получил профильное образование и выучил язык.

Лидия Касьяненко: — После окончания школы Денис поступил в 1997 году в РИНХ, закончил в 2002 году, потом на семейном совете мы приняли решение отправить его на дальнейшее обучение с уклоном на немецкий язык в Австрию, в город Линц. В Германии он находился до 2006 года. Отец оплачивал его обучение.

Сергей Жорин попросил Дениса Касьяненко рассказать о своей учебе и работе за границей на немецком языке. Стало очевидно, что человек действительно владеет иностранным языком и говорит на нем уверенно.

Денис Касьяненко: — Я устал от этой ситуации, устал от этих необоснованных обысков и чудовищных исков. Единственное — хочу, чтобы ростовские правоохранительные органы открыли глаза на материалы, которые представили им мои адвокаты, детально изучили документы и доказательства, дали им объективную оценку и завершили эти уголовные дела согласно российскому законодательству.

 

Как украсть биографию любимого отца

Адвокат Роман Гришин, четвертый год представляющий интересы Дениса и Лидии Касьяненко в гражданских делах, рассказал журналистам о том, как получилось, что его доверитель остался не у дел и не получил законного наследства.

Роман Гришин: — Суть спора сводится к тому, что Елена после смерти Владимира Михайловича обрела часть имущества за счет наследственных прав Дениса: при странных обстоятельствах он отказался от наследства в ее пользу. Это являлось действием незаконным и недобровольным, в судебном порядке мы это оспорили, суд признал отказ от наследства недействительным. После этого на Дениса стали оказывать давление. В доме стали производиться обыски в рамках каких-то дел, в которых он не фигурировал ни свидетелем, ни участником, стали подаваться заявления, что он осуществляет силовой захват колхоза. В рамках гражданских дел со стороны Елены Касьяненко была озвучена история и представлены за подписью должностных лиц отдельные недостоверные доказательства, которые стерли часть истории Владимира Касьяненко.

Сергей Жорин: — Лидия Андреевна нам рассказала, что вплоть до 2007 года они жили с Владимиром единой семьей, а после развода остались в дружеских отношениях. При этом главные активы — акции ООО «Владен» были нажиты в период жизни с Лидией. Но некоторым лицам очень захотелось ими завладеть, поэтому была разработана хитроумная схема, которая теперь вскрылась. Нужно было каким-то образом доказать в суде, что Владимир жил с Лидией не до 2007 года, а до 1994 года. Но как это сделать, когда рядом соседи, есть дом, есть похозяйственная книга, где всё записано? Оказывается, всё легко и просто: дом можно снести, а в похозяйственную книгу можно внести карандашом запись, что Владимир Михайлович якобы съехал в 1994 году. Понятно, когда фальсификация обстоятельств в делах плюс минус год, но, представляете, человек жил до 2007 года, а в книге карандашом нарисовано, что он оттуда съехал в 1994 году, то есть за 13 лет до того, как он развелся. Абсурд, но оказывается, можно такую приписку сделать, а потом на основании этой липовой записи выдать справку. Основываясь на этой справке, Батайский городской суд Ростова-на-Дону, а вслед за ним и областной выносят незаконное решение. Решение незаконное, потому что его отменил Верховный Суд РФ.

По словам Сергея Жорина, наверняка у высшей инстанции вызвало удивление решение ростовских судов и она приняла единственно верное решение: отменила незаконное решение в части долей в уставном капитале ООО «Владен», являющегося собственником СЗАО «СКВО». Казалось бы, налицо очевидный криминал: наследника лишают наследства, задним числом переоформляют документы и пытаются отобрать то, что было нажито депутатом Касьяненко в предыдущем браке, но почему-то уголовные дела обоснованно возбуждаются, а потом их закрывают. При этом в жилище законного наследника Дениса Касьяненко проводятся обыски и его постоянно пытаются привлечь к уголовной ответственности. О том, кто за всем этим стоит, кто покрывает преступников в Ростовской области, рассказал адвокат Генрих Хачатуров.

 

Росчерк карандаша — минус миллиард

Генрих Хачатуров: — Исходя из исследованных материалов гражданских дел, мне как специалисту уголовного права стало очевидно, что имеются признаки состава преступления со стороны лиц, которые, как мы считаем, организовали хищение прав наследственного имущества Дениса и лишение имущественных прав Лидии. Следует проверять в действиях заинтересованных в имуществе лиц состав мошенничества, совершенного в отношении Дениса и Лидии Касьяненко. Способом данного мошенничества явились те документы, которые были представлены в суды как доказательство, но при этом документы сфальсифицированы. В чем заключалась фальсификация? Установлено, что справка из отдела полиции №5 за подписью врио начальника отдела полиции Романа Чипилюка на официальном бланке МВД была изготовлена неустановленным лицом и подписана чужой рукой. Содержание справки подтверждало, что Владимир Михайлович фактически проживал с новой семьей до официального расторжения брака с Лидией. Понятно, что это вводило суд в заблуждение и доказывало, что предприятие «Владен» создавалось в период сожительства с Еленой.

Также в суд была представлена справка из Красноармейского сельского поселения за подписью на тот момент главы администрации Люлюмовой о том, что, исходя из записи в похозяйственной книге, Владимир Касьяненко с 1994 года не проживал на хуторе Путь Правды Зерноградского района и, следовательно, не вел с Лидией никакого совместного хозяйства, поэтому она не имеет никаких прав на наследственную долю в ООО «Владен». Следственные органы изъяли похозяйственные книги, в которых видно, что они заполнены ручкой, а в графе о выбытии и отсутствии членов хозяйства карандашом указано: «Не проживал».

Генрих Хачатуров передал Сергею Жорину цветную копию страницы из похозяйственной книги.

Сергей Жорин: — Фактически мы держим в руках тот самый документ, на основании которого из жизни Владимира Касьяненко нагло вычеркнуто тринадцать лет совместной жизни. И благодаря этому документу большая часть активов ушла от Лидии Андреевны и Дениса Владимировича. Можно предполагать, что судьбоносная запись сделана карандашом, чтобы в любой момент ее можно было стереть. Правоохранительные органы установили, что этот документ является поддельным, сфальсифицированным, но по какой-то причине до сих пор не вынесено процессуальное решение.

По мнению адвоката Жорина, такого рода махинации могут угрожать каждому из нас. Если кому-нибудь в жизни встретится такое предприимчивое должностное лицо, то оно может запросто лишить вас имущества, внеся карандашом запись в домовую или похозяйственную книгу.

Сергей Жорин: — Эти шесть букв карандашиком стоят больше миллиарда рублей. И при этом где посадки?! Почему не возбуждаются уголовные дела? Почему не несут ответственность лица, которые карандашом вносят записи и перечеркивают долгие годы жизни счастливой семьи? Всё ведь очевидно! Большая группа адвокатов провела огромную работу, провели эту работу правоохранительные органы, но итога пока нет. Почему?

Генрих Хачатуров: — Помимо этих приписок, о незаконности которых при их внесении муниципальная чиновница не могла не знать, от того же должностного лица администрации, вопреки закону о персональных данных, исходила и справка на адвокатский запрос Меньшикова, который не представлял интересы Владимира, Лидии и Дениса. Что это? Халатность? Служебный подлог? Кто проведет проверку соответствия деятельности закону?

По данному факту мы обратились вместе с Лидией Андреевной к губернатору Ростовской области Голубеву. Мы пояснили, что в действиях бывшего главы Красноармейского сельского поселения Люлюмовой — сейчас она заместитель главы администрации Зерноградского района — усматриваются признаки должностного нарушения, и попросили провести проверку. Первое обращение оставили без ответа — тогда мы обратились повторно. После этого нас пригласили к министру сельского хозяйства области, которому было отписано губернатором наше обращение. Министр выслушал и сказал, что не имеет никаких полномочий проводить какие-либо служебные расследования в отношении глав районов. Мы удивились: «А зачем тогда вам, уважаемые, губернатор отписал, если вы не имеете полномочий?» Кстати, мы просили губернатора направить заявление в правовой отдел администрации Ростовской области. В итоге нас направили в прокуратуру.

Возникает вопрос: для чего существует вертикаль муниципальных образований, для чего нужен губернатор, если не для того, чтобы следить за действиями глав районов и муниципалитетов и не допускать нарушений норм законодательства? А при наличии признаков таких нарушений брать контроль над проведением проверки в свои крепкие хозяйские руки? Накануне конференции мы с Лидией Андреевной снова обратились в приемную губернатора, сдали очередное заявление, указав, что мы считаем, что данные отписки являются незаконными, и попросили все-таки услышать нас, рассмотреть наши заявление в рамках действующего законодательства. Мы прямо указали, что если губернатор считает, что это не его полномочия, то в его полномочиях дать резолюцию провести служебное расследование главе Зерноградского района.

Сергей Жорин: — Я размещу это у себя в «Твиттере». Я знаю, что губернатор Ростовской области тоже активно ведет свою страницу. Я задам ему вопрос, является ли законным этот документ и его заполнение и почему не вынесено окончательное процессуальное решение по результатам проверок. Почему Лидию постоянно игнорируют и отправляют к министру сельского хозяйства? Мы добьемся ответа, а ответ может быть один из двух: либо губернатор скажет, что всё нормально, можно приписки вносить — значит, это не просто позиция Люлюмовой, а позиция ее руководства, либо будет признано, что документ незаконный, и в таком случае виновные лица должны быть привлечены к ответственности. Мы просим губернатора Ростовской области Василия Голубева разобраться в этом вопросе, потому что беззаконие творится и наказан должен быть каждый, попирающий право! Даже если такие нарушители — подчиненные губернатора или иные, облеченные властью!

 

Признаки состава налицо — реакции ноль!

По словам адвокатов, Следственный комитет по Ростовской области, прежде чем возбудить уголовное дело по факту мошенничества в отношении Елены Касьяненко и неустановленных лиц, провел очень детальную проверку. Она насчитывает семнадцать томов материала. Следователь Магомедов 14 июня 2019 года вынес постановление о возбуждении уголовного дела.

Тут нужно понять, что возбуждение уголовного дела дает процессуальные возможности для более глубокого расследования: допрашивать всех лиц, которые могут быть причастны, с предупреждением их об уголовной ответственности, производить следственные действия, обыски, возможно, проводить задержания. То есть уголовное дело позволяет совершать большое количество процессуальных действий. Это еще не обвинительный вердикт. Следователь Магомедов увидел, что есть признаки состава преступления, и выполнил свою работу. Но что произошло дальше?

Генрих Хачатуров: — По данному уголовному делу Денис и Лидия были признаны потерпевшими. Дело было возбуждено в отношении Елены Касьяненко и неустановленных лиц по ч. 4 статьи 159 УК РФ. Четырнадцатого июня дело было возбуждено, но 18 июня материалы были затребованы Прокуратурой Ростовской области, и заместитель прокурора Ростовской области старший советник юстиции Рощин вынес постановление об отмене постановления о возбуждении уголовного дела. С учетом выпавших выходных в возбуждении уголовного дела было отказано за два рабочих дня. Данное постановление мы обжаловали на имя прокурора области Баранова, который изучил данную жалобу и отказал в порядке ст. 124 УК.

Постановление было отменено, несмотря на то, что были явно видны и способ совершения преступления, и наличие его признаков, и повод для возбуждения уголовного дела. Если прокурор посчитал, как он пишет, что возбуждение является преждевременным и нарушает якобы конституционные права Елены Касьяненко, то у него была возможность при наличии признаков, повода и основания для возбуждения отменить постановление о возбуждении уголовного дела в части Елены Касьяненко, оставив уголовное дело по факту, давая возможность следственным органам в рамках факта провести полное и всестороннее расследование и установить лиц, которые совершили данное преступление. То есть провести следственные действия, которые невозможно провести в рамках материала проверки.

Я считаю, что заместитель прокурора Ростовской области и сам прокурор не заинтересованы в возбуждении уголовных дел даже по факту. Мы были с Лидией у прокурора Баранова, рассказывали ситуацию, ссылались на фальсифицированные документы, он нам сказал, что он не видит никаких препятствий для возбуждения уголовного дела по ст. 327 и 303 УК РФ. Что касается мошенничества, то он сказал, что это преждевременно, потому что решения гражданских судов вступили в силу, и, когда они будут отменены, тогда можно будет говорить о мошенничестве. Но через несколько дней состоялось рассмотрение кассационной жалобы в Верховном Суде, и судебная коллегия по гражданским делам отменила решение гражданского суда апелляционной инстанции. Фактически препятствия, о которых говорил прокурор Баранов, устранены.

 

Главное — в ходе следствия не выйти на самих себя

Сергей Жорин: — Если ростовские суды реагируют, когда им будет дано указание сверху, значит, и Прокуратура Ростовской области должна отреагировать, когда будет соответствующее указание от Генеральной прокуратуры. Подделка документов МВД — это преступление. Получается, ничего не происходит, пока из федерального центра не дают указание.

Как сообщил Генрих Хачатуров, 17 сентября 2019 года постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено заместителем начальника следственного управления Станиславом Ковалевым и материал отправлен во второй следственный отдел по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного комитета РФ по Ростовской области и поручен группе следователей.

Этим заявлением будут заниматься пять следователей. В данном постановлении отражено около двадцати пунктов, которые должны быть тщательно изучены и расследованы. Участники пресс-конференции надеются, что прокурор Ростовской области и его заместитель не будут препятствовать органам следствия выполнять данные указания. Если же эти указания не будут выполнены следственным органом и прокурор закроет на это глаза, то это еще раз подтвердит, что прокурор и его заместитель заинтересованы в непринятии обоснованного процессуального решения по данному материалу. Если же это будет выполнено, это будет значить, что прокурор действительно надзирает в соответствии с УПК и не препятствует органам следствия выносить постановление в рамках закона.

Сергей Жорин: — Несмотря на то, что прокуратура отменила постановление о возбуждении уголовного дела, следователь Магомедов все-таки находится в Ростовской области и ему ругаться с этим ведомством не с руки. У нас большая просьба к заместителю прокурора Рощину: пожалуйста, если будет возбуждено уголовное дело, не выносите постановление об отмене — пусть следствие во всём разберется, пусть оно пройдет без давления, пусть оно пройдет объективно. Если не будут установлены причастные лица, то всегда можно это уголовное дело прекратить. Дайте возможность расследовать. Тут почему-то вспоминается крылатая фраза бывшего Генерального прокурора Скуратова: «Главное — в ходе следствия не выйти на самих себя».

 Сергей ИВАНОВ

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью