Аргументы Недели Общество № 14(607) от 12.04.18 13+

Доктор в полёте

, 20:15

Доктор в полёте
Фото С. Мальгавко / ТАСС

Минздрав рассчитывает, что с 2019 г. санитарная авиация появится во всех регионах страны. Это большой оптимизм, поскольку сегодня медицинские вертолёты Ми‑8 есть в лишь в 34 российских регионах из 85. Но не стоит забывать, что ещё в 2016‑м санавиация в России была близка к полному развалу. А нынче на закупки для неё машин отечественного производства выделены 10 млрд рублей на три года. Специалистов смущает только одно: эффективность расходования средств. Вместо одного полёта санитарного вертолёта можно содержать фельдшерско-акушерский пункт целый месяц.

Встали на крыло

К 2016 г. в России насчитывалось всего 124 «вертушки», которые использовались санавиацией. Среди них лишь 51 борт был оснащён специальным медицинским оборудованием. Костяк авиапарка составляли Ми-2 и Ми-8 со средним возрастом 25 лет, а современными выглядели лишь два десятка закупленных в США и Европе «беллов» и «робинсонов», на которые приходилась тем не менее львиная доля вылетов на помощь людям. Чтобы было понятно: по количеству бортов мы в 2016 г. уступали советскому уровню 1940 г., когда в стране насчитывалось 76 станций «воздушной скорой помощи» по 3–4 машины на каждом. За 3 предвоенных года они налетали почти 24 тыс. часов, врачи санавиации провели одних только хирургических операций более 2, 5 тысячи. А в 1970-х санавиация совершала уже более 100 тыс. вылетов в год – сравните с 15 тыс. в 2012 году. Количество бортов также просело в 5–6 раз.

Не осталось и следа и от советской «равномерности». Например, в Архангельской области 56% экстренных больных эвакуируется в клинику авиатранспортом: в службе работает 21 бортврач, 4 бригады совершают до 450 вылетов. Но во многих регионах «санитарка» полностью исчезла. Если при СССР половину авиапарка составляли самолёты, то сегодня им элементарно некуда приземлиться, поскольку не стало малых аэродромов и аэропортов, коих в распоряжении малой авиации было более тысячи. Только вертолёты и спасают.

Про малую авиацию вспомнили, когда пришло время считать деньги. Человеческая жизнь у нас никогда не ценилась дорого, но вот, например, площадь лесных пожаров в 2009 г. выросла вдвое, в 2010‑м – ещё в 2, 4 раза. Ущерб оценили в 12 млрд рублей всего за несколько летних месяцев. Горели не только 6 млн га (3, 6% всех лесов страны), но и репутации ответственных чиновников: тушить можно только с воздуха – а нечем. Роль санитарной авиации тут вроде бы второстепенна, но для формирования программы её развития, похоже, сыграла роль анекдотичная история с уголовным делом против пилота ДОСААФ в Бурятии, который по договору с Облздравотделом возил в больницы рожениц и экстренных больных из медвежьих углов. Согласно Воздушному кодексу, права на такую деятельность он не имел. А по жизни – больше некому, и парню надо давать орден.

Президент Владимир Путин поручил правительству заняться развитием санитарной авиации ещё в 2013 году. Но только в 2016 г. президиум Совета по приоритетным проектам утвердил паспорт проекта для обеспечения экстренной медицинской помощи в труднодоступных районах (34 субъекта). Заказчиком выступил Минздрав, в целом в 2017–2020 гг. на проект выделяется 10, 2 млрд рублей. Предлагается развивать вертолётную санитарную авиацию, увеличив число вылетов в год с 17 до 26 тыс., для чего будут построены 34 вертолётные площадки. По словам главы Минздрава Вероники Скворцовой, вторым приоритетом станет повышение качества медпомощи в труднодоступных регионах, что должно «спасти не менее 6 тыс. жизней дополнительно». «Это 34 субъекта РФ, где более 8 миллионов человек проживает на существенном отдалении от региональных и межмуниципальных центров здравоохранения. Среди них около миллиона человек находится в зоне риска неполучения своевременной помощи», – пояснила министр.

В 2017 г. на развитие санавиации 34 регионам дали 3, 3 млрд рублей. Тем не менее на весь Южный федеральный округ приходится 3 санитарных вертолёта, на Центральный – 5, а на всю Сибирь приходится 29 вертолётов с красными крестами. В целом по России выходит 1 вертушка на 1, 2 млн человек.

Ещё есть такая тема – авиакеросин. Ведь не потому в 1990-е годы по всей стране исчезала санитарная авиация, что не на чем было летать. Не было денег на топливо! Нынче в Москве стоимость лётного часа доходит до 75 тыс. рублей.И не все регионы потянут такие цены. На один вертолёт «Ансат» в Вологодской области приходится 252 часа налёта в год, а в соседней Кировской – 48. Хотя кировчане сделали в 2017 г. 246 вылетов – вдвое больше, чем годом ранее.

 

Трудности перелёта

В январе 2018 г. пришли сообщения, что «Ростех» получил согласие Владимира Путина на создание единого оператора авиаработ для оказания скорой медицинской помощи. Но Минздраву он подчиняться не будет. Как вариант, может быть создано АО «Национальная служба санитарной авиации» – совместное предприятие госкорпорации и частника «Хели-драйв». Оно должно закупить у «Вертолётов России», входящих в тот же «Ростех», 104 вертолёта «Ансат» в медицинской комплектации. Кроме того, 46 Ми-8 будут оснащены медицинскими модулями. В перспективе предполагается создать точки базирования санитарных воздушных судов, сеть мобильных заправок и вертолётные площадки в более чем 1, 5 тыс. медучреждений.

Озвучены и затраты на проект – 30 млрд рублей. И тут возникают вопросы. Вертолётные площадки и заправки – это, конечно, полезно и современно. Но во многих из этих 1, 5 тыс. больниц в целях экономии закрывают родильные и хирургические отделения. И как отнесутся пациенты, что вместо анестезиолога в больницу возьмут заправщика вертолётов? В России наблюдаются анекдотичные примеры, когда к уже необитаемым деревням проводят первоклассные дороги и телефонные кабели, потому что уплачено. Не будет ли конфуза, если авиаторы в срок доставили пациента в больницу, а оперировать его некому?

Конечно, здорово, что родную санавиацию решили оснащать «Ансатами», производящимися «Казанским вертолётным заводом». Но сама схема – мутная. Никто не собирается дарить вертолёты медикам в регионах. Выбраны 34 субъекта. Для получения субсидии им необходимо иметь хотя бы один вертолёт, произведённый в России не ранее 1 января 2014 г., оснащённый медицинским модулем. Цена лёгкого двухдвигательного «Ансата» составляет 222 млн рублей – не все регионы потянут. Но можно взять машину в лизинг у государственного оператора за 2, 3 млн в месяц на 10 лет. В год выходит менее 30 млн, а субсидия Москвы в среднем – 100–200 млн рублей. Из казённых денег можно и полётные часы оплачивать. Но ведь цены и условия можно изменить «в рабочем порядке». Не выйдет ли в итоге питерская схема со «скорыми помощами», когда станции богатейшего субъекта не закупают машины, а по диким ценам берут их в лизинг у частного прокатчика, отбивающего каждую карету за 2 года?

В Кургане по этому поводу уже скандал: областной «Центр медицины катастроф», который является заказчиком санавиаработ, якобы спецом ограничил конкуренцию, действуя в интересах московской фирмы. Местный клуб ДОСААФ обратил внимание арбитражного суда: «В техзадании заказчик указал, что вертолёт должен иметь сдвижные двери по обоим бортам и полозковое шасси. Но это требование не имеет отношения ни к потребностям заказчика, ни к целям и задачам санитарной авиации». Теперь под задание подходит только «Ансат», имеющийся у москвичей, а местные Ми-8 – нет.

Деньги не то чтобы огромные, но солидные. Вот Пермский край объявил условия: за 3 месяца дежурства и 60 часов полёта регион готов заплатить 21, 9 млн рублей. Вертолёт должен базироваться не более чем в 20 км от краевой клинической больницы и быть готовым вылететь в 45 населённых пунктов Пермского края с 8 до 20 часов ежедневно. Вечером и ночью, похоже, спасать людей не предполагается. А за те деньги, которые заплатит край за 3 месяца, можно арендовать новый «Ансат» почти на целый год. Напомним, что в феврале «АН» рассказывали о печальной ситуации с финансированием больниц в Пермском крае: местный омбудсмен возмутился отсутствием стульчака в больничном туалете и использованием карт пациентов вместо бумаги. И вдруг – неслыханная щедрость.

Конечно, любую федеральную программу, как и обувь, нужно разносить. Отрадно, что казённые деньги вообще выделяются на спасение каких-то людишек из дальних деревень. В кои-то веки проект поможет встать на ноги и российскому производителю авиатехники: кстати, «Ансаты» всё активнее заказывают из Китая. Но не стоит забывать, что в России 10 тыс. сёл и деревень лишены доступа к медицинской помощи. И фельдшер на вертолёте – не замена фельдшеру в соседнем доме.

 

Экономика

Украина намерена полностью перейти на собственный газ

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью