Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Кубань → Общество № 25(618) от 27.06.18 13+

От защиты к нападению

, 09:06

От защиты к нападению
Евгений Михайлов, автор фильма «Новые Цапки Кубани»

Руководитель сельхозпредприятия в Крыловском районе Краснодарского края едва не лишился бизнеса из-за одной своей подписи.

Эта история стала широко известна год назад: 20 июля 2017 года журналист Евгений Михайлов опубликовал в Интернете сюжет под названием «Новые Цапки Кубани». В материале речь шла о захвате сельскохозяйственного предприятия «Хуторок», расположенного в Крыловском районе. В качестве главных отрицательных персонажей в сюжете были представлены адвокат Александр Маковей и юрист Дмитрий Лютынский.

Ознакомившись с этим произведением, вышеупомянутые граждане подали в районный суд иск о защите чести и достоинства с требованием выплатить совокупную компенсацию в шесть миллионов рублей: по полтора от Евгения Михайлова, СМИ, которое он представляет, Валентины Косенко (владелицы предприятия) и Сергея Семеренко (зятя и главного помощника В. П. Косенко) — последние в сюжете рассказывали о роли Маковея и Лютынского в попытке захвата их бизнеса. Именно этот иск и стал отправной точкой для нашего собственного расследования, так как решение суда могло послужить очень веским аргументом в пользу той стороны, которую признают правой.

В иске суд отказал.

«Помощники»

Валентина Косенко была за мужем как за каменной стеной. Ее супруг Василий Андреевич занимался сельским хозяйством и был очень эффективным руководителем. В его собственности находилось предприятие «Серповчанин» и 50 процентов ООО «Хуторок», о котором и пойдет речь.

Благополучная жизнь для семьи Косенко закончилась в феврале 2014 года, когда скоропостижно умер сын Олег. Отец не смог пережить утраты и скончался через полтора года. Горе от страшных потерь и заботы о деле всей жизни супруга легли на плечи Валентины Петровны. В память о муже она решила сохранить предприятия для дочери и зятя, несмотря на то, что сама является инвалидом — последствия тяжелейшей аварии в 2009 году.

Сообщают, что примерно в то же время иные совладельцы ООО «Хуторок» собрались продать свою часть бизнеса, начали торговаться, возникла угроза того, что половина предприятия уйдет на сторону. Процесс усложнялся тем, что Валентина Петровна на тот момент не вступила в наследство и не являлась полноправным владельцем доли, принадлежавшей ее покойному мужу. Тут и появились адвокат Маковей и юрист-оценщик Лютынский.

По словам Валентины Косенко, специалисты вели себя уверенно и доброжелательно, пообещали урегулировать вопрос по вступлению в наследство, оценке предприятия и покупке доли так, что все стороны будут довольны.

На второй день знакомства Валентина Косенко снова встретилась с Маковеем и 18 февраля 2016 года заключила соглашение о посреднических услугах в решении интересующих ее вопросов, оформила на адвоката нотариальную доверенность. Запомним эту дату: она скоро всплывет.

Как указывает Валентина Петровна, оценка показала, что «Хуторок» стоит 40 млн рублей, свои обязательства по урегулированию возникших в переговорах с иными совладельцами предприятия сложностей юристы выполнили, и те согласились продать свою долю за 20 миллионов. Валентина Петровна собрала все свои сбережения, недостающую сумму заняла у знакомых.

На подписании договора купли-продажи, которое состоялось в середине марта 2016-го, Валентина Петровна подписала, не глядя, все три экземпляра. Почему три, а не два, как должно быть — для продавца и покупателя, выяснилось позже.

Удар в спину

Точнее, в июне 2016 года, когда Маковей и Лютынский обратились в районный суд с исками о расторжении договора по продаже гражданкой Косенко им 25 процентов акций ООО «Хуторок» и возврате уплаченных ей за это 50 млн рублей.

Десять килограммов денег (столько весит 50 млн купюрами по 5 тысяч рублей) они якобы передали наличными Косенко 18 февраля 2016 года, когда и был заключен «договор». Как женщина-инвалид могла дотащить такую поклажу и куда затем потратила огромный капитал, осталось за кадром. По словам Валентины Косенко, под этим документом, который потом неоднократно демонстрировался в судах, в строке «Покупатель» стояли две подписи: Маковея и Лютынского. Но об этом чуть позже.

Данный документ даже на поверхностный взгляд непрофессионала Валентины Косенко, мягко говоря, вызывал массу сомнений. Во-первых, она вступила в наследство лишь в середине апреля, а значит, не имела права ничего продавать из «Хуторка» на момент заключения «договора». Во-вторых, как четверть предприятия может стоить 50 млн рублей, если эти же специалисты по поручению Валентины Петровны вели переговоры с бывшими собственниками о покупке Косенко половины доли за 20 млн, а всего предприятие оценили в 40 млн (о чем имеется соответствующий документ)?

Тем не менее районный суд оставляет это без внимания и решает договор расторгнуть, а также обязать вернуть Косенко Маковею и Лютынскому 50 млн рублей. В качестве обеспечительных мер на имущество Валентины Петровны накладывается арест.

К счастью для Валентины Косенко, ее новым защитникам, теперь уже по этому делу, пришла светлая мысль провести экспертизу, которая устанавливает конкретное время, когда был подписан документ, с использованием метода ядерного магнитного резонанса. Сложнейшее исследование не оставило никаких сомнений: договор, датированный 18 февраля, был подписан Косенко не раньше середины марта, то есть примерно на месяц позже даты, указанной в самом договоре. Получается, что Валентина Косенко могла оставить свой автограф на «лишнем» документе, только когда подписывала договоры купли-продажи половины «Хуторка» за 20 млн рублей, так как больше в присутствии бывших «помощников» она свою подпись нигде не оставляла. Валентина Петровна предполагает, что это и был тот самый третий экземпляр.

В итоге 20 июля 2017 года судебная коллегия краевого суда отменила решение суда первой инстанции. Лютынскому и Маковею в иске отказано, а требования Косенко о возмещении издержек и ущерба удовлетворены. Более того, было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества.

1 + 1 =… 1

Маковей и Лютынский дошли до Верховного Суда, чтобы обжаловать решение краевой инстанции, но и там их ждал отказ.

Что же касается уголовного дела, то здесь случились удивительные метаморфозы. На данный момент идет расследование только в отношении Лютынского. Кстати, сообщают, что в 2010 году он уже был осужден по ч. 3 ст. 159 УК РФ «Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере». Возможно, что в данный момент гражданин Лютынский скрывается от следствия и находится в федеральном розыске, что, однако, не помешало ему через своего представителя подать тот самый иск о защите чести и достоинства, с которого и началось наше расследование.

Адвокат же продолжает работать и оказывать юридические услуги населению. О каких-либо попытках привлечь его к ответственности ничего не известно.

Валентина Петровна утверждает, что есть немало свидетелей, готовых подтвердить, что Маковей участвовал в ситуации не меньше Лютынского. Кроме того, под договором, признанным подделкой, стоит и его подпись. «А дела нет!» — сетует Валентина Косенко Возникает вопрос: почему?

По этому поводу высказывается Евгений Михайлов — один из ответчиков по иску о защите чести и достоинства.

— Сразу скажу, что отказ Крыловского районного суда в удовлетворении иска Маковея и Лютынского меня удивил и обнадежил. Это событие вселяет надежду, что в Крыловском районе проявились силы, способные защитить законопослушных граждан. Надеюсь, что наш фильм «Новые Цапки Кубани» способствовал этому процессу,— комментирует Евгений Михайлов. — Что касается личностей Лютынского и Маковея. Первый, вероятно, не зря сейчас скрывается от следствия, это вполне ожидаемо. А вот с Александром Маковеем всё сложнее. Об уровне его «непотопляемости» свидетельствует хотя бы тот факт, что в то время, как Лютынского ищут, он спокойно продолжает работать адвокатом. Со свой стороны я готов предоставить всю известную мне информацию правоохранительным органам, чтобы способствовать установлению истины.

Этика не окупается?

Вопросы правоохранителям поставлены Валентиной Косенко и Евгением Михайловым, и мы надеемся, что следствие доведет до логического конца эту историю. Но остается еще много нерешенных проблем. Одна из них касается очень деликатной сферы: имиджа адвокатов в целом. Полагаем, что факты, которые мы описали в отношении одного из представителей адвокатской профессии, могут быть расценены гражданами как пятнающие репутацию адвокатского сообщества в целом. У любого может возникнуть вопрос: не должна ли Адвокатская палата Краснодарского края принять какие-то меры по этому поводу? Возможно, дело в том, что поступки Маковея остались незамеченными. В таком случае, надеемся, наша статья обратит внимание адвокатов Краснодарского края на описанные в ней неприятные факты.

«Адвокат не вправе приобретать каким бы то ни было способом в личных интересах имущество и имущественные права, являющиеся предметом спора, в котором адвокат принимает участие как лицо, оказывающее юридическую помощь»,— гласит подпункт 8 пункта 1 статьи 9 действующего Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого I Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года.

Не являются ли описанные нами в статье действия ненадлежащим исполнением адвокатом своих профессиональных обязанностей перед Валентиной Косенко или незаконным использованием им информации, связанной с оказанием ей юридической помощи? Надеемся, что на эти вопросы обратят внимание в краевой адвокатской палате и, может быть, мы получим ответ.

Если правоохранители или адвокаты откликнутся и предоставят свое профессиональное мнение на этот счет, полученная от них информация обязательно будет опубликована на страницах нашей газеты.

 

Игорь ПРИЛУКИН

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Реклама

20 идей