//Общество 13+

Флора и фауна единственного в России островного региона уникальна

№ 8(601) от 1.03.18 [ «Аргументы Недели Сахалин»,, ]

Флора и фауна единственного в России островного региона уникальна

3 марта отмечается Все­мирный день дикой природы. Это сравнительно молодой праздник, который создан Организацией Объединенных Наций в 2013 году для повышения уровня осведомленности населения об опасностях, с которыми сталкивается фауна и флора планеты.

Реки и озёра

Природа островного края, среди которой мы живем, уникальна и тем более нуждается в защите. Сегодня гость нашей редакции – руководитель «Экологической вахты Сахалина» Дмитрий Лисицин, который рассказывает о природе Сахалина и Курил и необходимости её охраны.

­ Само по себе островное положение и ряд климатических факторов делают дикую природу Сахалинской области уникальной, ­ рассказывает Дмитрий Лисицын. – Любые крупные острова, особенно достаточно давно образовавшиеся, содержат много реликтовых животных и растений, там природа эволюционирует по своему собственному пути.

Одна из главных отличительных черт Сахалина – высочайшая плотность речной сети, она даже выше, чем на Камчатке. То есть у нас больше всего рек на квадратный километр, и все они нерестовые для тихоокеанского лосося. Почему так получилось? Потому что, во ­ первых, изрезанный рельеф, много сопок, во ­ вторых, влажный муссонный климат и, в ­ третьих, на Сахалине традиционно произрастает много темнохвойных лесов, а ель и пихта создают максимально благоприятный гидрологический режим для водотока.

У нас на Сахалине был открыт такой интересный эффект, который называется «туманная капель», значимый фактор наполнения рек водой. Когда образуется туман, то ветки и большое количество иголок конденсируют из тумана капли, которые потом скатываются в реки. Там же, где темнохвойного леса нет, туман просто рассеивается и уносится ветром, не переходя в жидкое состояние.

Затем в наших краях просто фантастическое сочетание таёжной и субтропической флоры. Ельники покрыты бамбуком, северные лиственницы увиты лианами, в России такое встречается только у нас.

Гуляющие  медведи

­ На Сахалине самая большая плотность обитания бурого медведя в России и самое близкое его соседство с человеком, ­ продолжает Дмитрий Васильевич. – Это своеобразие природы, я считаю, что ничего плохого здесь нет. Просто на Сахалине вопросы предотвращения конфликтов медведя с человеком нужно изучать в младших начальных классах школы. Если знать и соблюдать определённые правила, то опасность минимальна.

Многие считают, что участившиеся нападения медведей происходят из ­ за того, что медведей стало слишком много, но это не так. Их всегда было столько, и для Сахалина это нормально.  Просто у нас люди стали более мобильны, сейчас мало таких мест, куда им не возможно проникнуть с помощью техники. Рыбаки выходят на реки, как только они вскрываются из ­ подо льда, туда же идут и медведи, когда встают из берлоги. Хотя у них сохраняется ещё до 40 процентов жира, накопленного с осени. И этот запас позволяет им продержаться до начала хода рыбы. Весной мишка не голодный, он потихоньку поедает всякие корешки, молодую зелень и вполне нормально себя чувствует. Голодным он становится именно в начале хода горбуши.

К середине июля природа толкает хищника к тому, что надо переходить на серьёзные корма, которые обеспечат ему энергетический баланс, нужно накопить жир до будущей весны, а на траве его не накопишь. И в этот момент косолапые сильно тяготеют к нижним течениям рек, потому что рыба очень быстро расходится по руслу реки, поймать её тяжело, а вот ловить в узком месте, в устье, максимально легко. Поэтому медведи все стараются туда прийти, и, когда там находится народ, это вызывает столкновения людей и медведей, потому что человек занял их традиционные кормовые участки, причём самые важные.

И второй момент, вылов большого количества рыбы из рек, браконьерство, все это в совокупности привело к тому, что медведи ищут пищу там, где она есть. А это, как правило, город, дачные посёлки, приусадебные участки, где есть скот, разные скопления отходов, помойки.

Предок всех лососей

­ Как и практически в любом регионе, на Сахалине есть животные и растения, встречающиеся только здесь, ­ рассказывает Дмитрий Лисицын. – Например, сахалинский таймень. Это действительно уникальный реликтовый вид, самый древний представитель семейства лососевых. Сахалинский таймень может смело считаться предком всех лососевых рыб, он уцелел со времен динозавров, ему 40 миллионов лет! Это большая редкость в природе, когда вид сохраняется практически без изменений на протяжении такого длительного периода времени. Горбуша, кижуч, сима, кета, кунджа – это лососевые, которые появились значительно позже.

Вообще, разновидностей тайменя в мире довольно много, сахалинский отличается от всех остальных тем, что обитает как в пресной, так и в морской воде. В отличие от тихоокеанских лососей он может многократно выходить в море и возвращаться, он это делает каждый год. Это не так просто, потому что изменение солёности воды – большой стресс для рыбы. Тихоокеанские лососи, такие как горбуша, кета, возвращаясь обратно на нерест в реки, после этого умирают. То есть у них происходит перестройка всего организма, когда они из солёной воды переходят в пресную. Сахалинский же таймень способен это делать постоянно, в течение всей своей жизни.

Это настоящий тигр наших рек, мощный, сильный хищник, способный вырастать до полутора метров и весом более 60 кг. Важно отметить, что сейчас сахалинский таймень исчезает из нашей природы, его численность стремительно сокращается, и если не предпринять никаких мер, то через 15­20 лет он может исчезнуть совсем.

Можно отметить и то, что в связи с китобойным промыслом упала численность серых китов. В начале 90­х годов сахалинская популяция вообще считалась утраченной, потому что её истребляли на протяжении десятков лет, во времена СССР в магазине «Океан» продавалось китовое мясо и даже китовая колбаса. Сейчас китобойный промысел в России полностью запрещён. Его ведут только две страны, прикрываясь научными исследованиями, – Норвегия и Япония. У них китов тоже не много, но они считают потребление китового мяса частью национальной культуры.

Восстанавливать утраченное

Наряду с китовым мясом лежал на прилавках в советское время и трепанг, сейчас его найти трудно. В отличие от того же сахалинского тайменя этому виду исчезновение не грозит, но как биологический ресурс его пока не рассматривают. К промыслу трепанг запрещён, пока его численность не восстановят. Его ловят только браконьеры. Надо сказать, что морских браконьеров у нас пограничники в последнее время сильно поприжали. Если бы браконьерство продолжалось в том же объёме, что и раньше, то трепанг был бы в нелегальной продаже, так же как у нас до сих пор в продаже встречается таймень, хотя он занесён в Красную книгу, и за его оборот предусмотрена уголовная ответственность. То есть уголовным преступлением считается не только его поимка, но и хранение, продажа, покупка, перевозка и даже потребление мяса тайменя.

Ещё один редчайший вид сахалинских животных – это сахалинская кабарга, по некоторым данным, их осталось не больше тысячи особей. Её истребляли ради кабаржиной струи – это мускусная железа, которая очень ценится в восточной медицине, особенно в Южной Корее. На федеральном уровне принята специальная стратегия охраны сахалинской кабарги. Также охраняют, например, белого медведя, амурского тигра, тихоокеанского моржа и дальневосточного леопарда. А вот по степени изученности с леопардом и тигром на Сахалине может сравниться только синий кит.  Малочисленная популяция этого вида обитает на северо ­ восточном побережье Сахалина. И это как раз пример того, как довольно большие затраченные усилия и средства привели к сохранению вида. Да, группа малочисленная, но она устойчива и постепенно растёт, это хороший знак.

Вообще, всегда нужно искать баланс интересов экологических и экономических, людям нужно понять, что сама по себе экономика не принесёт благосостояния и улучшения жизни, если природа будет загублена.