Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Общество № 6(650) 14-22 февраля 2019 13+

Запах театрального закулисья

, 20:35 ,

Запах театрального закулисья

Артур ВАХА родился в Питере в актёрской семье. В 6 лет он впервые вышел на сцену Театра Ленсовета в спектакле «Человек со стороны». Актёр и сейчас много играет на театральных подмостках. Широкий зритель знает Артура Ваху по ролям в таких фильмах и сериалах, как «Убойная сила», «По имени Барон», «Брежнев», «Смерть шпионам», «Вербное воскресенье», «Лиговка», «Фурцева», «Белая гвардия», «Батальонъ», «Салют-7» и др. С 18 февраля по ТВ начнётся показ романтического сериала «Пекарь и красавица», где артист играет одну из главных ролей.

– ЧЕМ вам была интересна роль в новом сериале «Пекарь и красавица»?

 

– Когда я прочитал сценарий, то подумал, что такого благородного отца семейства я ещё никогда не играл. Мне понравился лёгкий юмор, который присутствовал в сценарии. Это роль человека, который ответственно относится к семье, к жене и своим детям, всех их безмерно любит. Ему надо тянуть лямку владельца пекарни, но у него не очень получается, он слишком мягкий для бизнеса. Впрочем, мой персонаж иронично относится ко всему, к себе и окружающим. И я с удовольствием взялся за роль в сериале «Пекарь и красавица».

– Вы впервые вышли на сцену в 6 лет. Какие у вас остались воспоминания от этого события?

– Я помню, какой был запах, когда я входил в Театр Ленсовета через служебный вход. На втором этаже находился актёрский буфет, и его запах, смешанный с запахами реквизита, костюмов, всего закулисья, сразу обволакивал тебя. А роль у меня была небольшая, всего три сцены, но зато в компании с Алисой Бруновной Фрейндлих!

– У некоторых актёров есть такая традиция – выпить в буфете перед спектаклем рюмочку для куража. Не придерживаетесь?

– Вы знаете, я мог перед спектаклем «Заповедник» по Сергею Довлатову выпить рюмочку коньяка. Потому что тогда лучше понимал своего персонажа – именно Сергея Довлатова, который любил это дело. Но, скажем, перед спектаклем «Смерть коммивояжёра» Артура Миллера я категорически не могу выпить – иначе я не пойму своего героя. Если для профессии нужно, я выпью, если нет, то нет.

– Не могу не спросить о роли, которая стала вашей «визитной карточкой», – молодого Леонида Ильича в сериале «Брежнев». Вы разгадали загадку, каким он был человеком?

– Я, конечно, читал какие-то воспоминания о Леониде Ильиче. Но о нём молодом их мало. И документальной хроники, простых фотографий почти нет. Всё началось, когда Брежнев взошёл на престол. Однако человеческие истории понятны и без документов. А я играл в сериале именно человеческую историю. Каким он был человеком тогда? Простым, достаточно сильным, не шибко умным и не злым.

– Была у вас какая-нибудь экстремальная история на съёмках?

– Дело было в Коктебеле. Мотоцикл, в коляске которого я должен был в этот момент сидеть, упал в пропасть. Сам мотоциклист успел соскочить и уцепиться за скалу, а мне в это время поправляли грим. До той минуты я пять раз садился в мотоколяску, и мы репетировали. И вот на шестой раз перед съёмкой обвалился край земли. Там было метров 80 в глубину… Водитель мотоцикла, проходя мимо меня с окровавленными руками, сказал: «Выпей сегодня. Ты заново родился!»

– Вы застали брежневский застой. Что бы вы хотели перенести оттуда в наше сегодняшнее время?

– Как пел Виктор Цой, «мне не нравилось то, что здесь было, и не нравится то, что здесь есть»… Что касается брежневской эпохи, да, там было больше человеческого общения, но только потому, что было меньше возможностей коммуницироваться. С помощью каких-то инструментов типа смартфона или компьютера. Тогда был только домашний или рабочий телефон, договорившись с человеком встретиться на следующий день, ты старался изо всех сил прийти. Потому что понимал – следующая встреча может случиться неизвестно когда. Сегодня можно всё поправить одной эсэмэской.

– Вы выросли в актёрской семье. Чем она отличается от семьи обычной?

– Только тем, какой профессией занимается семья. Мне кажется, именно поэтому у нас было более близкое понимание друг друга. Дальше всё зависит от воспитания, от внутренних принципов. Но не от профессии. Меня воспитывала мать. Были времена, когда ей приходилось много работать. И она отдавала меня в интернат в Пушкино – хороший интернат, с английским уклоном. И я там прекрасно проводил время. Я выбрал актёрскую стезю, потому что в этой профессии были мои родители. Если бы они были пекарями, как в нашем сериале, я бы, наверное, тоже стал печь пирожки.

– В сериале «Контрибуция», где дело происходит в 1918 году, вы сыграли роль крупного промышленника. Чем, на ваш взгляд, тамошние олигархи отличались от олигархов нынешних?

– Я не думаю, что в то время не было криминала. Был наверняка. Они тоже боролись за сферы влияния. Но мне кажется, тогда слово «честь» ещё что-то значило. Ещё в ту эпоху было такое чувство, как сопереживание, было развито меценатство. Сейчас это всё ушло.

– Вы родились и живёте в Питере. Как изменился город за последние годы?

– Вы знаете, мне хорошо там. Потому что ничего не меняется. Если вот сейчас пройтись по Питеру, может создаться впечатление, что у нас продолжается блокада. Дороги в снегу, их вообще никто не чистит. Моя мама однажды сказала: «Вот в Москве дороги чистят. Нам бы их мэра». Я ей ответил: «Мама, дело не в мэре. Дело в бабле, которое в Москве. А у нас просто денег нет». Хотя нет, фасады домов в Питере почистили. Но если зайдёшь вглубь, в какой-то любимый переулочек, там всё так же обшарпано. Я живу в центре, на канале Грибоедова, я знаю.

 

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram