Аргументы Недели Общество 13+

Выбор генерала Суслопарова

Почему победу над фашистской Германией на Западе празднуют 8-го, а в нашей стране – 9 Мая?

№ 17-18(610-611) 7-16 мая 2018 [ «Аргументы Недели », ]

Выбор генерала Суслопарова
Генерал-майор И.А. Суслопаров подписывает акт о капитуляции Германии в Реймсе

Акт о полной и безоговорочной капитуляции представители командования разгромленного вермахта подписывали в 1945 году дважды – 7 и 9 мая. Сначала во французском городке Реймсе, в штабе главнокомандующего экспедиционными войсками союзников американского генерала Дуайта Эйзенхауэра, затем в Карлсхорсте, пригороде Берлина, взятого войсками маршала Георгия Жукова.

Оттого и получилось как бы две Победы. История эта кажется странной. Неужели тогда нельзя было договориться и провести одну церемонию, общую для всех, кто разгромил фашистскую Германию? А то создаётся впечатление злого умысла, попытки не то заключить сепаратный мир с немцами, не то украсть победу, одержанную другими…

 

Полчаса на размышления

30 апреля 1945 года Адольф Гитлер покончил жизнь самоубийством. В политическом завещании он назначил главкома флота гросс-адмирала Карла Дёница своим наследником на посту президента и верховного главнокомандующего. Дёниц требовал продолжать войну. Но под ударами Красной армии и войск союзников его надежды сохранить Третий рейх быстро рушатся.

3 мая сменивший Дёница на посту командующего флотом адмирал Ханс Георг фон Фридебург обратился к британскому фельдмаршалу Бернарду Лоу Монтгомери с предложением о постепенной сдаче немецких войск на Западном фронте. Монтгомери предложение отверг: только немедленная и безоговорочная капитуляция.

4 мая адмирал Фридебург подписал акт о капитуляции немецких войск в Северной Германии, Голландии и Дании.

5 мая адмирала Фридебурга доставили в Реймс, в штаб Эйзенхауэра. Переговоры с немцами вёл начальник штаба верховного командования экспедиционными силами союзников генерал-лейтенант Уолтер Беделл Смит. Но у Фридебурга не было полномочий для подписания полной капитуляции. Он мог только прекратить сопротивление вермахта на севере и западе. Адмирал просил не спешить.

Генерал Смит ответил: «Немцы – наши враги и останутся ими, пока не капитулируют». Или адмирал получает полномочия и подписывает документ о капитуляции, или союзные войска продолжают наносить удары по остаткам вермахта.

Дёниц решил, что адмирал Фридебург, возможно, недостаточно красноречив и отправил на переговоры генерал-полковника Альфреда Йодля, начальника оперативного штаба верховного командования вооружёнными силами Германии. Вечером 6 мая Йодля доставили в Реймс. Дёниц рассчитывал, что Йодль с его безукоризненной логикой прирождённого генштабиста договорится с американцами и англичанами.

Альфред Йодль возглавлял штаб оперативного руководства вермахтом, своего рода личную военную канцелярию Гитлера, и был главным военным советником фюрера. Если Йодль мог в чём-то убедить Гитлера, то он убедит и Эйзенхауэра, решил Дёниц.

Генерал Йодль доказывал, что командованию вермахта понадобится ещё несколько дней, чтобы выяснить расположение всех частей и соединений и довести до них информацию о капитуляции. Эйзенхауэр был непреклонен и через генерала Смита потребовал немедленной капитуляции. Он дал Йодлю полчаса на размышления.

Йодль доложил Дёницу по радио:

«Генерал Эйзенхауэр настаивает на подписании сегодня же… Я не вижу альтернативы: или хаос, или подписание. Я прошу вас немедленно подтвердить по радио, что у меня есть все полномочия для подписания акта о капитуляции».

Дёниц согласился. Тогда Эйзенхауэр пригласил к себе начальника советской военной миссии при штабе союзников генерал-майора артиллерии Ивана Суслопарова. Уже был поздний вечер 6 мая. Эйзенхауэр сообщил Суслопарову, что генерал Йодль готов подписать акт о капитуляции вермахта. Попросил передать в Москву текст акта и подписать его от имени СССР.

 

Время идёт, 
а инструкций нет

Суслопаров запросил указаний. Но подвела сложная бюрократическая лестница в Москве. После расшифровки телеграмма поступила в управление спецзаданий генерального штаба, которое ведало деятельностью советских военных миссий за границей. Оттуда – руководству генштаба, которое должно было доложить запрос Суслопарова вождю. Решение мог принять только Сталин. Время шло, а инструкций всё не было.

Суслопарову пришлось самому принимать решение. Он поставил свою подпись, боясь, что иначе немецкие войска продолжат боевые действия только против советских войск. Но благоразумно сделал примечание, что в будущем возможно подписание и другого акта о капитуляции Германии, если того пожелает одно из союзных правительств.

Война закончилась! Германская армия признала своё поражение. Акт о капитуляции подписали двое – американский генерал Уолтер Беделл Смит и советский генерал Иван Суслопаров. Французский генерал Франсуа Севез засвидетельствовал их подписи. Капитуляция вступала в действие через сутки – в 23 часа 01 минуту 8 мая.

Принято считать, что, приняв в Реймсе капитуляцию немцев, американцы и англичане пытались присвоить победу, завоёванную Красной армией. На самом деле в штабе Эйзенхауэра изначально исходили из того, что наверняка потребуется ещё одна церемония. Поэтому генерала Йодля заставили подписать ещё документ, известный только историкам:

«Германские представители обязываются прибыть с соответствующими полномочиями в указанные верховным главнокомандующим союзническими экспедиционными силами и советским верховным командованием время и место для осуществления официальной ратификации этого акта о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил».

Генерала Йодля отвели в кабинет генерала Эйзенхауэра. Американский командующий предупредил его:

– Вы лично ответите за нарушение условий капитуляции. В том числе вы обязаны обеспечить прибытие представителей германского командования в Берлин, когда этого пожелает советское верховное командование для завершения церемонии капитуляции.

Уже после подписания генерал Суслопаров получил опоздавшую телеграмму из Москвы: ничего не подписывать. Американский президент Гарри Трумэн и британский премьер Уинстон Черчилль предложили 8 мая в 9 часов утра одновременно объявить о капитуляции Германии. Сталин попросил союзников отложить на сутки объявление об окончании войны. Трумэн и Черчилль ответили, что удержать в тайне капитуляцию Германии невозможно.

Как и предполагал генерал Эйзенхауэр, Сталин счёл процедуру в Реймсе предварительной и потребовал устроить подписание акта о капитуляции по всей форме в Берлине. В Лондоне и Вашингтоне охотно согласились.

Теперь главную скрипку должен был играть представитель Красной армии, сломавшей хребет фашистской Германии. Маршал Жуков получил директиву из Москвы:

«Ставка Верховного Главнокомандования уполномочивает Вас ратифицировать протокол о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил».

Акт о капитуляции подписали маршал Жуков и представители американской, британской и французской армий. Немцев – генерал-фельдмаршала Кейтеля, генерал-полковника авиации Штумпфа и адмирала Фридебурга – доставили в Берлин британские офицеры. На сей раз акт подписали на трёх языках – русском, английском и немецком. Церемония закончилась, когда уже наступило 9 мая – в 0 часов 43 минуты. Торжественный приём продолжался до утра.

Текст акта почти не отличался от подписанного в Реймсе. Советские дипломаты внесли две поправки. Первая – немецкие части не только прекращают военные действия, но и разоружаются и передают всё оружие и военное имущество союзному командованию. Вторая – немцам запрещалось выводить из строя любое имущество вермахта, которое должно перейти к победителям.

9 мая в обращении Сталина к народу говорилось:

«7 мая был подписан в городе Реймсе предварительный протокол капитуляции. 8 мая представители немецкого главнокомандования в присутствии представителей Верховного Командования союзных войск и Верховного Главнокомандования советских войск подписали в Берлине окончательный акт о капитуляции, исполнение которого началось с 24 часов 8 мая.

Зная волчью повадку немецких заправил, считающих договора и соглашения пустой бумажкой, мы не имеем основания верить им на слово. Однако сегодня с утра немецкие войска во исполнение акта капитуляции стали в массовом порядке складывать оружие и сдаваться в плен нашим войскам. Это уже не бумажка. Это – действительная капитуляция…»

 

Место в истории

Генерала Суслопарова вызвали в Москву. Начальник Главного разведывательного управления генерал-лейтенант Иван Ильичёв приказал ему представить объяснительную записку на имя начальника генерального штаба.

Суслопаров написал, почему он поставил свою подпись, добавив вполне искренне:

«Полная и безоговорочная капитуляция немецких вооружённых сил означала полную победу нашей Красной армии и союзников над Германией и клала конец войне. Это вольно или невольно вскружило мне голову, так как такого именно конца войны ожидали не только мы, военные люди, но и всё прогрессивное человечество».

Сталин сказал, что лично к Суслопарову претензий нет. Но фактически на этом продвижение генерала по служебной лестнице остановилось. Его назначили начальником Высших курсов усовершенствования командного состава Советской армии. В 1955 году генерал-майора артиллерии Ивана Алексеевича Суслопарова отправили в запас по состоянию здоровья.

Подпись, которую генерал в мае 1945‑го поставил на акте о капитуляции германской армии, стоила ему карьеры, но навсегда сохранила его имя в истории…

 

В мире

Бывший комбриг ДНР предсказал возможное будущее непризнанных республик Донбасса
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью