Аргументы Недели Общество № 19(663) от 23.05.19 13+

«Армейский» десант в Крыму

, 20:47

«Армейский» десант в Крыму

Театр Российской армии с 3 по 12 июня посетит четыре крымских города: Симферополь, Севастополь, Ялту и Херсонес. Для гастролей отобрали пять спектаклей, которые с овациями принимают московские зрители: «Главная роль», «Венеция в снегу», «Дом под снос», «Завещание целомудренного бабника» и «Саня, Ваня, с ними Римас». О крымских гастролях и не только обозреватель «АН» расспросил народную артистку России Алину ПОКРОВСКУЮ.

– АЛИНА Станиславовна, чего вы ждёте от гастролей Театра Российской армии в Крыму?

– Во-первых, это встреча со знакомыми с детства местами. Я люблю многие места в Крыму. Коктебель, например. Почти каждый год там была. Любила Ялту, пансионат СТД «Актёр». Туда можно было ездить строго без детей. Там отдыхали Ростислав Плятт, Варвара Сошальская, Володя Сошальский, Олег Ефремов, Женя Евстигнеев, другие знаменитые артисты. Я любила Мисхор, сыну было 5 лет, когда мы впервые поехали с ним туда. Сейчас ему 45… У меня в Крыму живёт родня, в разных местах. В Керчи, например. А в Симферополе живёт сводная сестра. Мы с театром были в Крыму ещё в 2014-м, с концертами. Видели, как люди стояли в очередях за российскими паспортами. И я тогда встретилась со всей своей крымской роднёй…

И конечно, мы все ждём встречи с благодарным крымским зрителем. На сцене Драматического театра им. Лавренёва в Севастополе наши артисты покажут все пять спектаклей гастрольного репертуара. Я играю в комедии-мелодраме «Дом под снос». Этот спектакль об отношениях между людьми, о штампах, закомплексованности и доброте. Его поставил режиссёр Андрей Бадулин. Волею судьбы в одной квартире оказываются два разных пожилых человека из параллельных вселенных. Она – учительница (это моя роль), он – железнодорожник, которого играет прекрасный наш артист, недавно получивший звание заслуженного, – Сергей Колесников.

Крымским зрителям покажем премьеру – французскую комедию Жиля Дирека «Венеция в снегу»в постановке Татьяны Морозовой. Ещё «Главную роль» – смешную комедию о всепоглощающей материнской любви к единственному сыну, который вырос, женился, но так и остался смыслом жизни мамы, с народной артисткой Ольгой Богдановой. И ещё два спектакля из нашего репертуара – комедию о стареющем Дон Жуане «Завещание целомудренного бабника» и очень тёплую, добрую историю, полную любви, – спектакль «Саня, Ваня, с ними Римас».

– Алина Станиславовна, у вас были когда-нибудь съёмки в Крыму?

– Да. В Инкермане. Там была заброшенная железнодорожная ветка. И вот в тех местах снимали сцену из фильма «Офицеры», когда моя героиня рожает в поезде, а герой Ланового бежит по крышам состава, спрыгивает, рвёт цветы и возвращается обратно. Знаменитая сцена! А ещё снимали в Севастополе, весной, мальчик с девочкой, с портфелями, с этим отблёскивающим зеркальцем, помните?

– Кстати, как вы относитесь к тому, что фильм «Офицеры» раскрасили?

– Мне это не нравится. А чего раскрашивать? Ну комедию раскрашивайте! У нас, конечно, не суровая, с юмором, история, но она достаточно честная. Нас, актёров, никто не спрашивал, хотим ли мы быть в цвете или нет. Ни меня, ни Василия Семёновича Ланового. Когда раскрашивали «Семнадцать мгновений весны», я слышала, режиссёра Татьяну Лиознову спросили, как она к этому относится. И она одобрила идею. А тут нашим мнением не интересовались.

– Нравится ли вам памятник, который поставили у здания Министерства обороны в Москве, где герои Юмашева и Ланового стоят у лавочки, на которой сидит ваша героиня, а рядом юный курсант вытянулся во фрунт и отдаёт честь?

– Я отношусь к этому с юмором. Как-то мне сказали, что будет открытие памятника. Я спросила: «Кому?» «Вам» – ответили мне. «Да я же ещё жива!» – воскликнула я… Когда выяснилось, что это памятник героям фильма «Офицеры», мы пошли, посмотрели. Героям фильмов памятников немного. А офицерам, служащим в Минобороны, наверное, приятно, что стоит такой памятник. Ведь наш фильм о становлении армии. Проезжая мимо на троллейбусе, я всегда смотрю в ту сторону: стоит? Стоит. Вот и хорошо.

– А вы общаетесь с Василием Семёновичем Лановым? Поздравляете друг друга с Днём Победы, например?

– Не часто, но общаемся. Встречаемся на памятных мероприятиях. Василий Семёнович – великолепный чтец, ездит с гастролями по стране. Мы иногда созваниваемся и, конечно же, с Днём Победы друг друга поздравляем.

– Вы не так давно были в Сирии, выступали перед российскими военными. Расскажите об этой поездке!

– Я считаю это своим долгом, меня никто не заставляет туда ездить. Если наши ребята воюют там по какому-то правому делу, я должна поддержать их. В Сирию поехала тогда, когда мы репетировали спектакль «Старомодная комедия». Меня вызвал наш директор театра, сказал, что надо выступить на шефских мероприятиях в Москве. Я отвечаю: у меня репетиции, я не могу! Директор: «Надо. Я тебя только что от поездки в Сирию отстоял!» Тут я воскликнула: «Почему? В Сирию я обязательно поеду!»

И вот я поехала туда под самый Новый год, с ёлками, подарками. Прибыли на базу Хмеймим. Постоянно взлетали боевые самолёты. Бойцы жили в модулях, где стояли двухэтажные кровати. Мы всё это сразу осмотрели. Мне уступил свой домик один офицер. Там был, слава богу, обогреватель. Днём тепло, солнце ярко светит, а ночью – ноль градусов. Мы выступали с концертом. Нас так тепло принимали! А потом пошли в госпиталь. Собрали всех врачей, и я спрашиваю: «А больные где?» Больных было всего три человека. Я думала – раненые. Оказалось, они просто съели что-то не то…

– В спектакле «Красное колесо» по произведению Александра Солженицына вы играете вдовствующую императрицу Марию Фёдоровну. Что неожиданного узнали о ней, готовясь к роли?

– Мария Фёдоровна родом из Дании. Она почти всё время жила в Киеве, в своём дворце, потому что у неё не очень складывались отношения с Александрой Фёдоровной. Из-за Распутина, в частности. Мария Фёдоровна очень любила сына Михаила, больше, чем Николая. Михаил был таким баловнем, ему всё позволялось, всё разрешалось.

По каким-то воспоминаниям я знаю, что вдовствующая императрица была очень демократичной женщиной, потому что её дети спокойно играли с придворными детьми. Она была очень милой, любила драгоценности. Она на них не тратилась, но все знали, что она любит, поэтому близкие и родственники, когда к ней приезжали, дарили ей украшения. И у Марии Фёдоровны был большой ларец с драгоценностями, который она увезла в Данию и его потом украли англичане. Когда Мария Фёдоровна умерла, к ней на похороны приехали все европейские дворы. И вот в полной суматохе ларец умыкнули в Англию…

– Алина Станиславовна, вы с 1962 года работаете в Театре Российской армии. Какая роль здесь самая любимая?

– Сейчас я была в Смоленске, и взрослые люди моего возраста до сих пор вспоминают: «Ой, мы видели вас в «Барабанщице»! Как вы здорово там сыграли!» Это совсем давно было, 1965 год, эту роль я очень люблю. Есть и другие любимые роли. Например, «Мой бедный Марат», Елена Андреевна в «Дяде Ване», Мария, мать Дмитрия, в «Смерти Ивана Грозного». В общем, много ролей, которые мне нравились. Но больше всего нравятся роли последние, которые, как последний ребёнок, выправляются, растут, совершенствуются. У меня сейчас в театре семь спектаклей, в которых я играю.

– Это прилично!

– Ну конечно, учитывая, что мне через полгода 80.

– А кстати, как собираетесь отпраздновать свой красивый юбилей?

– Вы знаете, я так этого не люблю. Но думаю, в этом случае просто так не обойдётся. Придётся что-нибудь делать. Я предпочитаю сыграть в свой день рождения какой-нибудь спектакль. Ну а там пусть скажут добрые слова!

В мире

Псаки в рамках пресс-конференции не смогла выговорить название минздрава США

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью