Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → Общество 13+

Пациент участвует в своём личном выздоровлении

, 11:41

Пациент участвует в своём личном выздоровлении

Создатель системы альтернативной неврологии и ортопедии Сергей Михайлович БУБНОВСКИЙ поделился с нами основами методики лечения, разработанной им самим. 

Доктор Бубновский рассказал, почему в лечении заболеваний опорно-двигательного аппарата он не приемлет фармакологического лечения и корсетов. Внутренние резервы организма человека, понимание своего тела, постоянная забота и работа над своими мышцами – вот что действительно может помочь.

 

Сейчас подавляющая часть людей «зависла» в цифровом режиме, мало кто регулярно занимается физическими упражнениями.

– Расскажите, на чём основана ваша методика лечения? Вы используете микс двух противоположных компонентов? Какие составляющие вашей методики наиболее эффективны?

– Применяемая мной методика базируется на современной кинезиотерапии. Кинезиотерапия – термин международный. А современная она, потому что предполагает использование новейших тренажёров, также применяется опыт достижений физиологии, гистологии и биологии для более точного понимания тела, его движения, т.е. кинезиотерапия – лечение движения. 

Мы лечим декомпрессионными упражнениями, главная суть которых заключается в том, что мышечный фактор в теле человека является лечебным. Его оздоровительные свойства пока никто в мире не исследовал, а я лично доказал, что работа с мышечным фактором может быть крайне эффективна. Я задаюсь вопросами: что такое мышцы и зачем они нужны нашему организму? Мышцы – это залог движения, мышцы перемещают тело, носят тело, то есть осуществляют двигательную функцию.

Сейчас подавляющая часть людей «зависла» в цифровом режиме, мало кто регулярно занимается физическими упражнениями. Так, примерно к 40 годам происходит потеря мышечной ткани уже на 12%, автоматически в это время проявляются первые симптомы гипертонической болезни, остеохондроза позвоночника, это говорит о том, что мышцы отвечают не только за движение, но и за транспорт питательных веществ по сосудам, проходящим внутри мышц. Также задействованы гемодинамика крови, лимфодинамика движения и усиление иммунного ответа, потому что все мышцы крепятся к костям, имеющим свой красный костный мозг, поэтому применение упражнений для лечения болевых синдромов является основообразующим кинезиотерапии.

Какие именно упражнения необходимы пациенту, имеющему сопутствующие заболевания, как правильно заниматься и с какой частотой – всё это применительно к каждому человеку индивидуально, решает врач  – кинезиотерапевт. Но само по себе движение не лечит, сами по себе тренажёры не лечат, иначе все фитнес-залы были бы переполнены. Поэтому к этим составляющим моей методики необходимо было добавить правила управления дыхательными мышцами. Не занятия дыхательной гимнастикой, а именно управление дыхательными мышцами. Я знаю всю парамедицину, все дыхательные гимнастики – от йоги до Стрельниковой, но в них никто не использует дыхание как профилактику внутренних заболеваний при неправильной нагрузке. Мы занимаемся постановкой правильного фрагмального дыхания, вторым лёгочным сердцем, что является основополагающим фактором при работе с тренажёром. 

Информации об этом упражнении фактически нигде нет, поэтому нередко я не могу добиться взаимопонимания со специалистами по фитнесу, которые говорят о пользе того или иного упражнения, не понимая, что само по себе упражнение не лечит, а лечит целый комплекс.

Помимо использования базовых тренажёров мы проработали методику и тактику занятий на специально разработанном многофункциональном тренажёре Бубновского и его вариантах. Мы используем ещё два обязательных вида упражнений – это стрейчинг, который отвечает за растяжку мышц, и аэробная нагрузка. Безусловно, здесь также необходимы индивидуальный подход и личный план тренировок, чтобы не навредить мышцам и капиллярам в них.

Поэтому кинезиотерапия – это сложный комплекс упражнений, основу которых составляют силовые упражнения, где необходимым звеном являются занятия на растяжку мышц, и каждое упражнение сопровождается постоянным управлением дыхания. Не могу сказать, что здесь идёт речь о противоположных компонентах, скорее – об одинаково необходимых.

Второй момент, связующий эти вещи, – бальнеотерапия (водные процедуры), холодные крио- и термобани, которые способствуют выведению молочной кислоты после интенсивной работы мышц. Без этого справиться с болевым синдромом практически невозможно. Конечно, его можно перетерпеть, но немногие пациенты готовы страдать от болезненных ощущений продолжительное время. 

И последний, обязательный пункт нашей методики – принципиальное несогласие с применением лекарственных обезболивающих препаратов при лечении болевых синдромов, потому что они существенно ухудшают состояние соединительной ткани и снижают сигнал болевых рецепторов, которые находятся в мышцах. Болят только мышцы,  связки, сухожилия, нервы не болят, не ущемляются. Но это уже теоретическое несогласие с неврологией, где при болевом синдроме назначаются таблетки-блокады и лечение с помощью ЛФК, что малоэффективно.

Поэтому здесь нет каких-то двух позиций: мы формируем рабочую систему, и во время составления программы для пациента также должен учитываться главный фактор – сопутствующие заболевания. Когда идёт опрос или экзамен наших специалистов в период обучения, всегда задаёмся вопросом: «показания и противопоказания к тому или иному упражнению». Например, в фитнес-центрах таких понятий нет. Там больному человеку просто запрещают заниматься. У нас можно заниматься всем. Например, пожилым людям с двумя десятками сопутствующих заболеваний, которые, выполняя наши упражнения, заметно улучшают свои показатели. 

Красной нитью «кинезиотерапии по Бубновскому» является понимание, что неиспользование скелетной мускулатуры ухудшает состояние всех органов и систем, потому что именно мышцы выполняют терапевтическую функцию, т.е. функцию питания, доставки питательных элементов ко всем органам и тканям, куда приказывает голова – центральная нервная система. Поэтому основной физиологической нитью является нервно-мышечная связь, которая не учитывается, допустим, в неврологии. Там нет мышц, есть только одни нервы, поэтому прерывание этой связи, когда что-то болит, но человек этого не чувствует, приняв обезболивающий препарат, ухудшает состояние органов системы. 

Принципиальность моего подхода в том, что сам пациент участвует в своём личном выздоровлении, и такого нет ни в одной области медицины.

 

В то же время правильная постановка упражнений снимает болевой синдром. Здесь надо понимать, что любая боль – это спазм или воспаление мышц, которых не видно ни на МРТ, ни на КТ, ни на рентгене, потому что мышцы и связки – это вода на 84%. Поэтому в качестве обязательной диагностической процедуры разработана миофасциальная диагностика, без которой нельзя назначить программу, дать прогноз, поставить диагноз. Этим грешит вся медицина в мире, не понимающая, что мышцы – это и лечебный, и диагностический факторы. 

Нам удалось связать воедино эти данные. Так, мы выяснили, что грыжи позвоночника не являются ни противопоказанием к занятиям, ни показанием к операциям. Наоборот, наличие грыж говорит о необходимости заниматься на тренажёрах, потому что в глубине грыжи проходит дистрофический процесс, т.е. неработающие мышцы приводят к разрушению позвонков и межпозвонковых дисков – и это ухудшает состояние всех органов. Основной акцент делается на МРТ, которая показывает нам только плотность соединительной ткани и ни слова не говорит про мышцы, связки, сухожилия. Но на каждый сустав приходится от 18 до 24 двигательных единиц, которые не учитываются при лечении, они либо забываются, либо запрещаются. А ведь результатом является восстановление трудоспособности – это главная задача, которую ставит пациент перед врачом. 

Сейчас, для того чтобы назначить таблетки от боли, и врачом не надо быть – достаточно зайти в Интернет с болевым синдромом, и выскочит куча рецептов. Необходимо не временное облегчение в виде корсета, который может сначала облегчить, а потом ухудшить состояние, а назначение тех лечебных процедур, которым пациент будет готов следовать хотя бы в течение 10–12 сеансов для восстановления трудоспособности и снятия болевого синдрома, который уже не купируется ни таблетками, ни блокадами – только операцией.

Состояние после операции – это просто беда. У нас никто не понимает, что будет после операции! А после операции необходимо заниматься ещё больше, чем до неё. Вот такие противоречия возникли между современной кинезиотерапией, между фитнесом, который не учитывает многих факторов и не принимает их в силу отсутствия знаний, и между общепринятой медициной, которая ортодоксальна – дальше костей и хрящей ничего не видит.

– Можно сделать вывод, что большинство людей привыкли идти от наименьшего сопротивления: либо они приходят к врачу и думают, что врач решит за них проблемы, либо другая крайность – книжку купили, прочитали и уверены, что сами со всем справятся. 

– Да, конечно, любой больной хочет решить свои проблемы сразу, одним уколом в сустав или позвоночник. Более того, многие идут на подобную авантюру, потому что лечащие врачи на этом настаивают, убеждают, что это правильно, а если потом не получается, говорят: «давай ещё один укольчик», и так затягивается узел болезни на шее больного. Здесь возникает более сложный вопрос: если можно было бы лечить больных, написав книгу, а книги сейчас пишут многие, то сейчас я бы только и делал, что непрерывно сидел и писал книги, выписывал и назначал упражнения, тренажёры. Но дело всё в том, что выполнение упражнений технически сложно, и есть возможность появления многих побочных явлений, которые помешают выполнить правильно само упражнение. Например, подтянуться не могут 90% людей, в то время как подтягивания улучшают кровоснабжение шейного и грудного отделов позвоночника и борются с остеохондрозом. Поэтому надо создавать упражнения по типу подтягивания – вот тут мы обращаемся к помощи тренажёров, которые заменяют вес тела. Но как делать подтягивания, если у пациента не работают плечи? Если у него глаукома? Если он пережил инсульт? Если у него высокое давление? Если у него аритмия? Если он физически слабый? Все подобные факторы надо учитывать при назначении какого-то одного упражнения, например, тяги одной или двумя руками. Такой метод работы используется для упражнений на руки и ноги. Любой сустав имеет 4 поверхности: переднюю, заднюю, две боковые, и на каждый надо давать не менее 4 упражнений, не считая нагрузок на не менее необходимых стрейчинге, ротации или скручиваниях.

Нужно учитывать тот факт, что любой человек физически ослаблен – к нам приходят люди, как правило, не спортсмены. Хотя и спортсмены тоже бывают, но из-за травм уже сложно назвать их спортсменами, стремящимися бить новые рекорды, им уже не хочется беспрестанно поднимать вес, подобно грузчикам. Бывшие спортсмены теряют мышцы, значит, теряют объём кровотока, у них развивается дистрофия – это недостаток питания (все заболевания мышечных суставов относятся к дистрофии).

Но если ты решил выполнять упражнения самостоятельно по книге – это, как я говорю, то же самое, что ты захотел купить машину, но не выучил правила вождения. Паспорт машины показывает, что здесь находятся педали, здесь – газ и тормоз, а вот – сцепление. И вот ты всё нажал по исправной инструкции, но чуда не свершилось – первый столб твой. Точно такая же ситуация происходит с тем, кто, купив вроде нужную книгу, впервые в жизни начал делать какие-то движения при наличии кучи заболеваний, про которых он не подозревает, потому что не прошёл консультации врача. Поэтому современная кинезиотерапия – это самая сложная терапия в мире, но при этом самая эффективная, потому что лечебного результата можно добиться даже за один сеанс, если человек физически и психологически готов. Если ни первого, ни второго нет, то третий фактор – психотерапия. Ведь нужно ещё объяснить, зачем пациенту делать упражнения на тягу, если он не хочет быть грузчиком. А это делается затем, что возникает атрофия мышц, снижается скорость объёма кровотока, и как следствие – все заболевания опорно-двигательного и сосудистого аппаратов. Поэтому эффективно лечение проходит именно в центре, где есть программы по обучению и технике, которые сначала наглядно выполняет инструктор, объясняя смысл этих упражнений. Затем врач, изучив конкретные результаты пациента – сколько упражнений он сделал, сколько сможет сделать в будущем, предлагает программу лечения, придерживаясь которой он сможет вылечиться.

В принципе среднестатистическому человеку хватает 12 сеансов, а дальше он на свободные хлеба: может в фитнес пойти, может заниматься дома, купить тренажёры и т.д. Самостоятельное применение книги практически невозможно человеком, не понимающим весь комплекс физиологических, психологических и химических факторов. Я просто даю направление, не раскрывая каких-то непостижимых тайн. Только специалисты центра эффективно работают с пациентами, объясняют, показывают и учат.

– Получается, книга – инструкция без комментария, как всё делать, малопригодна для достижения результата, а 12 сеансов и есть то самое пояснение? Общаются ли между собой ваши пациенты, как люди узнают о центре?

– Принципиальность моего подхода в том, что сам пациент участвует в своём личном выздоровлении, и такого нет ни в одной области медицины. Обычно всегда врач или медсестра каким-то образом манипулируют телом пациента, чтобы оно могло двигаться. Надо понимать то, что в нашей практике результат, как правило, настолько яркий, что начинает работать сарафанное радио.Люди делятся своими результатами, происходит обратная связь. К нам больные в 70% случаях приходят с последней надеждой на выздоровление. 

Первый этап самостоятельного лечения, который почти все проходят: это обезболивающие таблетки, одна, вторая, месяц, два, а потом они перестают действовать. Затем в некоторых случаях идут на более радикальные хирургические методы – блокады, которые на самом деле уничтожают нервно-мышечную связь и делают человека фактически беззащитным перед любым болевым синдромом. Далее подключаются и другие защитные реакции организма, которые отвечают за остальные органы. Обезболивание – это обесточивание, т.е. человек лишается информации о своём теле, а у него может быть параллельно ещё несколько заболеваний. Пассивное лечение в принципе бессмысленно, оно наносит колоссальный вред. 

К нам идут за последней надеждой. И когда человек впервые может подтягиваться, лёжа на полу, отжиматься, у него возникает настоящая радость. Гормоны радости начинают вырабатываться оттого, что пациент смог сделать то, что ему запрещали ранее, ему стало лучше, наладился кровоток, выбросились в кровь гормоны счастья, ему стало хорошо, он снял страх и хочет этим поделиться со всеми. Я всегда говорю пациенту: ты спроси у врача, который тебе запрещает упражнения, сам-то он занимается, сам следит за своим телом в тренажёрном зале? Он принимает сауну, обливается холодной водой ежедневно? Вероятно, он не знает простые законы физиологии, я не говорю о сложных. У нас самое сложное – это реабилитация, медицинская и физическая реабилитация после заболеваний. Это высочайшее искусство, которое признают даже ортодоксы.

– По сути, здесь в том числе один из самых важных моментов – вы вкладываете в головы, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

– Да.

– Спасением утопающих занимается множество ваших центров. В Питере далеко не один, и вообще по стране. Соответствуют ли центры всем требованиям вашей методики? Довольны ли вы имеющейся материально-технической базой и площадью центров?

– Я всегда, чтобы было понятно, что это не реклама, сразу рассказываю о двух позициях. Первая – ты в больнице. Что такое больница? Палата. Палата – это квадрат с потолком, одним окном, маленькая, одна кровать – в идеале, две кровати – как правило, да ещё и сосед, который пыхтит и мешает тебе жить. Если один в палате – хорошо, каждые 15 минут приходит медсестра и помогает, кормит, утку выносит, ты лежишь с острой болью в спине. И вдруг ты попадаешь в Центр кинезиотерапии, в этот громадный павильон, где потолки – 4–5 метров, окна во всю стену, свет. Все люди двигаются, никто не лежит с капельницами на судне. 

Просто постоять в этом зале, увидеть всю эту площадку, и сразу хочется переодеться и примкнуть к занятиям! Это уже очень сильные психологический и психотерапевтический факторы. В центре всё есть, он большой, тренажёров – необходимое количество. Чем больше денег, тем больше я напичкаю центр всякими независимыми источниками диагностики, дайте мне 1–1,5 миллиона долларов, куплю МРТ, поставлю в углу. Сейчас в каждой больнице это есть, и незачем иметь кучу экспертных комиссий…

Хорошо бы иметь 2–3 зала, у нас всего 2 зала. Я бы работал с детьми, с колясочниками. Плюсы центра – пространства, свет, очень большое количество тренажёров, которые позволяют создать более интересные программы, не нудные, не скучные. Это – как танец. Каждый раз новая программа с учётом слабых звеньев – поэтому здесь очень интересно. В центре работает грамотный и обученный персонал, прошедший все уровни подготовки. Я сюда приезжаю регулярно, контролирую, приглашаю коллег и из других центров. У нас постоянно идёт обмен мнениями. Мы разбираем по электронной почте сложные случаи, если есть необходимость. Такие консилиумы проходят постоянно. Я совершенно спокоен за тех, кто приходит к нам. Много пожилых людей  в нашем центре – это ещё один показатель качества работы. Старики верят опыту, а не просто информационному потоку. Пожилые приходят с кучей лекарств, которые потом выкидывают, и дарят нам всякие сувенирчики. Когда бабушка, избавившись от боли, дарит тебе какую-нибудь книжечку, Молитвослов или самовязку, – это лучшая благодарность, это показатель нашей работы. Если пациенты чувствуют себя плохо, никогда ничего не подарят и не поблагодарят. 

Человек не гнулся, не ходил, но стал ходить. Этого нигде нет. Из больницы просто выписывают – и иди под наблюдение местного невропатолога или терапевта. У нас реально уходят весёлые пациенты, бросают костыли, даже после операций быстро восстанавливаются. У нас один из таких элитных центров, который можно приводить в пример другим городам и регионам, потому что многие экономят на площади, а мы на площади не экономим. Я считаю, что воздух, свет – главные составляющие хорошего лечебного процесса.

– В Петербурге такая же картина?

– Уверяю, стандарты, необходимые для создания «центра по Бубновскому», везде одинаковы: пространство, количество тренажёров, обученность персонала и приятная обстановка для приходящих.

Здоровье – это труд, труд – это терпение, терпение – это выполнение рекомендаций врача, и когда ты достигаешь здоровья, то понимаешь, что счастье – это когда ничего не болит. Не надо жалеть времени и сил на восстановление собственного здоровья, это никогда не поздно, если есть желание жить полной жизнью и дышать полной грудью. Всем здоровья, всем движения и веры в себя!

 

15 марта в 16:00 состоится лекция С.М. Бубновского по адресу: 

г. Санкт-Петербург, Заневский проспект, д. 37.
Все желающие могут записаться по телефону:
8 (812) 426-77-09

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Заневский пр., 37, тел.: (812) 677-44-42

Пр. Народного Ополчения, д. 10, тел.: (812) 677-44-41
Ул. Хошимина, д. 16, тел.: (812) 677-44-40
Центральная улица, д. 8 к. 3, тел: 8 (812) 452-55-04

 

 

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Реклама

20 идей