Аргументы Недели Общество 13+

Блеск и нищета Новой Земли

№ 35(628) от 06.09.18 [ «Аргументы Недели », ]

Блеск и нищета Новой Земли

Россия снова удивила всех активностью в Арктике: заявлено о скором начале разработки Павловского месторождения свинцово-цинковых руд на Новой Земле. Это будет самое северное добывающее предприятие в мире, а на очереди реализация ещё восьми «опорных проектов» в Арктике, разработанных Минэкономразвития. Смущает в них, как всегда, одно и то же: бешеные расходы и расчёт только лишь на средства бюджета и государственных компаний. Частников Арктика интересует мало, а без них эффективность проектов отходит на второй план.

Бизнес во льдах

Павловское месторождение в какой-то степени исключение – его разработка даже может оказаться рентабельной. Здесь относительно простое геологическое строение, руды залегают неглубоко, а значит, можно добывать их недорогим карьерным способом. У руд хорошая обогатимость, и даже логистика, как ни парадоксально, удобная: можно возить в Европу легендарными маршрутами северных конвоев. Ну и конечно, богатство самого Павловского, входящего в пятёрку крупнейших месторождений полиметаллов в России. К середине 2017 г. балансовые запасы кладовой на Новой Земле оценивались в 2 млн тонн цинка, 465 тыс. тонн свинца и 670 тонн серебра. А прогнозные ресурсы свинца и цинка суммарно тянут на 19 млн тонн. Большую часть цинкового концентрата (170 тыс. тонн) планируется направить в Евросоюз. А свинец будет распределяться примерно по 50 тыс. тонн концентрата между китайскими и российскими потребителями.

Чтобы осознать все трудности, достаточно посмотреть на карту. Новая Земля – это севернее Архангельска, Воркуты и Нарьян-Мара. Это зона арктических пустынь и арктической тундры, где растут мхи, лишайники, карликовые берёзы и стелющиеся ивы – и ничего выше них. В мире архипелаг известен главным образом тем, что при Хрущёве здесь испытали водородную «Царь-бомбу», когда взрывная волна трижды обогнула планету, вызвав на Западе панику. Ради создания полигона на материк переселили всех ненцев, а до начала 1990-х само существование населённых пунктов на Новой Земле было государственной тайной. Письма слали в Архангельск-55 и Архангельск-56. Сегодня мы знаем, что персонал ядерного полигона и военно-морской базы составлял около 2, 5 тыс. человек, столько же людей сохранилось к сему моменту, причём только в двух населённых пунктах – Белушья Губа и Рогачёво (до Второй мировой войны посёлков было 12).

За 35 лет существования ядерного полигона здесь произвели 132 ядерных взрыва, в том числе и очень мощных в атмосфере над архипелагом. Кроме того, в акватории вплоть до 1992 г. хоронили радиоактивные отходы: контейнеры с отработавшим ядерным топливом, иногда реакторные установки ледоколов и даже целиком атомную подводную лодку К-27. Однако в Министерстве обороны уверяют, что радиационная обстановка на Новой Земле нормальная, а в семьях военнослужащих постоянно живут более 300 детей. Ведётся регулярный мониторинг состояния флоры и фауны, а на севере архипелага создан национальный парк «Русская Арктика».

Чего на Новой Земле нет, так это аэропорта. Военный аэродром, способный принимать грузовые Ан-26, находится в Рогачёве – это в нескольких сотнях километров от Павловского месторождения. А вертолётами всё необходимое для начала добычи не слишком-то повозишь. Автобанов, понятно, тоже нет. А ближайший крупный порт Архангельск замерзает на полгода. И эксперты, оценивающие перспективы добычи на Новой Земле полиметаллов, признают, что это проблема. По словам директора консультационной компании «Гекон» Михаила Григорьева, для использования Архангельска потребуется привлечение судов достаточно высоких ледовых классов. Зато вывоз продукции в Китай в летне-осеннюю навигацию по Севморпути могут осуществлять суда вовсе без ледовых усилений корпуса, а зимой можно работать кружным путём – через Суэцкий канал.

Чтобы международные поставки осуществлялись напрямую с Новой Земли, нужно построить порт под продукцию Павловского. Вложения в порт оценены в 6 млрд рублей, а общая сумма инвестиций в начало добычи и логистику разнится от 20 до 30 млрд рублей. Разработку месторождения будет вести одна из дочек «Росатома». Любопытно, что первыми перспективы Павловского разглядели инвесторы группы «Сумма», но Министерство обороны не хотело видеть частников на одном острове с ядерным полигоном, и в 2012 г. те от работы на Новой Земле отказались. С одной стороны, это косвенно говорит о том, что проект действительно может окупиться. С другой – бюджетные деньги запускают иные правила игры.

 

 

Холодный блеск монет

Если ориентироваться на мировые стандарты, то Россия вроде бы всё правильно делает в Арктике. Все северные страны увеличили число жителей арктических зон, а у нас оно снизилось за 7 лет на 63 тыс. человек. По словам профессора, директора программы подготовки управленческих кадров для Севера и Арктики РАНХиГС Веры Сморчковой, например, в Канаде бизнес на пять лет освобождён от всех налогов, если идёт на Север. А среднегодовая ставка процентов по кредиту варьируется от 3 до 5%. И Норвегия, и США в первую голову развивают в Арктике проекты, связанные с освоением месторождений ресурсов. И не надо кривиться, почему, мол, Россия не хочет переселить на Север «Сколково», – этого никто не делает.

Другое дело, что развитие Арктики будет подталкивать реализацию отдельных высокотехнологичных проектов. Среди них называют криогенные стали, технологии сжижения природного газа, СПГ‑оборудование, автономные плавучие объекты. На Балтийском заводе в Петербурге собирают плавучую атомную электростанцию «Академик Ломоносов», а на Адмиралтейских верфях – самодвижущуюся платформу «Северный полюс».

Сегодня в российской части Арктики стартовали 10 инвестиционных проектов – пять нефтегазовых и пять касаются добычи угля и руды. В Арктической зоне добывается около 16% от российской добычи нефти, а доля газа с арктических месторождений достигает 39% всей газодобычи в РФ. При этом территория неразведанного арктического шельфа составляет более 90%, а в континентальной части Арктики – более половины. И все высокие слова, будто именно Арктика будет кормить в будущем страну, как нынче её кормит Восточная Сибирь, не лишены оснований. Но размах трат в Арктике настораживает. Не получится ли так, что на казённые деньги отгрохают инфраструктуру для давно знакомых «королей госзаказа», установят им безналоговый режим и ещё ледоколы построят – только добывай и продавай? Минэкономразвития уже заявляет о формировании некоего круга «якорных инвесторов», которые получат преференции в Арктике. А чтобы в регион не лезли чужие, минимальный порог инвестиций – 100 млрд рублей.

«АН» рассказывали, как после 2010 г. началось лоббирование освоения Арктики – казна была полна. Первые лица один за другим повторяли: под арктическими льдами скрыто 90 млрд баррелей нефти. Это 13% мировых запасов, а по газу и вовсе 30%. Три четверти этих богатств находится в российском секторе. Но на поверку первоисточником информации оказалась оценка геологической службы США, которая не могла проводить никаких исследований в наших северных морях. Неудивительно, что лажей оказались и обещания специалистов «Газпрома» и «Роснефти» начать разработку Штокмановского газового месторождения в Баренцевом море в 2013 году. До этого чуда страшно далеко и сегодня, хотя уже к 2012 г. в проект вложили десятки миллиардов рублей (точнее не известно) под гарантии правительства РФ. Взялись с державным размахом: для строительства грандиозного завода по производству сжиженного газа, добытого на Штокмане, взялись переселять посёлок Териберка на Кольском полуострове, словно за полярным кругом дефицит территорий.

В очередной стратегии развития Арктической зоны до 2020 г. много говорится о том, как в разы вырастут перевозки по Севморпути и добыча ресурсов, но почти ничего про школы и больницы для жителей Севера. Даже по оптимистическим планам авторов, население Архангельской области за 7 лет сократится на 110 тыс. человек – до 1, 12 млн жителей. 11% из них так и останутся за чертой бедности, а ввод нового жилья составит 30 кв. см (!) на человека в год. Не иначе как с бодуна создатели стратегии предрекают бурное развитие круизёров в Заполярье, где даже в сезон северный ледяной ветер чуть ли не зубы вырывает. В то время как рыбный промысел остался без современного флота (степень износа судов советской постройки – до 95%), а строить новый – нет мощностей.

Правда, Россия, и без того обладающая мощнейшим в мире ледокольным флотом (в 2014 г. их было 37 – втрое больше, чем у США и Канады, вместе взятых), собирается построить ещё с десяток кораблей по 30–40 млрд рублей за экземпляр. И не нужно забывать, что при наличии бездонных бюджетных средств издержки в России растут сказочно, а на Севере и подавно. С 2000 по 2012 г. цена на закупаемый для армии автомат Калашникова выросла в 9, 5 раза, хотя не изменились ни конструкция, ни курс доллара. Издержки при добыче нефти растут на 16% в год. А стоимость перевозок грузов в Арктике такова, что перевезти дороже, чем купить. А значит, на Севере один переезд равен двум пожарам, а не наоборот.

 

В мире

Украинский журналист Гордон придумал способ забрать Крым у России без войны
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью